Бабье царство: Дворянки и владение имуществом в России (1700—1861)

Маррезе Мишель Ламарш

Серия: Historia Rossica [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бабье царство: Дворянки и владение имуществом в России (1700—1861) (Маррезе Мишель)

Предисловие к русскому изданию

Появлением русского издания этой книги я обязана в первую очередь Нине Лужецкой — ее вдумчивому, безупречному переводу, ее доброй воле более года усердно трудиться над сагой имущественных прав русских дворянок. Я также весьма признательна Евгению Анисимову за поддержку этого труда и помощь, оказанную в публикации данного перевода. Моя искренняя благодарность — Татьяне Тульчинской, Евгению Рычаловскому и Михаилу Долбилову за дополнительное содействие в редактировании текста. И наконец, я хочу поблагодарить Джона Аккермана и Издательство Корнеллского университета (Cornell University Press) за разрешение издать мою книгу на русском языке.

ОТ АВТОРА

Настоящее исследование и создание книги стали возможными благодаря щедрой финансовой поддержке, советам и поощрению многих друзей и коллег. Фонд IREX обеспечил мне две длительные поездки в Россию, в 1992—1993 и 1997—1998 гг. Я особенно благодарна Совету по исследованиям в сфере социальных наук (Social Science Research Council) за стипендию на написание диссертации в 1993—1994 гг. и стипендию на написание книги по материалам диссертации в 1997—1998 гг. Наконец, благодаря исследовательской стипендии от Делаверского университета (General University Research Fellowship, University of Delaware) я целое лето занималась научной работой в Москве в 1996 г.

Моей работе во многом любезно содействовали российские архивисты. Я хотела бы выразить особую признательность сотрудникам Российского государственного архива древних актов в Москве. Здесь мне помогали в исследованиях Александр Гамаюнов и Инна Иванова, создавшие приятную рабочую атмосферу в течение тех долгих месяцев, что я там проработала. Евгений Рычаловский обратил мое внимание на фонды, оказавшиеся бесценными для моей работы. Виктор Беликов делился со мной составленными им описями и информацией о фондах, содержащих документы по земельным спорам. Я благодарна также сотрудникам Государственного исторического музея и Центрального исторического архива города Москвы. Бесчисленными часами плодотворной работы в Российском государственном историческом архиве я обязана Серафиме Игоревне Вареховой, Галине Алексеевне Ипполитовой и сотрудникам читального зала, делавшим все возможное, чтобы помочь моим исследованиям. Также заслуживают благодарности архивисты Твери, Владимира и Тамбова, которые помогли мне в короткий срок получить доступ к крайне необходимым документам.

На протяжении нескольких лет в мой проект вносили свой вклад многие коллеги. В первую очередь хочется выразить благодарность комитету по защите диссертаций Северо-Западного университета (Northwestern University). Своей вдумчивой критикой во многом улучшили качество этой работы Дж. Бушнелл, Д. Жоравски, С. Маза. Д. Жоравски, даже не являясь руководителем диссертации, в годы моего обучения в университете щедро уделял мне свое время, делясь обширными познаниями в области истории общественной мысли. Моя самая глубокая благодарность — Дж. Бушнеллу. Я сердечно признательна ему за неугасающий энтузиазм в отношении моего проекта и за готовность читать и обсуждать бесконечные черновые варианты каждой главы книги.

Совершенствованию и завершению этой работы способствовали и другие коллеги. Особой благодарности заслуживает Д. Кайзер, по крайней мере дважды прочитавший всю рукопись; его здравые советы принесли много пользы этой книге. Замечания X. Хугенбум во многом улучшили главу 6, а отзывы И. Левин и двух анонимных рецензентов «Russian Review» внесли важный вклад в главу 2. А. Клеймола, Б. Энгель, Дж. Александер, Э. Виртшафтер, К. Келли, Л. Хьюз и И. де Мадариага на протяжении моей работы над книгой читали различные ее части и высказывали свои замечания. За годы, проведенные в Делаверском университете, большую пользу моей работе принесли советы и поддержка П. Колчина и А. Бойлан. Я в особом долгу перед У. Вагнером и анонимным рецензентом Издательства Корнеллского университета (Cornell University Press) за необычайно внимательное прочтение моей рукописи и подробные отзывы. Их советы способствовали улучшению окончательного варианта. И наконец, но не в последнюю очередь, я благодарна Дж. Аккерману, директору Издательства Корнеллского университета, чей интерес к этой работе воодушевлял автора, и неутомимым редакторам, спасшим меня от многих ошибок, К. Аткинс и М. Бэбкок.

Глава 2 первоначально была опубликована в журнале «Russian Review» в июле 1999 г. Я приношу благодарность журналу за разрешение воспроизвести ее в этой книге.

В заключение отмечу, что я в неоплатном долгу перед Майклом Маррезе: он составил все статистические таблицы, полностью прочитал каждый вариант рукописи, высказывая острые замечания (которые сначала отвергались, но потом учитывались), во имя имущественных прав русских дворянок терпел мои долгие отлучки из дома и поддерживал все мои научные и прочие устремления.

* * *

Мне кажется, что это сплошь да рядом случается: женятся на деньгах, а деньги у жены.

Ф.М. Достоевский, «Идиот»

Она только тогда дышала свободно, когда была одна со своими счетами и хозяйственными предприятиями, когда никто не мешал ее деловым разговорам с бурмистрами, старостами, ключницами и т.д.

М.Е. Салтыков-Щедрин, «Господа Головлевы»

ВВЕДЕНИЕ

То, что говорят о русской дворянке художественная литература и исторические повествования, способно поставить в тупик, ибо в каждом сюжете героиня предстает одновременно и сильной и беспомощной, выступая в патриархальной семье то тираншей, то жертвой. Судя по историческим документам, роль женщины-дворянки в жизни русского общества попеременно то возрастала, то уменьшалась и, достигнув вершины в XVIII столетии, пошла на убыль после царствования Екатерины Великой. В русском романе XIX в. именно женщина с ее нравственным превосходством направляет слабого, беспомощного дворянина на борьбу с пороками крепостничества и самовластия. Однако ни в одном из этих повествований не объясняется, откуда появлялись такие незаурядные, властные и сильные женщины рядом со своими обыкновенными сестрами — робкими и бессильными и почему жизненный опыт русских женщин казался наблюдателям столь противоречивым.

В правовом статусе женщин в России тоже хватало несообразностей. Женщины всех сословий общества были обязаны жить со своими мужьями, причем не могли ни работать, ни путешествовать без их разрешения. Получить развод в православной церкви было практически невозможно, даже для тех жен, которые подвергались физическому насилию, а раздельное жительство супругов по решению суда вошло в обычай лишь в конце XIX в. И все же, хотя казалось, что женщины в русском обществе живут под более тяжким прессом мужской опеки, чем в Западной Европе, в России дворянки пользовались одной привилегией, совершенно неведомой европейским женщинам: начиная с середины XVIII в. замужние дворянки здесь могли владеть и распоряжаться имуществом независимо от своих мужей{1}.

Эта исключительная черта в остальном совершенно рабского правового положения женщин вызывала отклики со стороны иностранцев, бывавших в России в XIX в. Кроме того, она наталкивала ученых на множество гипотез и размышлений. Тем не менее никто не исследовал вопрос о том, какую роль играло владение имуществом в жизни русских дворянок. Многие историки не придавали значения праву русских женщин распоряжаться имуществом, считая его чисто формальным, и полагали, что в рамках патриархальной семьи женщина все равно не могла управлять тем, что ей принадлежит. По словам одной исследовательницы, в России «дворянки, в отличие от своих современниц в Западной Европе, имели право владеть и распоряжаться имуществом, но это право ничего не значило в обществе, где они по закону находились под отцовской опекой, а если выходили замуж, то под покровительством мужа, которого выбирал или одобрял отец»{2}. Существует и противоположная крайность, когда высказываются экстравагантные утверждения относительно тех вольностей, которыми будто бы пользовались русские дворянки в отличие от европейских{3}.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.