Парус и буря

Мина Ханна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Парус и буря (Мина Ханна)

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Человек не для того создан, чтобы терпеть поражения». Но и не для того, чтобы добиваться личного успеха за счет других. Потому, что «победитель не получает ничего». Эти слова в известной степени отражают философию и миропонимание Хемингуэя. В образах старого кубинского рыбака Сантьяго и его юного друга Маноло — героев повести-притчи «Старик и море» — отражены не только трагический взгляд писателя на удел человека, но и его вера в силу человеческого духа. Хемингуэй ставит вопросы о смысле жизни, преемственности поколений, солидарности людей труда, единства человека и природы.

Эти мысли возникают, когда читаешь романы сирийского писателя Ханны Мины «Парус и буря» и «Судьба моряка».

Разумеется, мы вовсе не намерены сравнивать мастерство, темперамент и жизненный опыт этих писателей. Но характеры, поступки, судьбы их героев во многом сходны. Недаром же известный ливанский писатель и издатель Сухейл Идрис в послесловии к бейрутскому изданию «Судьбы моряка» предсказывал, что критики, анализируя это уникальное, как он выразился, произведение, непременно сопоставят его с повестью «Старик и море». А почему бы нам не отметить и некоторые ассоциации с морскими рассказами Джека Лондона, которые рисуют сильного, волевого героя, вступающего в единоборство с суровой природой и носителями зла? Или даже с романом Германа Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит», в философской концепции которого зло вечно и неистребимо, но столь же неистребима и страсть человека вступить в поединок со злом и стремление его уничтожить?

Ныне в Сирии существует большая группа писателей-реалистов, книги которых пользуются признанием читателей и критиков не только на родине, но и в других арабских странах. К их числу относятся, например, Салих Дихни, Фарис Зурзур, Набиль Сулейман, избравшие главной темой своих произведений проблемы сирийской деревни; Камар Килани, Абдессалям Уджейли, Закариа Тамер, Ахмед Юсеф, посвятившие свое творчество социальным проблемам города и темам национально-освободительной борьбы арабов, и многие другие.

Почетное место в этом ряду принадлежит Ханне Мине. Оценивая его творчество, сирийский исследователь арабских литератур Фейсал Саммак назвал его «самым крупным из писателей, стоящих на позициях социалистического реализма». Допускаю, что в столь высокой оценке возможна некоторая натяжка, но одно не вызывает сомнений: Ханна Мина не просто перенял реалистические традиции сирийской прозы — он развивает их дальше.

Патриотические мотивы, призывы к борьбе с иноземными угнетателями звучали в творчестве многих поколений сирийских писателей. Еще с середины XIX столетия, когда после культурного застоя в условиях четырехвекового турецкого владычества наступил период так называемого арабского возрождения, сирийские просветители стремились возродить великое наследие арабской культуры и сделать его достоянием широких народных масс. Борьба против феодальных традиций и политического гнета в Сирии способствовала развитию публицистического жанра в литературе. Художественная проза в Сирии не была достаточно развита, а поэзия продолжала сохранять традиционные формы и каноны. После первой мировой войны, с развитием национально-освободительного движения, в Сирии появились новые литературные силы. Молодые литераторы сделали достоянием народа не только новые темы и идеи, но и новые жанры: рассказ, повесть, роман.

После поражения народного восстания (1925–1927), подавлению которого отчасти способствовало предательство некоторых буржуазных политических деятелей, а также под влиянием упадочнической литературы Запада в среде сирийской интеллигенции наступило разочарование. Многие писатели впадают в мистику, проповедуют полный отход от политической жизни.

Однако реалистическое направление в сирийской литературе не умерло. В 1937 году в Дамаске начал выходить литературно-общественный журнал «Ат-Талиа» («Авангард»), объединивший большую группу представителей передовой интеллигенции. Широкую популярность приобрел возникший в 1941 году в Ливане журнал «Ат-Тарик»(«Путь») — орган Лиги борьбы с фашизмом и нацизмом. В нем сотрудничали писатели Сирии и других арабских стран. Оба журнала нередко печатали переводы произведений русских и советских писателей: Пушкина, Л. Толстого, Чехова, Горького, Маяковского, Шолохова, Леонова, Тихонова.

Свою творческую деятельность Ханна Мина начал после второй мировой войны. В 1945 году он опубликовал рассказ «Продается ребенок», а в 1954 году — повесть «Синие лампы» (переведена на русский язык и вышла в Детгизе в 1958 году), рассказывающие о быте и нравах обитателей бедных городских окраин. После этого вышли романы «Парус и буря» (перевод его вышел в издательстве «Прогресс» в 1971 году), «Снег идет за окном», «Солнце в пасмурный день», «Якорь», «Обрывки картин», «Болото». Включенный в данный однотомник роман «Судьба моряка» можно считать продолжением темы, поднятой в романе «Парус и буря». Впоследствии теме борьбы и жизни тружеников моря были посвящены также романы «Грот-мачта» и «Дальняя гавань».

Ханна Мина рисует своих героев так, как если бы он был знаком с ними лично, и это не удивляет тех, кто знает его биографию.

Родился он в 1924 году в бедной семье. Рано начал трудовую жизнь. Был подсобным рабочим в бакалейной лавке, помощником аптекаря, учеником парикмахера. В 1939 году семья Мины поселилась в приморском городе Латакии, где он позднее открыл собственную парикмахерскую. Его клиентами были портовые рабочие, заезжие крестьяне, рыбаки. Они рассказывали ему о своей жизни, делились горестями и радостями.

В 1946 году, когда в стране развернулось движение за вывод иностранных войск с территории Сирии, Ханна Мина участвовал в демонстрациях, направленных против французских оккупантов, за что был брошен в тюрьму. Впоследствии Мина писал: «Тюрьма была моим первым учителем. Находясь там, я понял силу печатного слова». Выйдя на свободу, он опубликовал несколько рассказов в газетах и журналах. Рассказы принесли автору признание среди простых людей Сирии, сразу разглядевших в молодом писателе выразителя их мыслей и надежд.

Большое влияние на творчество Ханны Мины, по его собственному свидетельству, оказало знакомство с русской классической литературой, и особенно с произведениями Горького. «Придя к реализму, — сказал он в беседе с советским критиком В. Оскоцким, — мы поняли величие русской классики, творчества выдающихся советских писателей. И решающее значение принадлежало тут Горькому. Между различными издательствами началось буквально соревнование за перевод лучших писателей-реалистов в мировой литературе» [1] .

В повести «Синие лампы» писатель обобщает свои наблюдения, накопленные в условиях феодальной, подвластной французским колонизаторам, Сирии. Главный герой этого произведения (действие его происходит в начале второй мировой войны) — юноша по имени Фарис, образ которого автор рисует с особенной любовью, — рано осознает социальную несправедливость. Поэтому он и принимает участие в стихийном голодном бунте и попадает за это в тюрьму.

Роман «Парус и буря», предлагаемый вниманию читателей, — крупный шаг вперед в развитии писательского дарования Ханны Мины и значительное событие в истории сирийской литературы. Роман этот, как и повесть «Синие лампы», посвящен событиям периода второй мировой войны. Но если в повести герой довольно упрощенно представляет себе противоборствующие силы добра и зла, то в романе сирийская действительность тех лет раскрывается во всей сложности и противоречивости.

В самом деле, Сирия переживала тогда весьма трудный период. Освобождение от турецкого господства, пришедшее после первой мировой войны, не привело к созданию единого независимого сирийского государства, так как турецких угнетателей сменили французские колонизаторы, превратившие страну в свою подмандатную территорию. Впоследствии, под давлением национально-освободительного движения, правительство Франции пошло на некоторое смягчение оккупационного режима и даже обещало признать независимость страны, но в канун второй мировой войны, воспользовавшись международной напряженностью, отменило все свои «уступки» и обещания и, более того, установило в стране военную диктатуру. Большую помощь французским властям оказывала феодальная сирийская знать, получившая из рук оккупантов значительную часть земель и административные посты в местных органах управления. В свою очередь германские и итальянские фашисты стремились использовать арабское национальное движение, еще более разжигая ненависть сирийцев к Франции. Некоторые крайне националистические партии фактически являлись агентурой фашистов, хотя и прикрывались патриотическими лозунгами.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.