Из Орловской губернии

Якушкин Павел Иванович

Серия: Путевые письма [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Орелъ, 30-го марта, 1861 г.

Городъ Орелъ, какъ извстно, построенъ очень недавно. Не свряясь съ лтописями, — да это и не подходитъ къ моей задач, - я разскажу исторію юрода Орла по здшнимъ изустнымъ сказаніямъ; впрочемъ, у васъ есть подъ руками «Исторія города Орла», написанная здшнимъ мщаниномъ Дмитріемъ Ивановичемъ Басовымъ въ 1837 году, а какъ она составлена тоже по изустнымъ преданіямъ, то я буду пользоваться и этою «исторіею».

По преданіямъ, до временъ Ивана Грознаго за литовскими набгами, до самой Орлы (Орешка), никакихъ поселеній не было; а какъ Грозный сталъ строить много городовъ, то по благословенію московскаго митрополита Макарія Богослова, въ 1565 году былъ построенъ и Орелъ. Говорятъ, что при впаденіи рки Орлика въ Оку, на правомъ берегу Орлика, гд теперь стоитъ церковь Богоявленія, росъ большой дубъ, а на томъ дуб водились Орлы; поэтому рка назвалась Орлой, а городъ Орломъ. Едва городъ сталъ населяться, какъ наступили смуты: явились самозванцы. Въ исторіи Басова объ этомъ времени тамъ сказано: «Грхъ ради нашихъ, по напущенію Божію, былъ гладъ въ Россіи три лта; въ то время появился и польскомъ королевств самозванецъ, по имени Гришка Отрепьевъ, назвался царевичемъ Дмитріемъ, и обольстилъ короля и вельможъ, которые ему, Отрепьеву, и поврили, и далъ ему король войска…»

Самозванецъ Гришка Отрепьевъ или Гришка-Разстрижка, какъ зоветъ его народъ, съ королевскимъ войскомъ пошелъ на Москву и въ Брянск былъ встрченъ царскимъ войскомъ; но царское войско, вмсто отпора, цловало крестъ Гришк-Разстрижк. И стало у Разстрижки много войска: вс войска съ двухъ царствъ — со всего царства русскаго и со всего королевства польскаго. Сталъ Гришха-Разстрижка въ Брянск и послалъ, намъ и заправскіе царскіе указы и въ Москву, и въ Тулу, и въ Рязань, и въ Калугу, и въ Орловское Городище; а указъ написанъ такой: «вс знай: я Гришка-Разстрижка — царевичъ Дмитрій, а Борисъ Годуновъ, всхъ бояръ, народъ надулъ! Онъ самозванецъ, а я настоящій царь», и вс города во всей Россіи цловали Разстрижк крестъ; только одинъ городъ — Орловское городище, не сталъ цловать ежу креста: для того, — царскій братъ родной Иванъ едоровичъ Годуновъ былъ здсь воеводою; онъ и укрпилъ народъ здшній своему брату царю Борису Годунову. Тогда Гришка со всми своими поляками бросился на Орелъ и всхъ гражданъ казнилъ и перевшалъ, а которые остались въ живыхъ, тхъ разослалъ по разнымъ городамъ [1] .

Посл того Гришка пошелъ на Москву; на Москв сперва-наперво онъ всхъ прельстилъ; ну, да скоро дознались до подлиннаго, что Разстрижка точно Разстрижка, а не Дмитрій царевичъ; какъ скоро признали его Гришкой-Разстрижкой, такъ и убили его шельмеца, какъ собаку.

Убили Гришку, проявился другой самозванецъ, Петрушка [2] Болотниковъ; этотъ Петрушка Болотниковъ собралъ шайку бродягъ, всякой сволочи, къ нему пристали и бояре… только не вс, а много таки бояръ пристало; тогда Петрушка Болотниковъ бросился на Орелъ, и сталъ изъ Орла указы посылать; а когда же стали тхъ указовъ слушать, онъ перешелъ въ Калугу, гд и убіенъ бысть, и вся та сволочь, татары, какіе съ нимъ были, крымскіе, ногайскіе, бросились по разнымъ городамъ и стали города жечь, и Орелъ городъ весь выжгли до послдняго двора.

Посл всего этого, выбранъ былъ царемъ на русское царство Михайло едоровичъ Романовъ; а поляковъ изъ Москвы выгонять стаи, т бросились къ Орлу и остановились по рк Орлиц, на Царскомъ Броду; тогда царь Михайло послалъ на нихъ князя Пожарскаго и гражданина Минина, которые ихъ выбили на кромскую дорогу, а потомъ послали ихъ къ Ок. Поляки отошли къ тому мсту, гд рка Цанъ впадаетъ въ Оку, верстъ за 10 отъ Орла, и построили себ городокъ; этотъ городокъ и теперь виденъ, прозывается онъ Лисовскимъ курганомъ; ну, только князь Пожарскій и оттуда ихъ выгналъ и они бросились къ Кромамъ. Тамъ ихъ отбилъ воевода и въ Кромы не пустилъ; поляки — къ Болхову, и такъ ихъ дло не подошло; они побжали къ городу Блеву, такъ съ князь Пожарскій и гражданинъ Мининъ и поршили!

Когда поляковъ не стало, народъ весь усмирился; царь Михайло, благословясь у своего роднаго батюшки Филарета Никитича, патріарха московскаго, приказалъ срубить въ пажить убіенныхъ деревянную церковь во имя Введенія Божіей матери [3] , и въ 1636 году срубили церковь уже на лвомъ берегу Орлика и стали опять строить городъ; сперва, говорятъ, было только пять дворцовъ [4] , и вс пять избушекъ стояли лицомъ къ рк Орлику, а на старомъ мст были огороды и виднлись кое-гд отъ стараго города развалины.

Городъ сталъ строиться на правомъ берегу Орлика; съ полверсты выше стараго мста были построены воеводскія палаты и соборная церковь; на правомъ берегу Оки почти не было строеній, и въ конц Ильинки [5] или на Новосельской улиц стоялъ глаголь (Г), на этомъ глагол людей вшали; на этомъ мст въ настоящее время, какъ говорятъ, 3-й части съзжій домъ стоитъ и питейная контора; но только или было нсколько глаголей, или онъ переносился на разныя мста; такъ, Басову разсказывала старуха, что «житель города Орла Иванъ едоровичъ, за разные его нехорошіе поступки и за бродяжничество, и тутъ же за воровство, быль повшенъ на глагол; глаголъ стоялъ за Орликомъ (на лвомъ берегу Орлика), гд теперь старый Окуловъ домъ.»

— Мы стояли, говорила старуха:- съ этой стороны (на правой) у самаго берега и все было видно; да и тнь-то въ вод видна была; все было видно: какъ рвался то, какъ метался, какъ кричалъ… а повсили его за ребра.

— А давно это было?

— А какъ придти Пугачеву, передъ тмъ временемъ: передъ самой пугачевщяной; тогда за царя была у насъ царица Катерина Алексевна. Еще должно сказать, что около Никитской церкви, среди лсу, стоялъ убогій домъ, куда зимой сносили мертвыхъ изъ бдныхъ семействъ, гд они лежали до вторника оминой недли; въ этотъ день сходился народъ изъ города и изъ деревни, торжественно хоронилъ всхъ, и въ этотъ день, по разсказамъ стариковъ, бывала значительная ярмарка.

О постройкахъ церквей, часовенъ, воеводскихъ домовъ, я говорятъ не буду; я думаю для читателей, незнающихъ положенія Орла, это незанимательно; да и для самихъ жителей орловскихъ это описаніе лишено-бы было большей части интереса, такъ какъ ныншній Орелъ по плану произведенъ, вс улицы перемнились, зданія, церкви перенесены на другія мста, и на бывшій, только что рождавшійся Орелъ, совсмъ не походитъ, а потому я разскажу нсколько историческихъ воспоминаній города Орла.

Изъ историческихъ лицъ здсь боле всхъ помнятъ Петра Перваго, разсказываютъ, что онъ прозжалъ черезъ Орелъ; черезъ Оку его перевозили на паром (тогда моста на Ок во все лто не строили).

Сперва перевозили самого императора, а такъ похали за его бричкой что ли, коляской ли, — не знаю, какъ назвать, такъ говорилъ мн батюшка; бричечка безъ рессоръ, говорилъ мн одинъ старикъ. Пока привезли царскую коляску съ того берега, царь стоялъ на этомъ берегу, и царю поднесли вмсто хлба-соли — блюдо малины; и стоялъ онъ на берегу, говорятъ, такой суровый, строгій.

Замчательно, что Петръ Первый здшнимъ народомъ прилагается, часто вовсе не къ мсту, ко многимъ пснямъ, даже и не историческимъ; такъ въ псн о смерти генерала здсь поютъ:

Царя Благо гусары Петра Перваго…

Или про татарскій полонъ:

Отпусти меня На святую Русь, Въ свою сторону, Къ императору Къ Петру Первому.

Собственно же псенъ, относящихся къ Петру Первому, ни въ Орл, ни въ Орловской губерніи, я не слыхалъ ни одной, хотя и помнятъ его; такъ, о вышеописанномъ прозд его черезъ Орелъ разсказываютъ, что Петръ халъ на Преславное Полтавское сраженіе; основаніе Пушкарской и Стрлецкой слободъ также приписываютъ (что и достоврно) петровскимъ преобразованіямъ, впрочемъ мало уважая эти преобразованія. Разсказываютъ, что пушкари московскіе забунтовали противъ Петра, Петръ и веллъ ихъ переселить по разнымъ городамъ; которыхъ прислали въ Орелъ, тхъ поселили особой слободой, и стала та слобода прозываться Пушкарской; посл дознался Петръ, что съ пушкарями вмст за одно были и стрльцы; онъ и стрльцовъ разбилъ по разнымъ тоже городамъ; переселенные въ Орелъ — поставили подъ Орломъ Стрлецкую слободу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.