Из Псковской губернии

Якушкин Павел Иванович

Серия: Путевые письма [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

15 Августа 1859 г.

Я пріхалъ въ Псковъ рано поутру 10 Августа, и, немного отдохнувъ, пошелъ ходить по городу. Псковъ не великъ, но какъ-то правильно и красиво стоитъ на холмахъ. Благодаря тому, что этотъ городъ въ сторон, онъ и не тронутъ: улицы небольшія и идутъ какъ-то причудливо, то повернутъ вправо, потомъ влво, то раздлится иная на дв. Церкви большею частію очень маленькія и довольно старинныя. Я входилъ въ нкоторыя, однакожъ не видалъ, можетъ быть и случайно, старыхъ иконъ; т же, на которыя мн указывали, какъ на старинныя, сильно подновлены и — къ сожалнію — довольно неискусно; но я увренъ, что Подключникову была бы здсь работа. Подойдя къ Кремлю, стны котораго почти разрушены, встртилъ я стараго дьячка, пригласившаго меня въ соборъ, который въ настоящее время блятъ и поновляютъ въ немъ иконы. Въ этомъ собор почиваютъ мощи святыхъ князей Гавріила-Всеволода и Довмонта и Христа-ради-юродиваго Николы. Провожатый показывалъ мечи св. князей: Довмонта небольшой, а Гавріила-Всеволода длинный съ гербомъ и надписью на рукоятк: honorem meum nemini dabo (чести своей никому не отдамъ). Къ намъ подошли еще два дьячка и мы цлой толпой пошли въ склепъ, гд похоронены какія-то княжескія дти и 5 епископовъ. Первый изъ похороненныхъ здсь епископовъ Симонъ, умершій въ 1755 году, очень уважаемъ здшними жителями: многіе приходятъ къ нему съ молитвою и получаютъ, говорятъ, облегченіе. Отсюда я полезъ наверхъ; и когда подошелъ подъ самую крышу, мн предлагали взойти на нее, но я отказался и довольствовался видомъ изъ окна. Видъ оттуда великолпный: подъ самыми ногами рка Великая, которая, извиваясь, показывается въ нсколькихъ мстахъ, вдали чуть виднется Талабское озеро; по ту сторону, какъ разъ напротивъ, какая-то деревенька, а немного поправй стоитъ очень уединенно женскій монастырь; и все это на совершенно ровномъ мст, такъ-что и конца не видно! —

— «Этотъ соборъ строенъ царемъ Петромь 1-мъ» сказалъ мн проводникъ, выходя изъ церкви: «а когда освщали этотъ соборъ, самъ царь пріхалъ на освященіе, и самъ апостола читалъ.»

Потомъ показывали мн какіе-то покои: маленькій одноэтажный каменный домъ, построенный на мст сломанной для этого церкви.

Возвратясь изъ собора, я подговорилъ плыть съ собою здшняго мщанина Алекся едоровича Полякова: онъ досталъ челнокъ и мы отправились съ нимъ на веслахъ, внизъ по Великой. Едва успли мы отплыть съ версту, нагнали будару.

— Бударка-то порозня, сказалъ Алексй едоровичъ, такъ мы свою лодочку привяжемъ къ бударк, намъ и полегче будетъ.

— Будару тянутъ бичевой, такъ намъ, и не позволятъ привязать, замтилъ я ему.

Нашъ корабль не большой, тяготы не сдлаетъ, отвчалъ онъ; да къ тому же мн вс тутъ знакомы: лтъ какихъ сорокъ, слишкомъ, бгалъ на своей ладейк со Опскова на Юрьевъ; теперь только сталъ старъ, такъ этимъ лтомъ и продалъ свою будару, да скучно — куплю осенью: осенью ладьи дешевы, а весной ранней можно большія деньги заработать.

Мы повернули къ плывшей будар, и въ-самомъ дл Алек. ед. былъ знакомъ съ хозяиномъ этой будары.

— «Иванъ Ивановичъ, ты? спросилъ онъ, привязывая свою лодку къ будар около руля.

— А! Алексй едоровичъ! куда Богъ несетъ? отвчалъ тотъ, приподнявъ шапку.

— Вотъ съ добрымъ человкомъ по Талабску озеру покататься хотимъ.

— Доброе дло, доброе дло! проговорилъ онъ и заплъ довольно нескладно:

„Младъ чиновникъ возвращался Къ отцу, къ матери домой.“

— Малый молодой, а ловкій, сказалъ мн Алек. едор: и богатый, какихъ нибудь отъ роду лтъ 30, а свою будару справилъ: тысячу восемьсотъ заплатилъ.

— Серебромъ? спросилъ я.

— Да, серебромъ…… Да ты посмотри какая бударина-то: такъ скажешь, что дешево.

— А можно взлзть на будару?

— Отчего же? Можно….. Эй, Иванъ Иванычь! крикнулъ онъ: человкъ хочетъ на будару къ теб лзть!

— Милости просимъ, милости просимъ! отвчалъ хозяинъ будары.

Я довольно неловко ползъ на будару: нашъ челнокъ вертлся при малйшемъ движеніи; а надо было стать на край челнока, потомъ перепрыгнуть четверти на три, или на цлый аршинъ вверхъ на лсенку, и посл по лсенк, совершенно прямо стоящей, перебраться еще аршина на 3 вверхъ, наконецъ, ухватившись за край (бортъ) будары, переползти въ будару. Процедура этой лазни доставила не мало добродушнаго смха, какъ Ивану Ивановичу, такъ и моему доброму Алексю едоровичу. Кончилось однако все благополучно и я былъ въ будар.

— Не знаю, какъ тебя по имени-отчеству величать, — проговорилъ, смясь, мой новый хозяинъ, — а лазить ты не большой мастакъ!

— Да вотъ какъ видишь….. отвчалъ я, едва переводя духъ.

Кое-какъ перелзъ я на палубу и слъ на парусъ, свернутый копной впереди мачты.

— Ты изъ коихъ мстъ? спросилъ меня хозяинъ, оставаясь около руля.

Я ему сказалъ.

— Тяни! крикнулъ хозяинъ двумъ работникамъ, тянувшимъ бечеву.

— Куда идешь? спросилъ я, когда Иванъ Иванычъ, поработавъ рулемъ, успокоился.

— А въ Устье-погостъ, въ Назимовское село, коли знаешь, отвчалъ тотъ: купилъ лебастръ въ деревн Дубник близъ Изборска, да купилъ-то я за дешево….. лебастръ былъ копйки по 3 пудъ, а много-много три съ половиной; только прослышалъ я, чтовъ Питер купецъ откупаетъ весь лебастръ въ нашемъ краю; хочетъ, знаешь, добрый человкъ, цну поднять….. Я и купи 16,000 пудовъ по 4 к. Купецъ сталъ давать всмъ, кто только ломаетъ, по 6 коп., а то и по 7 за пудъ: мои-то мужики, наламамши мн лебастру, передали тому купцу — а я, пріхамши грузить — да и стой! Я къ окружному въ Опсковъ, говорю такъ и такъ: не погуби; моя благодарность сколько силъ хватитъ….. — „Мн, говоритъ, твоя благодарность не нужна; объ этомъ и не помысли, а что надо по закону — сдлаю.“ Сейчасъ послалъ за мужикомъ; тотъ было туда-сюда, да какъ зуботычинъ сколько скушалъ — признался! — „Ну, говоритъ окружный: хочешь: лебастръ давай, хочешь — 700 руб. штрафу; а не хочешь: все продамъ, а удовлетворю: все продамъ, а взыщу — впередъ не мошенничай! Вотъ теб сроку до завтра!“ А мужикъ-то тышчникъ [1] — думалъ-думалъ — взялся доставить лебастру — А лебастръ нын въ цн: въ Лифляндіи много берутъ для земли: вздымаетъ — позему класть не надобно!»

— А тамъ почемъ? спросилъ я.

— Что Богъ дастъ!

Посл я спросилъ у Алекся едоровича о Лифляндскихъ цнахъ на алебастръ.

— Да хозяинъ за провозъ беретъ 5 к. съ пуда, о свой товаръ лучше; ты и считай!

Наконецъ мы пріхали въ Устье; работники перешли на ладью, бросили якорь, закинули канатъ на берегъ, и вс пошли въ шакшу (каюту) съ кафельной печью около руля, куда пришелъ и мой ддъ Алексй едоровичь.

— Хозяина надо поподчивать было чаемъ, да ребята будутъ обижаться: они чаю не любятъ, а къ водк привычны; такъ какъ скажешь, Павелъ Ивановичь? и не дожидаясь моего отвта, ддъ приказалъ одному работнику Ивану грть чайникъ, другова Лёву послалъ за штофомъ, а мы перебрались въ хозяйскую шакшу (безъ печи) на носъ.

Напившись чаю, поужинавъ ухой, мы легли спать.

Часовъ въ 6 поутру мой ддъ разбудилъ меня: — чай готовъ.

Втроемъ: хозяинъ будары, Алексй едоровичь и я въ хозяйской сли за чай.

— «Ты думаешь легкое дло ладьей править», сталъ мн говорить Алексй едоровичь: «дло трудное: будара по дну 12 саженъ, и отъ носу до кормы — 14, а по бокамъ такъ 17, да отъ краю до днища дв сажени печатныхъ; такъ стало въ вод-то она сидитъ, при полномь груз, 8 пядъ, 2 аршина значитъ: такъ хозяинъ должонъ знать, гд ходъ въ рк, трахтъ то-есть, — а то и немного сопцемъ (рулемъ) свихнешься, ладь мало-мало пристать надо….. здсь въ рк дно мягкое….. пристань будара ко дну — часа 4 провозишься, а то и сутки промаешься, пока судно назадъ стянешь…. а тамъ глядишь повтрь (попутный втеръ) пройдетъ….. такъ ты сколько простоишь: противъ втеръ пойдетъ, судамъ ходу нтъ: ты и стой! Мн разъ пришлось на самомъ этомъ мст девять денъ простоять, да и не по своей вин, а такъ, отъ сердца… У насъ, знаешь, парусъ круглый въ 12 саженъ [2] такъ длается: къ нижней раин [3] по концамъ пристегнутъ, а къ верхней, въ частую — такъ четверти на дв привязка отъ привязки….. привяжутъ, да и вздынутъ на гаршій [4] на самый верхъ на стыръ (мачту); такъ при втр сила большая: небывалому и несправиться. Такъ ду я въ прошломъ — нтъ въ запрошломъ году — объ эту пору ду я въ Юрьевъ и вотъ въ самой Головы [5] попадается мн Ванька Сутугинъ, изъ нашихъ же — сопцемъ угодилъ не туда, да и заслъ! Знамое дло, не оставить человка въ напасти… а повтрь, повтрь — душа картитъ (болитъ), что не выхалъ! Провозился я съ Ванькой часа 4, повтрь и прошла, и простоялъ я 9 суточекъ, ровно 9 сутокъ. А работникамъ ты все-таки плати.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.