Остров Эпиорниса (Без указания переводчика)

Уэллс Герберт Джордж

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Уэллс Герберт Джордж   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Остров Эпиорниса (Без указания переводчика) ( Уэллс Герберт Джордж)Рассказ Уэльса.

Человек со шрамом на лице нагнулся над столом и, глядя на связку моих цветов, спросил:

— Орхидеи?

— Мало, — ответил я.

— Cypripedium, — сказал он.

— По большей части.

— Что-нибудь новое? Не думаю. Я был на этих островах лет двадцать пять, двадцать семь назад. Если вы нашли здесь что-либо новое, — вас можно поздравить. Немного осталось здесь другим коллекторам после меня.

— Я не коллектор, — сказал я.

— Я был тогда молод, — продолжал он. — Боже, куда только меня не заносило. Я прожил в Ост-Индии два года, в Бразилии — семь лет. Теперь еду на Мадагаскар.

— Я знаю кой-кого из исследователей, — сказал я, предчувствуя длинную историю. — Для кого вы собираете?

— Даусонам. Не думаю, чтобы вы когда-либо слышали о Бетчере?

— Бетчер, Бетчер? — Это имя положительно казалось мне знакомым; вдруг мне припомнился один очень интересный судебный процесс.

— Как! — воскликнул я. — Это вы и судились с ними, требуя за четыре года жалованье. Вы были заброшены на пустынный остров…

— Ваш слуга, — сказал человек со шрамом, кланяясь. — Забавный случай, не правда ли? Да, это был я. Не шевельнув пальцем, я составил себе на том острове маленькое состояние, а Даусоны даже не могут и упрекнуть меня. Я частенько об этом размышлял, сидя там, на острове, и, право, забавлялся. От скуки я даже занялся вычислениями, чуть не весь стол покрыл результатами их в виде громадных цифр, сделанных из мозаики.

— Однако же, как это все случилось? — спросил я. — Я что-то не помню!

— Гм… Слышали вы об Эпиорнисе?

— Слышал мельком. Андрюс говорил мне о новом роде, над которым он работал месяц назад, или около того. Как раз перед самым моим отъездом. Кажется, они нашли берцовую кость, чуть ли не в целый ярд длиною. Должно быть чудовище было!

— Я думаю, — сказал человек со шрамом, — не должно быть, а поистине это было чудовище. Птица Рок Слибода, вероятно, не что иное, как сколок с него. А, не знаете, когда они нашли эти кости?

— Года три или четыре назад — в 1891 г., я думаю. А что?

— Что! А то, что кости эти найдены ведь мною. О, Боже, ведь это случилось около 25 лет назад. Если бы Даусоны не были так глупы с этим несчастным жалованьем, они уж давно сделали бы хорошее дельце… Я, видите, не мог справиться с этой проклятой лодкой, которую тащило течением.

Помолчав, он продолжал:

— Полагаю, что это то самое место. Что-то вроде болота, миль около 90 к северу от Антананаривы. Быть может, вы даже знаете? Туда можно попасть, проехав вдоль берега на лодке. Вы не припоминаете?

— Не помню, но, кажется, Андрюс упоминал о болоте.

— Должно быть, то самое. Оно на восточном берегу. В воде есть что-то такое, знаете, что предохраняет от гниения. Пахнет в роде креозота. Мне так и вспоминается Тринидид. А что, нашли они там яйца? Некоторые из тех, что нашел я, имели 1 Ґ фута длины. Болото, знаете, закругляется, и один угол его совсем отделился от остального болота полосою наносного грунта и содержит особенно много соли. Да… И было тогда времячко! Кости эти я нашел совершенно случайно. Мы поехали за яйцами — я и еще двое туземных парней, на лодке, знаете: на одной из этих странных лодок, которые там в употреблении; вот тогда-то мы и нашли кости. С собою у нас было провизии на четыре дня и палатка, которую мы, как только приехали, раскинули в безопасном месте, недалеко от берега. Как вспомнишь об этом, так вот и слышится странный смолистый запах. Курьезная, знаете, работа. Идешь и щупаешь грязь железным прутом, пока не попадешь на яйца и не разобьешь одного из них. А любопытно, как давно жили эти Эпиорнисы? Миссионеры говорят, что у туземцев есть предание о тех временах, но лично я никогда не слышал ни о чем подобном [2] .

Тем не менее, те яйца, которые мы нашли, были так свежи, как будто только что снесенные. Свежехоньки! Неся к лодке, негр уронил яйцо, и оно разбилось о камень. Как я отделал негодяя! Яйцо, говорю вам, было свежее, как только что положенное, а ведь, птица, которая снесла его, жила, быть может, лет четыреста тому назад. Негодяй оправдывался тем, что его укусила стоножка. Ну, да я не посмотрел на это. Целый день мы потратили на копанье в грязи, чтобы достать эти яйца в целости; мы были с головы до ног обмазаны этой проклятой черной грязью — неудивительно, что я был сердит. Насколько я знаю, это были единственные целые яйца — даже без трещины. Впоследствии ходил я в лондонский естественно-исторический музей; тамошние яйца все побиты и даже слиплись друг с другом — получилось, знаете, что-то вроде мозаики; не хватает целых кусков. Мои же были целехоньки, и я рассчитывал обработать их по возвращении. Понятно, я был зол на дурака, потерявшего результат четырехчасовой работы из-за какой-то стоножки. Ну, и попало же ему!

Человек со шрамом вынул глиняную трубку. Я положил пред ним свой кисет. Погруженный в задумчивость, он взял табаку и набил свою трубку.

— Ну, а что же с остальными? Привезли вы их домой? Я что-то не помню.

— Вот тут-то и начинается самая странная часть истории. У меня оставалось еще три яйца. Ну-с, положили мы их в лодку, после чего я пошел в палатку приготовить себе кофе. Оба проклятые язычника остались на берегу — один бесновался со своим укусом, а другой помогал ему. Мне даже в голову не приходило, чтобы негодяи могли воспользоваться случаем и отомстить мне. Полагаю, что всему причиною яд стоножки и мои подзатыльники; это они-то и побудили их выдумать такую дьявольскую штуку, — один из них и раньше казался мне весьма ненадежным.

«Как сейчас помню — сижу я, покуривая трубку, и наблюдаю, как кипит вода на спиртовой лампочке… я, знаете, всегда беру в такие экспедиции спиртовую лампу. Случайно я взглянул на болото и залюбовался картиной солнечного заката. Все болото казалось багровым и при том вперемешку с черным — полосами, знаете, великолепное зрелище. А за болотом вся местность до самого подножия отдаленных холмов была окутана каким-то туманным сумраком, небо же было красным и казалось устьем пылающей печи. А в расстоянии всего каких-нибудь пятидесяти ярдов у меня за спиною сидели эти проклятые язычники и, не обращая внимания на красоту вечера, сговаривались, как бы удрать на моей лодке, оставив меня одного на берегу с трехдневным запасом провизии, палаткой и одним маленьким бочонком пресной воды. Случайно слышу я какой-то вой позади себя; обертываюсь, а челнок — его и лодкой-то нельзя назвать — ярдах уже в 20 от берега, и негодяи гребут из всех сил. Я сразу смекнул, в чем дело. Ружье мое осталось в палатке, да к тому же у меня и пуль не было, а только утиная дробь. Они знали это. Но в кармане у меня лежал револьвер; выхватив его, я кинулся к берегу.

„- Назад! — крикнул я в бешенстве.

„В ответ какое-то бормотанье, и негодяй, разбивший яйца, прямо стал насмехаться надо мною. Я прицелился в другого — он был здоров и работал веслом, но промахнулся. Негодяи смеются. Но я не отчаивался. Я знал, что мое спасенье в хладнокровии, прицелился снова и довольно удачно, заставив его с веслом подсочить в лодке. На этот раз он уже не смеялся. Третья пуля попала ему в самую голову, и негодяй полетел за борт, а вместе с ним и весло. Это был недурной выстрел для револьвера. Я уверен, что до лодки было не меньше 50 ярдов. Негр пошел ко дну, как ключ. Я, право, не знаю, был ли он убит или же просто оглушен и утонул. Затем я начал кричать другому негру, чтобы он вернулся, но тот только метался в лодке и даже не отвечал мне. Тогда я расстрелял по нему остальные патроны, но промахнулся.

„Могу вам признаться, что я чувствовал себя порядочным дураком. Я стоял совершенно один на этом проклятом побережье, сзади лежало ровное болото, а предо мною расстилалось темное безбрежное море, на котором едва виднелась лодка, уносимая течением все дальше и дальше. Я проклинал и Даусонов, и Джемрачсов, и музеи, и все, что только имеет с ними какую-либо связь. Я кричал негру до тех пор, пока не охрип и пока крики не перешли в стоны.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.