Из Ниццы

Лейкин Николай Александрович

Серия: Господа и слуги [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Из Ниццы (Лейкин Николай)

I

Было утро. Старикъ, крупный чиновникъ Владиміръ Павловичъ Изнанцевъ, человкъ съ геморроидальнымъ лицомъ и крупной лысиной, только выпилъ свой кофе и передъ отправленіемъ на службу сидлъ у себя въ кабинет въ срой тужурк съ зеленой оторочкой, курилъ папиросу и просматривалъ газеты, какъ въ прихожей раздался звонокъ. На звонокъ онъ не обратилъ вниманія, но вдругъ раздался голосъ жены. Онъ вздрогнулъ и на лиц его выразилось недоумніе. Къ голосу жены прибавился голосъ дочери — и Изнанцевъ весь превратился въ знакъ вопросительный. Въ прихожей залаяли и завизжали радостно комнатныя собаки Бебешка и Лала и послышалось восклицаніе горничной: «ахъ, барыня! Вотъ неожиданно-то!» Изнанцевъ сморщилъ брови и проговорилъ:

— Жена… Она вернулась. Ни письмомъ, ни телеграммой не увдомила и вернулась… Что-бы это значило? Удивительно… Вдь она до мая мсяца хотла жить въ Ницц.

Онъ отбросилъ газету и поднялся съ кресла.

На порог появилась его жена, Лариса Матвевна, пожилая женщина, рослая, полная, съ изрядно притертымъ косметиками лицомъ, съ утомленными глазами, въ шляпк, въ кофточк.

— Не ждалъ? А мы теб нарочно сюрпризомъ… нарочно безъ телеграммы, нарочно не увдомляли и письмомъ о своемъ вызд…- заговорила она и шла къ нему на встрчу, — Здравствуй!..

Она чмокнула его въ лысину, когда онъ цловалъ ея руку, и подставила ему щеку для поцлуя.

— Bon jour, papa!

За ней стояла Изнанцева Лидія, стройная двушка съ загорлымъ лицомъ, въ фетровой шляпк и въ сромъ суконномъ плать.

— Не ждали? Я говорила maman, что слдовало-бы предупредить, но maman такъ заторопилась, такъ заторопилась… — произнесла она, цлуя отца.

Изнанцевъ былъ совсмъ ошалвши отъ неожиданнаго прізда жены и дочери.

— Проигрались въ Монте-Карло, что-ли? — проговорилъ онъ, сбрасывая съ носа пенснэ.

— Есть тотъ грхъ… — отвчала супруга, садясь въ кресло около письменнаго стола.

— Maman была въ выигрыш… Мы были три тысячи франковъ въ выигрыш,- прибавила дочь. — Даже больше трехъ тысячъ — и вдругъ…

— Да вдь это всегда такъ бываетъ… — говорилъ Изнанцевъ и чувствовалъ, что руки его дрожатъ. — Но вдь, узжая въ Ниццу, ты дала слово не играть въ рулетку. Увряла даже, что не подешь и въ Монте-Карло.

Онъ слъ и сталъ усиленно затягиваться папиросой, моргая красными старческими глазами. Жена взглянула на него и виновато сказала:

— Ну, что объ этомъ… Не жалй… За то мы раньше пріхали… Для тебя это даже выгодне… Я и въ самомъ дл не хотла бывать въ Монте-Карло, но Марья Ларіоновна сманила. Тамъ живутъ Ульяновы… Они въ Монте-Карло живутъ… Я хотла просто визитъ имъ сдлать. А быть въ Монте-Карло и не зайти въ Казино просто невозможно… Марья Ларіоновна, мадамъ Ульянова и я сложились по три луидора, по шестидесяти франковъ, и мадамъ Ульянова ставила. Я на Лидочкино счастье… — кивнула Лариса Матвевна на дочь.

— Много-ли-же проиграла-то? — спросилъ Изнанцевъ, пуская густые клубы дыма.

— Не спрашивай!

Лариса Матвевна махнула рукой.

— Мадамъ Ульянова принесла намъ наши шестьдесятъ франковъ и еще по восьмидесяти пяти франковъ. Maman на другой-же день купила мн шляпку и зонтикъ, — разсказывала дочь.

— А черезъ день мы похали изъ Ниццы въ Монте-Карло, я ужъ играла одна и, можешь ты думать, выиграла три тысячи двсти пятьдесятъ франковъ, — прибавила Лариса Матвевна. — Ей-ей, я не вру. Лидочка видла. Я четыре раза `a cheval взяла, брала много разъ на дюжины… Мн-бы забастовать — была-бы въ выигрыш…

— Да вдь такъ всегда бываетъ, что никто не бастуетъ, — сказалъ Изнанцевъ и спросилъ:- Сколько-же ты всего-то проиграла?

Въ это время вошелъ лакей Захаръ и проговорилъ:

— Извозчикъ, съ которымъ вы пріхали съ вокзала, деньги за карету проситъ. Вы изволили забыть отдать.

Лариса Матвевна вспыхнула.

— Ахъ, да… Отдай пожалуйста, Вольдемаръ, два рубля, — сказала она мужу. — Да надо ему что-нибудь на чай… Вришь-ли, у меня въ карман только двугривенный остался, — тихо прибавила она. — Въ обрзъ, какъ есть въ обрзъ…

Изнанцевъ тотчасъ-же далъ лакею деньги, и когда тотъ ушелъ, спросилъ жену:

— Стало-быть, проиграла рублей пятьсотъ-шестьсотъ?

— Охъ, не спрашивай! Ты меня, Вольдемаръ, прости. Вдь я пріхала безъ брошки и безъ часовъ… Браслетъ Лидочкинъ даже тамъ остался… Принуждена была заложить… Иначе намъ не съ чмъ было выхать. Вещи не пропадутъ… Он тамъ въ Ницц, въ occasion… Ихъ будутъ держать мсяцъ. Я просила Марью Ларіоновну… И если ей семьсотъ франковъ послать, то она выкупитъ вещи и привезетъ ихъ намъ. Ты пошлешь? Адресъ ея Avenue de lа Gare…

Изнанцевъ тяжело вздохнулъ и выпустилъ изо рта громадный клубъ дыма.

— Конечно, если-бы не останавливаться играть, то я могла-бы и отыграться и выиграть, — продолжала Лариса Матвевна. — И такъ ужъ я, заложивъ часы и браслетъ Лидочки, повезла ее въ Монте-Карло и заставила ее саму играть. Думала, что невинная двушка, что ей сама судьба счастье пошлетъ… Даже и не стояла около нея… Пусть, думаю, она сама, своимъ умомъ… но… у нея отняли ея выигрышъ, и завладли… Ты знаешь, какіе тамъ теперь мерзавцы около столовъ съ рулетками!

— Сто двадцать франковъ, папаша, отняли, — подтвердила дочь. — Какой-то итальянецъ… Заспорилъ; заспорилъ… Потомъ какая-то накрашенная въ рыжемъ парик и шляпк аршина въ два ширины… Maman подходитъ, а у меня ужъ всего-то только серебряный пятакъ.

— Прямо каторжные какіе-то теперь около рулетки трутся, — опять сказала Лариса Матвевна. — Ты, Вольдемаръ, пошли семьсотъ франковъ Марь Ларіоновн.

Изнанцевъ сверкнулъ глазами.

— Ахъ, матушка, я теперь совсмъ на бобахъ сижу! Въ самыхъ тонкихъ сижу… — произнесъ онъ.

— Но не пропадать-же вещамъ. Вдь ужъ теперь мы пріхали, вернулись, раньше вернулись, это теб барышъ… И ужъ, кром того, въ настоящее время будемъ экономію наводить. Кое-что изъ весеннихъ нарядовъ у насъ есть, мы тамъ купили, а ужъ теперь здсь мы будемъ себ во всемъ, во всемъ отказывать. Ахъ, какъ я боялась, что по дорог съ насъ за что-нибудь пошлину потребуютъ! Чмъ отдать? Денегъ въ обрзъ… Ты знаешь, въ дорог мы даже въ завтракахъ и обдахъ стснялись. Все такъ дорого на станціяхъ. А у Лидочки такой аппетитъ. Сама я только булки и колбасу… сосиски… ну, кружку пива. Вдь мы по заграничнымъ дорогамъ ужъ въ третьемъ класс возвращались, — разсказывала Лариса Матвевна.

— Да что ты! — удивился Изнанцевъ, покачавъ головой. — Вотъ до чего игорная-то корысть доводитъ! Похали въ первомъ класс со всей роскошью — и вдругъ…

— Ну, прости, прости, папка… Такъ пошлешь семьсотъ франковъ? — спросила Лариса Матвевна, поднялась съ кресла и поцловала мужа въ лысину.

— Другъ мой, я еще не уплатилъ тхъ денегъ, которыя занялъ вамъ на поздку у еврея Липдэйзена… Сегодня срокъ векселю въ шестьсотъ рублей, а у меня въ карман съ небольшимъ сто рублей. Надо просить у него переписать вексель, но не знаю, согласится-ли онъ.

— Папочка, голубчикъ, займи у подрядчика Кошкина. Онъ теб обязанъ и долженъ дать. Не пропадать-же вещамъ, — упрашивала Лариса Матвевна. — Наконецъ, можно шубу заложить. Шубы скоро будутъ не нужны.

— Господинъ Линдэйзенъ… Прикажете принять?

II

При доклад лакея о Линдэйзен Изнанцевъ весь какъ-то съежился, нахмурился, застегнулъ дв разстегнутыя пуговицы тужурки и сказалъ жен:

— Надо принять его… Надо уладить это дло. Оно меня такъ безпокоило и безпокоитъ. Проси… — обратился онъ къ лакею и, когда тотъ ушелъ, прибавилъ жен и дочери:- А вы уходите.

— Да, да… Вдь намъ надо умыться съ дороги. Вдь мы закоптли въ вагонахъ, — отвчала Лариса Матвевна, и вмст съ дочерью вышла изъ кабинета, сказавъ мужу:- А ты не плати. Ну, что такое еврей? Можетъ подождать.

Вошелъ Линдэйзенъ. Это былъ еврей чистякъ, въ черномъ сюртук, срыхъ брюкахъ и бломъ жилет, съ котораго свшивалась массивная золотая часовая цпь съ кучей брелоковъ. На рукахъ сіяли брилліантовыя кольца, волосы на голов съ проборомъ по средин были напомажены душистой помадой, борода и усы носили слды брилліантина, но отъ него, не взирая на помаду, все-таки отдавало специфическимъ еврейскимъ запахомъ.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.