Дерзость – не порок

Дуглас Мишель

Серия: Любовный роман – Harlequin [430]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дерзость – не порок (Дуглас Мишель)

Bella’s Impossible Boss

***

Глава 1

Опоздает. Опоздает. Опоздает.

Каблуки туфель Беллы словно отбивали слова на бегу, упрекая свою хозяйку, ругая ее. Она взглянула на часы и велела себе прекратить истерику. Она придет на встречу точно в установленное время.

Однако Белле не следовало останавливаться и беседовать с Чарли. И Эммой. Или Софи и Коннором. Она ускорила шаг.

Не получится. Не получится. Все сорвется.

О чем только она думала?

Дура. Дура. Дура.

Она сжала кулаки. Ей следовало быть повнимательней. Нельзя терять время. Белла хотела, чтобы отец изменил свое мнение о ней, а не укрепился в нем.

«Избалованная, своевольная, без царя в голове»! Белле не известны значения таких слов, как «ответственность» и «серьезная работа». В прошлую среду отец высказал все это по телефону ее тетке в Италии. Белла случайно услышала разговор.

Она остановилась, ей было трудно дышать.

Боль, которая звучала в голосе отца… Белла закрыла глаза и прислонилась головой к стене. «Папа, прости…» Было так тяжело сознавать, что она огорчила его, ранила. В который раз.

И знать, что отец винит в этом себя.

Белла оттолкнулась от стены и выпрямилась. Она изменилась. Эти последние полтора года, проведенные в Италии, повлияли на нее.

Приободряя себя, она перебрала разложенные по цвету папки, которые несла в руках, и шлепнула себя ладонью по лбу. Она забыла образцы меню на кухне столовой у Чарли!

Белла взглянула на часы и стукнула каблучком. Она еще может успеть к отцу в офис вовремя. Или же ей следует вернуться бегом на кухню, схватить меню и доказать отцу и его верному помощнику Доминику Райту, какая она организованная и талантливая, пусть и немного непунктуальная.

Что лучше – организованность, творческий подход и доказательство ее ответственного отношения к делу или пунктуальность? Тихо проклиная себя, Белла развернулась и поспешила обратно. Сделав глубокий вдох, она перешла на бег. Завернула за угол, услышала тихий звук открывающейся двери лифта и помчалась со всех ног. Еще один поворот…

– Подождите!

Но прежде чем она успела добежать, двери лифта закрылись. Она нажала кнопку не один раз, пять раз, но двери не открывались. Огоньки на табло показывали, что лифт направился вниз. С досады она стукнула ладонью по стене. Черт!

Белла попыталась успокоиться. Ладно, с меню придется на время попрощаться.

Кэти, секретарша отца, прислала ей основные материалы только вчера вечером и умоляла ее не сообщать отцу, как сильно она отстает от графика! Белла успела лишь распечатать файл. Сегодня днем она собиралась поразмыслить над содержанием.

Белла взглянула на часы. Если она понесется со всех ног, то сможет еще успеть на совещание.

И она понеслась со всех ног.

Надо держаться профессионально, инструктировала она саму себя, пулей летя по коридору. Приподнять подбородок, расправить плечи. Надо выглядеть уверенно и быть в теме. Особенно в теме. Она должна доказать отцу, что он не напрасно верит в нее.

Если, конечно, от его веры что-то осталось.

Белла сделала глубокий вдох и вошла в кабинет отца. Она взглянула на него и с трудом удержалась, чтобы не броситься к нему и поцеловать в щеку, обнять и сказать, как сильно любит его и как скучала без него в Италии.

Деловой вид. Ей следует держаться строго. Поцелуями и объятиями она не завоюет его уважение. Особенно сейчас, когда они не одни. Белла покрепче сжала папки и хотела было суеверно скрестить пальцы, но сейчас не до суеверий. Ей просто нужна возможность проявить себя.

Марчелло Лучиано Малдини повернулся к ней.

– Ты опоздала! – резко бросил он.

Она взглянула на часы и вопросительно приподняла брови. Отец нахмурился. О, как бы она хотела, чтобы он улыбнулся.

Он не улыбнулся. А она улыбнулась. Она была так рада видеть его.

– Доброе утро, папа. Если я опоздала, я очень извиняюсь.

Он скрестил руки на груди, его глаза раздраженно сверкнули.

– Моя секретарша звонила тебе на мобильный и оставила сообщение. Встреча была перенесена на пятнадцать минут раньше.

Все-таки опоздала! Белла специально отключила телефон, чтобы он не отвлекал ее перед важной встречей.

Она так крепко сжала папки, что сломала ноготь.

– Извини. Я отключила мобильный…

Отец пробормотал что-то неразборчивое и отвернулся. Снова все ее страхи выплыли наружу. Неудачница. Глупая. Дура. Белла изо всех сил старалась отогнать эти мысли.

– Доминик, я хочу представить вам свою дочь. Белла Малдини. Белла, это Доминик Райт.

Мужчина повернулся к ней, и она собиралась сказать «приятно познакомиться», но, посмотрев в его глаза, она позабыла все слова.

Боже. Девушка не должна терять дар речи при виде голубых глаз. Или рыжих волос. Но это сочетание…

Белла попыталась выдохнуть. Она не поверила Катрионе и Сесилии, когда те уверяли ее, что Доминик прекрасен и у него роскошные рыжие волосы – рыжевато-коричневые, как червонное золото, как грива льва.

Не пялься! Не пялься! Прими деловой вид!

Она откашлялась.

– Я, м-м-м… Очень приятно познакомиться, мистер Райт. – Ее голос звучал высоко и напряженно, не хватало дыхания. Белла подавила стон. И куда подевался весь деловой тон?

– Доминик, – поправил он.

И вот ее будущее в руках этого мужчины? Офисная белая рубашка плотно облегала ее ребра, дышать становилось все труднее. Как уверяли двоюродные сестры, Доминик – красавчик и очаровашка – самый опасный мужчина в Сиднее. Сражает наповал. «Такую юную девственницу, как ты, он просто съест на завтрак».

Чушь, конечно, просто дразнятся.

На самом деле Доминик больше походил на злого начальника, нежели на плейбоя.

Он не сказал, что ему приятно познакомиться с ней. Не улыбнулся. Белле стоило нечеловеческих усилий продолжать улыбаться самой.

– Доминик, вам тоже следует соблюдать приличия, – произнесла Белла.

Ухмылка скривила его губы. Глаза озорно сверкнули.

– Мне приятно познакомиться с вами, Белла.

На мгновение голова у нее закружилась. Ух. Значит, все-таки двоюродные сестрички были правы. Плейбой – ставим галочку.

Божественно красив, с золотой шевелюрой – еще две галочки.

Само искушение, дьявол во плоти – тоже галочка.

Когда Доминик протянул Белле руку, она машинально взяла ее. Она была не в состоянии вымолвить ни слова. Его пальцы обхватили ее руку, и он просто держал ее.

У нее зашкаливал пульс.

– Очень приятно, – тихо добавил он.

Белла высвободила руку и снова вцепилась в свои папки, изо всех сил стараясь не обращать внимания на возбуждение, вызванное соприкосновением ладоней. Несмотря на шевелюру цвета червонного золота и душевную улыбку, у Доминика было прозвище Ледяное Сердце.

При этом он был единственным человеком, способным повлиять на мнение отца. Ей следует быть с ним осторожной.

– Если вы, наконец, закончили представление, может, мы сядем и начнем? – резко сказал отец.

Они поспешили присесть.

Белла ощущала жар, исходивший от тела Доминика. Она старалась смотреть на отца. Деловая встреча.

– Доминик, я хочу, чтобы вы с Беллой работали над «Ньюкасл Малдини», – произнес он без лишних вступлений. – Я хочу, чтобы через два месяца отель был готов к официальному открытию.

* * *

Доминик ликовал. Многолетняя тренировка позволила ему не выдать свои эмоции, лишь легкая дрожь пробежала по телу. Управление флагманом гостиничной империи Марко будет первым шагом к единоличному управлению всем туристическим подразделением «Малдини корпорейшн». Если отель «Ньюкасл Малдини» окажется прибыльным предприятием, то можно будет воплотить в жизнь планы по расширению бизнеса – создать сеть пятизвездочных отелей «Малдини» во всех крупных городах Австралии. Затем выход на международный рынок – Нью-Йорк, Лондон и Рим. Новые возможности открывали все более радужные перспективы.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.