Принцесса радужного мира

Березовская Елена Валерьевна

Серия: Притяжение [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Принцесса радужного мира (Березовская Елена)

Глава 1. На общих основаниях

Шагаем стройными рядами по сверкающим коридорам космической звездной базы. Счастье переполняет меня, и улыбка расползается до ушей. Наконец-то! Я — как все! Всю жизнь мечтала, и вот сбылось! Практика за пределами планеты на общих основаниях!

И вот она, заветная дверь в административной части. Высокий, статный мужчина приглашает нас к круглому столу. Удобные серебристые кресла принимают наши тела в свои объятья, и все затаив дыхание ждут. Для всех нас это начало нового этапа в жизни. Обвожу взглядом сокурсников. Они взрослее, солиднее, но это уже не так бросается в глаза. Я — такая же! Расправляю плечи и понимаю, что пуговка на груди вот-вот оторвется. Форменный пиджак явно не был рассчитан на мое экстренное взросление, то бишь, появление округлостей третьего размера. Пытаюсь незаметно ссутулиться. Уф, пронесло! Но все равно, я — как все! Просто надо срочно заказать новую форму и привыкнуть к тому, что я взрослая.

Ищу свое отражение в блеске стальных конструкций. Опять хочется улыбнуться, но я сдерживаюсь. Маринка толкает локтем в бок и указывает глазами на парней. Напротив нас Стас с Генкой, и смотрят они куда-то в район моей несчастной пуговки. Щекам становится жарко, и я в ужасе представляю, какого они сейчас цвета. Опускаю взгляд и сквозь стеклянный стол рассматриваю ноги моих соседей. Интересно, почему парни всегда сидят, широко расставив колени? Логическая цепочка заставляет меня отвернуться и я, красная как рак, упираюсь взглядом в наше новое руководство. Настроение стремительно падает. Вот тебе и взрослая… А всего-то на пять лет младше сокурсников. Похоже, взросление тела меня не спасет, надо что-то срочно делать с головой…

Хозяин кабинета — начальник зеленого сектора и наш дипломный руководитель. Реально, это круто. Секторов всего пять, и лишь один из них — штатский. К нему мы и приписаны. Виктор Федорович Вяземский — профессор, ученый и очень известный научный деятель. Мужик солидный и приятный. Надеюсь, первое впечатление не обманчиво.

Нас всего-то двенадцать студентов лингво-инженерного направления. Отобрали лучших из трех групп. Из моей всего трое: я, Маринка и Георг. С остальными пересекались на общих парах, но лично удалось с ними познакомиться только на корабле по пути на базу. Пять девушек и семь парней. Одна стабильная пара, остальные в поиске. Лучшие из лучших, умненькие земные детки. Нам явно рады, и практика обещает быть веселой и плодотворной. Серж, руководитель группы, получает планы на ближайшую неделю и карточки на расселение. Попрощавшись до завтра, все движутся к выходу. И тут, в лучших традициях нашей академии, звучит знакомое:

— А вас, Алена Львовна, я попрошу задержаться.

Физиономия моя приобретает кислый вид, а Маринка зажимает рот рукой и, хихикая, выскакивает за дверь. Нет! Ну, это не справедливо! Почему опять я?!

Поворачиваюсь к профессору и вопросительно поднимаю брови. Мне указывают на кресло. Когда дверь за ребятами закрывается, загорается большой экран интеркома. И кто бы сомневался, что я там увижу… Красавец военный в адмиральской форме и с проседью в коротких светлых волосах грозно хмурит брови и смотрит на меня в упор.

— Аленка! У тебя совесть есть?

— Есть, — вжимаюсь спиной в кресло и лихорадочно думаю, что же успела натворить. Мой испуганный вид явно положительно действует на адмирала.

— Радость моя, ты, когда просила снять детскую следилку, что обещала?

— Самой докладывать, где нахожусь и что делаю, — отрапортовала я, как по нотам.

— Ну?!

Лихорадочно начинаю вспоминать, где последний раз видела свой интерком и когда связывалась с родителями. Вчера точно времени не было, мы всю ночь в монополию играли, а потом отсыпались. Аппарат, точно помню, сунула в задний карман брюк. На мне сейчас форма академии. Тогда вопрос, где брюки? В биочистке корабля. Устройству она, конечно, не повредит, я не первая забыла проверить карманы. А вот где на данный момент летают мои брюки — это большой вопрос.

Поднимаю испуганные глаза на экран. Полгода ныла, чтобы не позорили и убрали функцию поиска «где ребенок?», которую устанавливают на коммуникаторы детей лет с трех, чтобы всегда понимать, где чадо находится. Работает, даже если аккумулятор сел. Максимум, чего сумела добиться в шестнадцать, не носить детский браслет, а иметь следилку в обычном устройстве. В этом же месяце я, наконец, стала совершеннолетней, и родители решили проявить доверие. Всё, мне кранты. И, главное, сама виновата.

— Вижу, что поняла. Теперь будешь ходить в браслете, пока не поумнеешь.

— Неееет, — ною я, — ну пожалуйста, только не браслет!

— Хорошо, я пошутил, — подмигивает мне адмирал. — Зайди к Борису, у них там новая разработка, он все равно тебе подарок задолжал. На практике обычный планшет точно не прокатит, интеркомы ты методично теряешь, надо было сразу продумать. В общем, марш расселяться и срочно позвони маме, она там с ума сходит!

Я улыбаюсь и посылаю изображению воздушный поцелуй. Быть дочерью Льва Красина, адмирала космического флота Земли, это тебе не хухры-мухры. Из-под земли достанет и уму разуму научит. Это, конечно, хорошо, только вот опять себя маленькой чувствую. Глобальный контроль кого хочешь достанет. Хорошо хоть перед всей группой не заложили, пусть теперь гадают, зачем я понадобилась новому куратору. Эх, говорила мне мама, что школьная программа экстерном до добра не доведет. Но папа так радовался, что я суперумненькая… В общем, хорошо хоть к концу обучения мне стукнуло восемнадцать, а то бы точно с Земли не отпустили.

Маринка подпирает стенку напротив кабинета. Она как раз в курсе моих семейных проблем, мы же из одной группы. Не то чтобы подруги, но общаемся с первого курса. Я уже заметила, что меня воспринимают нормально те, у кого есть младшие сестры. А у сокурсницы их целых две. Жгучая брюнетка с короткой стрижкой — моя противоположность. Яркий макияж, веселый нрав и повышенная активность. Единственное, в чем мы сейчас похожи, это средний рост и наличие немаленькой груди. Только я ее прячу, а некоторые наоборот.

Десять метров по коридору, и с нами уже пытаются познакомиться. Моя темно-каштановая коса по пояс и скромно опущенные глазки с зелеными линзами тоже почему-то вызывают интерес у окружающих. Пока подруга отшивает штатских, тереблю кончик косы. Замечаю, что кисточка опять покраснела, надо искать, где тут у них супермаркет. Шоколадный каштан? 675. Цвет стандартный, везде имеется.

Маринка дергает меня за рукав, и мы движемся дальше. Интересуюсь, куда, и получаю пластиковую карточку с номером. Оказывается — каюта. Кто бы еще объяснил, где она расположена. Но подруга уверенно движется вперед, и я спокойно уступаю ей право побыть Сусаниным. Что мне, жалко? Причем от внимания окружающих, в отличие от меня, Маринка получает удовольствие. Ее мечта — военный, красивый, здоровенный. Так что штатские зря стараются. Если подумать, мне и самой военные нравятся больше. Конечно, когда в семье все такие, есть с чем сравнить. У нас даже мама — военный медик, а в академии мальчики, конечно, симпатичные, но большая часть — ботаники. К тому же многие — в прямом смысле слова. Академия так и называется — биоинженерная. Я же лингвоинженер с психокинетическим уклоном. Специализация, скорее, в области мозга. То бишь, мы не психи, мы пси-инженеры, как шутят у нас на курсе.

Так как мы с подругой отстали от всей группы, поиски затянулись. Это не база, а лабиринт какой-то. Как они вообще здесь ориентируются? Надо будет загрузить карту на первое время. Минут через двадцать блужданий понимаю, что коридоры все те же, а вот народ изменился. Исчезли аккуратные мальчики в пиджаках и с папками, зато появились накачанные верзилы в серебристых комбинезонах. Третий проходящий мимо поднял на нас глаза, молча взял под руки и развернул к неприметной округлой двери.

— Нажмете на зеленую кнопку, — буркнул парень и скрылся в глубинах коридора.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.