Гуго Коллонтай

Хинц Хенрик

Серия: Мыслители прошлого [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гуго Коллонтай (Хинц Хенрик)

РЕДАКЦИИ ФИЛОСОФСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

X. Ф. Хинц — польский философ-марксист (род. в 1928 г.), заведующий кафедрой марксизма-ленинизма в Институте общественно-политических наук при Высшей театральной школе в Варшаве. Он является автором ряда книг по истории польской философии и общественно-политической мысли («От религии к философии» (1961), «Просвещение — романтизм» (1964), «Философия Гуго Коллонтая» (1973), «Полувековой календарь» (1975) и др.), а также многочисленных статей.

Глава I. Жизнь и творчество Коллонтая

уго Коллонтай — один из наиболее популярных в Польше общественных деятелей конца XVIII — начала XIX в. Благодаря его активному участию в борьбе за независимость Речи Посполитой он больше известен как видный государственный деятель и публицист. Однако, кроме того, Коллонтай — выдающийся представитель польского материализма указанного периода и центральная фигура польского Просвещения.

Коллонтай родился в Дедеркалах на Волыни 1 апреля 1750 г. в небогатой шляхетской (дворянской) семье и уже с детства был предназначен в священники. Начальное и среднее образование он получил в Пиньчове, а высшее — по философии и теологии — в Краковской академии [1] , в которой, очевидно, ему была присвоена степень доктора философии (1768). Продолжая образование в Вене, Неаполе и Риме, Коллонтай получил также степень доктора теологии и права (1772–1775).

После возвращения в Польшу Коллонтай принял духовный сан (1775) и стал краковским каноником, что позволило ему заняться деятельностью в области народного просвещения, которое в то время в основном находилось во власти духовенства. Вскоре он развернул активную деятельность в Эдукационной комиссии [2] и был принят в члены Общества элементарных учебников. Как инспектор, назначенный Эдукационной комиссией, Коллонтай провел прогрессивную реформу в Краковской академии, а затем на протяжении нескольких лет (1782–1786) был ректором этого учебного заведения.

В 1786 г. Коллонтай, принадлежавший в то время к королевской партии, занял пост литовского рефендария [3] . К этому времени относится начало его политической деятельности. В период работы Четырехлетнего сейма (1788–1792) он был одним из наиболее активных государственных деятелей и публицистов, принимал участие в составлении знаменитой Конституции 3 мая 1791 г. Для разработки программы реформ им был организован кружок прогрессивных публицистов — так называемая коллонтаевская кузница (Францишек Салезий Езерский, Францишек Ксаверий Дмоховский, Антоний Трембицкий, Казимеж Конопка, Юзеф Мейер и др.). Позже из их среды вышли польские республиканцы — «якобинцы», возглавлявшиеся Коллонтаем. Публицистика Коллонтая в этот период обширна: «Письма анонима» (ч. I–III. Варшава, 1788–1789), «Политическое право польской нации…» (Варшава, 1790) и др. Вершиной политической деятельности Коллонтая явилось его назначение на пост коронного подканцлера (с мая 1791 г.) в правительстве Речи Посполитой.

Однако утвердить республику в Польше не удалось. Победила контрреволюционная Тарговицкая конфедерация, ликвидировавшая Конституцию 3 мая. Коллонтаю пришлось эмигрировать в Саксонию, где он участвовал в подготовке восстания, которое развернулось в 1794 г. в Польше под руководством Тадеуша Костюшки. Коллонтай был одним из наиболее активных членов повстанческого правительства в стране — Верховного национального совета. Еще во время эмиграции он опубликовал совместно с Игнацием Потоцким и Францишком К. Дмоховским сочинение «Об установлении и упадке Конституции 3 мая», в котором объясняются причины упадка Речи Посполитой. На это произведение в период революции 1848–1849 гг. в Германии, во время дебатов по польскому вопросу в так называемом Франкфуртском парламенте ссылался К. Маркс (см. 7, а также 2).

После подавления восстания Костюшки (декабрь 1794 г.) Коллонтай, как «опасный революционер», был на долгие годы (1794–1802) заточен в казематы австрийских крепостей Оломунц и Иозефштадт. Там он написал первый вариант своей работы «Критический разбор основ истории начала человеческого рода», опубликованной посмертно составителем сочинений Коллонтая Ф. Койсевичем (три тома; Краков, 1842).

Освобожденный из заключения, Коллонтай поселился на Волыни и начал сотрудничать с Тадеушем Чацким по организации Кременецкого лицея, являясь фактически создателем программы этого учреждения, ставшего впоследствии одним из центров передовой польской культуры. К этому периоду относятся «Письма о научных предметах» Коллонтая, опубликованные также посмертно Ф. Койсевичем (четыре тома; Краков, 1842–1844).

Наполеоновские войны в Европе и образование Варшавского княжества вновь побудили Коллонтая к политической деятельности. Интернированный в Москве по приказу Александра I, но вскоре освобожденный, Коллонтай оказался снова на территории Варшавского княжества и попытался развернуть широкую политическую деятельность. Принципы его политической программы в этот период нашли отражение в небольшом сочинении «Размышления над положением той части польской земли, которая после Тильзитского мира получила название Варшавского княжества» (Липск, 1809). Однако слава о «якобинском» прошлом Коллонтая лишила его возможности активно участвовать в политической деятельности, и он продолжил свои научные и философские исследования. Действуя с помощью друзей, Коллонтай осуществил вторую реформу Ягеллонского университета (1809–1810). Скончался Гуго Коллонтай 28 февраля 1812 г. в Варшаве. Еще при его жизни вышла в свет работа «Физическо-моральный порядок» (Краков, 1810). К важнейшим его сочинениям, опубликованным посмертно, относится «Состояние просвещения в Польше в последние годы правления Августа III» (Познань, 1841).

Даже из этого краткого биографического очерка Коллонтая видно, что в Польше между 1775–1810 гг. не было ни одного важного политического события, в котором бы он не участвовал в той или иной мере. Поэтому понятно, что в историографии политическая деятельность Коллонтая заслонила собой другие области его активности и что до сих пор он воспринимается прежде всего как политический писатель и деятель. Конечно, выдвижение на первый план политической деятельности Коллонтая вполне обосновано. Все же недооценка его наследия в других областях творчества не только несправедливо принижает его заслуги, но также создает серьезные трудности при реконструкции и интерпретации такого важного периода в истории польской культуры, как период Просвещения.

Этот период обычно принято ограничивать годами, совпадающими с датами правления последнего короля Речи Посполитой — Станислава Августа Понятовского (1764–1795). Данную периодизацию, важную в политической истории Польши, нельзя безоговорочно принимать при выделении Просвещения как эпохи в истории польской культуры в целом и в частности в философии, потому что уже перед 1764 г. произошли такие события, которые необходимо отнести к числу, бесспорно, предшествовавших Просвещению. Так, например, творчество и деятельность Станислава Конарского, а также Антония Вишневского начиная с 40-х годов XVIII в. были отчетливо направлены против старой культуры и господства схоластики в философии.

Аналогичные замечания относятся и к концу 1795 г., ибо философские сочинения, которые принадлежат к наиболее зрелым и представительным «продуктам» мысли эпохи Просвещения, появились после упадка польского государства. «Физическо-моральный порядок» Коллонтая вышел в свет в 1810 г., а его «Критический разбор основ истории», написанный на рубеже столетий, появился в свет только в 1842 г.; «Теория органических существ» Енджея Снядецкого появилась в 1804–1811 гг., а Сташиц издал «Человеческий род» только в 1818–1820 гг. Однако в общем период зрелого Просвещения относится приблизительно к концу XVIII в.

В истории социально-философских идей и всей духовной культуры Польши творчество Коллонтая занимает особо важное место. Это следует хотя бы из того, что в философской культуре польского Просвещения оно представляет собой наиболее зрелую и многосторонне развитую систему материалистических взглядов. С этой точки зрения с Коллонтаем нельзя сравнивать ни Станислава Сташица, ни Яна Снядецкого. Их исследования и размышления касаются чаще всего специальных областей знания, в то время как Коллонтай развивает систему взглядов о человеке и познании, о природе и мире в целом, осуществляя при этом новаторские исследования и в специальных областях знания, прежде всего в области истории и геологии. Поэтому анализ философии Коллонтая особо необходим при изучении философии Просвещения в Польше.

Алфавит

Похожие книги

Мыслители прошлого

Интересное

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.