Anamnesis morbi. (История болезни)

Светин Александр

Жанр: Городское фэнтези  Фантастика    2010 год   Автор: Светин Александр   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Anamnesis morbi. (История болезни) ( Светин Александр)

Пролог

Берег Плещеева озера,

июль 1991 г., 00.15

Пикник удался на славу. Несмотря на то что мальчишки опоздали часа на полтора и заехали за ней с Ленкой, когда они уж и не чаяли. Правда, парни нашли «железную» отговорку: якобы ждали, когда «дойдет до кондиции» замоченное еще вечером мясо для шашлыка. Настя представила себе эту картину и хмыкнула: сидят три здоровенных лба вокруг кастрюли с мясом, тупо таращатся на нее… ждут, стало быть.

В итоге дождались: выехали не засветло, по холодку, как планировали, а чуть ли не в полдень, когда злое июльское солнце вовсю уже плавило асфальт вместе со всей живностью, которая по нему перемещалась. А потом еще тащились по забитой трассе в эту тьму-таракань почти четыре часа. Будто бы ближе к Москве не нашлось приличного местечка с лесом, озером, комарами и прочими прелестями загородного летнего отдыха. Да сколько угодно! Так нет же, Сережка, Ленкин бой-френд (по-русски — хахаль), уперся: дескать, я вам такое место покажу — закачаетесь!

И ведь убедил-таки, и поскрипел его старенький «Фольксваген»-фургончик аж в Ярославскую губернию, унося в своем чреве их компанию… Ладно хоть машина просторная, даже со столиком в салоне. Доехали относительно комфортно.

Место и в самом деле оказалось довольно живописным: большое круглое озеро, монастырь на берегу, лес… но никакого такого «эксклюзива», ради которого стоило убить полдня на дорогу.

…Настя встала с пенька и потянулась. Пламя костра было почти неподвижно в полном безветрии. Лешка лениво перебирал струны гитары, уже не в состоянии что-либо петь. Неудивительно, если учесть, что последние два часа они во всё горло непрерывно орали все известные им песни, останавливаясь лишь для приготовления и принятия очередной порции шашлыка с «Хванчкарой».

Еще пытались танцевать, но как-то не пошло… Видимо оттого, что пятый персонаж их компании, Михаил, остался в этой поездке без пары… то ли подруга сказалась больной перед самым отъездом, то ли просто мягко Мишу послала… В итоге сидел он весь вечер мрачный и с неприкрытой завистью пялился на танцующие у костра счастливые пары. Под таким взглядом плясать не хотелось… Зато певцом он оказался отменным: с чудным баритоном, глубоким и удивительно душевным. Вот и пели все, дабы не нарушать общую гармонию.

Собственно, грустный брошенный Михаил и был третьим, сидящим у костра. Он меланхолично ворошил веткой угли, периодически неодобрительно поглядывая в сторону одной из трех их палаток, куда минут десять назад удалились Ленка со своим Серегой. И вот теперь оттуда доносились совершенно порнографические Ленкины стоны: подружка Настина никогда особой скромностью не отличалась и эмоций своих от окружающих не скрывала. Людям в палатке явно не спалось.

— Вот так и рождаются легенды о жутких лесных жителях. Пройдет мимо случайный путник, услышит такое, — и поутру вся деревня будет судачить о том, что ночью в лесу опять кого-то ели… живьем! — Лешка отложил гитару и тоже встал. — Насть, пошли купаться? Голыми, при луне… романтика!

Настя хмыкнула:

— Днем не накупался? Ты ж, как приехали, так в воду сразу и залез… до вечера. Если бы не шашлык, так бы и сидел там, водорослями обрастал!

— Ты не понимаешь! Днем — это так, банальное купание в теплой лужице… можно сказать, простой помыв без всякой изюминки. А ночью, под звездами, окунуть изнуренное жарой тело в блаженную прохладную глубину… м-м-м, это просто восторг какой-то! — Лешка зажмурился, пытаясь изобразить этот самый блаженный восторг.

Получалось неубедительно: мимика больше напоминала второклассника-переростка, приведенного на прием к дантисту и старающегося всеми силами не допустить злого доктора к себе в рот.

Настя прыснула. Зато ожил Михаил:

— А что, и в самом деле! Пошли купаться! Гулять так гулять…

— Во-во! Слова не мальчика, но мужа! — Алексей явно обрадовался неожиданной поддержке. — Настюха, большинством голосов решение принято! Собирайся!

— А чего тут собираться-то? — недоуменно пожала плечами Настя. — Сам же сказал, голыми при луне! Миша, мы тебя не смутим?

— И не такое видали! — гордо заявил он, выпятив грудь.

Видимо, горечь расставания с любимой уже прошла: Михаил выглядел совершенно иначе, чем еще десять минут назад.

— Молодец, мужик! — одобрил Лешка и ткнул его кулаком в плечо. — Хватит хандрить, отдайся радости единения с природой!

— Уже отдался! — хохотнул оживший Михаил и потопал к своей палатке.

— Ты куда? Берег в другой стороне! — окликнул его Алексей.

— Факел возьму. Темно же совсем, не видно ни черта!

Через несколько минут все трое были на берегу. Михаил воткнул в песок горящий факел: толку от него было немного, небольшое пламя разгоняло темноту лишь на пару метров вокруг. Зато романтики — хоть отбавляй. Настя представить себе не могла, как может изменить окружающий мирок живой огонь самодельного факела. Появилась какая-то первозданность, первобытность даже, напрочь сметая глупые условности цивилизации. Исчезла скованность, исчез надуманный стыд… Все стало просто.

Молодые люди почти одновременно сбросили одежду и обнаженными ворвались в прохладную темную воду. Михаил первым оттолкнулся от медленно понижающегося дна и, сильно загребая длинными руками, быстро поплыл вперед.

Настя с Лешкой сразу же отстали, размеренно, неспешно плывя и наслаждаясь восхитительными ощущениями ночного купания. Полная луна снисходительно смотрела сверху на резвящихся в озере людей, услужливо светя тусклым своим светом.

Настя оглянулась. Факел на берегу оказался неожиданно далеко, превратившись в мерцающую оранжевую точку.

«Надо же, как далеко уплыли… и не заметили даже!» — подумала девушка.

К ней с фырканьем подплыл Лешка:

— Ну как? Понравилось? — тяжело дыша и отплевываясь, спросил он.

— Еще как! Вот уж никогда бы не подумала, что это так здорово! — повиснув в воде, ответила Настя.

Лешка обнял ее. Прикосновение прохладного тела в воде оказалось приятным. Настя обвила руками его шею и приникла к губам. Поцелуй мог получиться очень долгим… если бы увлеченные друг другом молодые люди не ушли под воду с головой, напрочь позабыв грести ногами. Расцепившись, они вынырнули на поверхность, откашливаясь и смеясь.

— А в кино-то, в кино-то как все красиво выходит… и на воде, и под водой… и в разных позах, и подолгу. А дышать-то как? — хохоча, возмутился Лешка.

— Такой большой, а в кино веришь! Там же монтаж дублей штук двадцать, компьютерная графика… а тут — суровая действительность и законы физики! — с трудом отдышавшись, весело пояснила Настя. — Слушай, давай к берегу поворачивать. Глади, как далеко уплыли.

Лешка оглянулся и присвистнул:

— И правда! Давай грести обратно. А то еще наша сладкая парочка насытится друг другом, нас не найдет и будет метаться по лесу с воплями… всю округу перебудят.

— Плохо ты Ленку знаешь. Ее заряда еще часа на три хватит. Зато завтра будет дрыхнуть до вечера, — Настя уже взяла курс на далекий огонь факела.

Алексей поплыл рядом. Несмотря на то, что они довольно активно работали руками и ногами, огонек на берегу не увеличивался, так и оставаясь недосягаемой оранжевой звездой. Вода, до этого такая ласковая, вдруг показалась холодной и густой жижей, налипающей на руки и ноги, сковывающей движения, сдавливающей грудь.

Насте стало жутко. Продвигаться вперед в этой тягучей темной массе становилось все труднее, каждое движение теперь стоило неимоверных усилий. И холод… вода ощутимо становилась холоднее с каждой секундой.

«А ведь можем и не доплыть!» — панически подумала девушка и испугалась этой мысли даже больше, чем черной воды.

— A-а, черт! — выругался Лешка и ушел под воду с головой. Тут же вынырнул, хватая воздух перекошенным ртом и совершая в воде какие-то непонятные движения.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.