История чаровницы о магии, любви и королевских особах

Верхова Екатерина Сергеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
История чаровницы о магии, любви и королевских особах (Верхова Екатерина)

Часть 1

Ученик никогда не превзойдет учителя, если видит в нем образец, а не соперника.

(с)Виссарион Белинский

Пасмурное утро. Дождь сообщал о своем присутствии тихим перестуком по карнизу. А я лежала в постели и думала, а на кой мне все это надо.

Я, Ланари Лис, экстерном и с отличием окончила академию боевых чар этим летом. Но вместо того, чтоб выдать мне диплом чаровника, весь преподавательский состав во главе с директором сообщили мне, что вместо обычной распределенной практики — в какой-нибудь глухой деревне или при дворе, я буду проходить практику в Академии, причем…тадааам…в должности преподавателя!

Возможно, это очень престижно и многие действительно мечтали бы получить такую должность, но мне нужно содержать и защищать младшую сестру. На срок моего обучения в Академии я отдала ее тете и отправляла на ее пропитание небольшую часть нашего наследства, поскольку вот уже десять лет, как мы с Мари остались сиротами. И именно поэтому я приняла тяжелое решение стать чаровником в боевой магии- человеком, у которого очень редко появляется семья, но при этом получающим кругленькую сумму… Наши родители тоже были чаровниками, но мать лечащим, а я пошла по стопам отца — стала боевым чаровником, специализирующимся на атакующих заклятиях. Десять лет назад, на последней войне, как ее называют сейчас — Страшная война, они трагически погибли защищая столицу от наших воинственных соседей, которые натравили на нас целые полчища нежити, посему им было присуждено звание герчара (прим. автора-героя чаровника) посмертно. Возможно, именно благодаря этой регалии меня и приняли в академию, ничего не потребовав за обучение. Директор когда-то неплохо общался с моим отцом. Я же, в ответ, постаралась досконально выучить то, что нам преподавали: до ночи засиживаясь в библиотеке, а в свободное время развивала магический потенциал.

Профессия боевого чаровника очень высоко оплачивается, а, исходя из того, что я была лучшей на курсе, я планировала проходить практику при королевском дворе, где давным-давно работал отец, подрабатывать, купить дом и жить там с сестрёнкой (благо, наследство родителей позволяло задуматься о серьезных покупках), но спасибо моим любимым преподавателям…Туда направили этого напыщенного и высокомерного индюка Кенaра.

Но факт фактом в том, что теперь я преподаватель с небольшой зарплатой, моя двенадцатилетняя сестра еще на год остается у тети, у которой, помимо нее, еще семеро по лавкам, и сегодня у нас собрание преподавателей, на котором решится, какие дисциплины мне преподавать…

Закончив самобичевание я встала с постели, умылась и одела красивую синюю преподавательскую мантию, которая была будто бы с чужого плеча, но это уже особенности моей фигуры, на которой нормально одежда смотрится лишь сшитая на заказ — достаточно широкие плечи и грудная клетка, узкая талия, не очень широкие бедра и длинные ноги. Я никогда не любила свою фигуру, которая, по моему мнению, была похожа на треугольник из которого торчат кости. А вот лицом довольна: пухлые губы, большие серые глаза и курносый нос. Не смотря на то, что я обладаю вполне милой внешностью и мне 20 лет, у меня никогда не было даже подобия отношений. Ни один парень даже не думал взглянуть на меня не как на друга или человека, у которого можно списать, а как на девушку. Может беда в моем характере? Или в том, что я все эти пять лет мало с кем общалась, проводя почти все свободное время в библиотеке?…

Раздался стук в дверь.

— Ланари, пора идти — это была моя любимая преподавательница по теории стазических фаер — боллов — таких штук, которые при соприкосновении с поверхностью делают большой бабах, а представляют они собой небольшой жесткий шар, бурлящий магией. Милатриса Кантербель- женщина, которой уже глубоко за сотню, но при этом больше пятидесяти я бы ей никогда не дала, во многом, благодаря ее неунывающему характеру и жизнерадостности.

— Секунду, профессор- я последний раз глянула в зеркало, пригладила непослушные каштановые волосы, спрятала крупную седую прядь, появившуюся после смерти родителей, в пучок и направилась за любимой преподавательницей.

Мы направились в сторону кабинета директора, в котором прямо перед началом учебного года собирались преподаватели и готовили план по обучению нас — студентов. Еще никогда до этого я не заходила в этот кабинет почти как равная остальным преподавателям. Все это очень непривычно для меня, да и судя по лицам остальных присутствующих- им тоже. Что ж, сами решили, что моя практика должна происходить в Академии.

— Присаживайся, Ланари- сказал мне наш директор, Нарлан Пач, мужчина лет сорока с хвостиком, что для чаровника фактически подростковый возраст, при этом в магическом плане любому из присутствующих до него пилить и пилить, да и в своих управленческих решениях он никогда не ошибался. Ну…если только с назначением моей практики. В общем, мастер Пач (а именно так обращались к нему студенты) был директором от бога. Тем не менее, он продолжил:

— Мы понимаем, что для тебя это все ново, но привыкай. На весь по следующий год, ты почти полноправный преподаватель. А если хорошо себя проявишь, и у тебя появится желание, сможешь остаться здесь на постоянной основе.

Ну уж нет… Совсем меня не привлекает преподавание, как бы сильно я не любила свою профессию. Я хочу стать достойной своим родным, достичь успехов на боевом поприще, чтоб на меня смотрели жители Aанарила и восхищались, точно так же, как когда-то моим отцом.

— Студентка Лис — сказала профессор Кантербель — мы решили, какой предмет вы будете преподавать. Ваша тема дипломной работы «боевые чары во время Страшной войны». Пожалуй именно это дисциплину вы и будете преподавать студентам. Разумеется, без запрещенных чар, которые вы уже наверняка умудрились найти, скорее в рамках истории…

Я мысленно застонала, ведь я понимала, что это значит что…

— Мы понимаем, что тебе будет тяжело преподавать среди практически своих ровесников — спокойно произнес мастер Пач, — Но, если ты справишься, то это лишний раз докажет, что мы в тебе не ошиблись.

Я вздохнула, а выбора то и нет. С преподавателями лучше не спорить, иначе плакал мой диплом, который мне ой как нууужен. Вся проблема в том, что я поступила в академию в 15 лет, когда остальные поступили в 18,то есть я всегда была младше моих одногруппников. А ту дисциплину, которую я буду преподавать, можно читать только на последних двух курсах, то есть мои студенты будут на год или два меня старше… Вот это задачка… Может наплевать на диплом?… Хотя нет, зря я что ли 5 лет училась не покладая рук и мозгов своих?…

Ладно, будем разбираться с проблемами по их поступлению…

— Когда я могу ознакомиться с расписанием? — поинтересовалась я.

— Cегодня пришлю вам вестника, — произнес директор, в чьих глазах я увидела удовлетворение.

— Благодарю. Могу я идти?

— Лана, ты бы хоть улыбнулась. Тут такая честь, а ты рожи недовольные корчишь! — услышала я голос молоденькой преподавательницы по скучнейшему предмету история моделирования низшей нежити. Наверное, эта единственная преподавательница, которую я очень не любила за ее вредность и мстительность. Как-то раз, еще на первом курсе, я НУ АБСОЛЮТНО СЛУЧАЙНО, вот честно-честно, пролила на ее новую пару обуви реактив собственного производства. Лишь благодаря тому, что рядом оказался директор, получилось избежать взрыв и спасти ноги Присцилы, а вот ее любимую белую пару туфель из кожи дракона сохранить не удалось. А вот нечего живодерничеством заниматься! Драконы и так вымирающий вид…

— Ничего я не корчу — начала заводиться я, в этом весь мой характер, то спокойная, как удав, то превращаюсь в тигрицу, защищающую своих детенышей. В роли тигрят, как правило, выступает чувство собственного достоинства. Но пока нужно проглотить недовольство. Очень не хочется расстраивать директора и начать качать права. Улыбнусь и пойду дальше. Готовить программу к занятиям…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.