Русская фантастика 2010

Алёхин Леонид

Жанр: Научная фантастика  Фантастика  Боевая фантастика    2010 год   Автор: Алёхин Леонид   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Русская фантастика 2010 ( Алёхин Леонид)

Повести

Людмила и Александр Белаш

Пылающий июнь

Взгляд 1

Девушка, сошедшая с ума

Я недаром вздрогнул.

Не загробный вздор.

В порт, горящий, как расплавленное лето,

разворачивался и входил…

Владимир Маяковский

Теплоход.

Я недаром вздрогнул.

События того лета сохранились отрывочно, фрагментами. Похоже на эпизоды из давно виденного фильма: какие-то куски, яркие сцены, а между ними — полосы тёмного беспамятства.

Да, именно с видеозаписи всё это и начиналось…

— Хочу купить штурмовую винтовку, — заявила Ласса, глядя на сверкающие воды залива.

У огненно-белого горизонта смутно темнел аванпорт. Ближе к берегу высились доки, на грузовых терминалах поворачивались чёрные согнутые краны — как силуэты марабу. Зной размывал пейзаж гавани белёсым маревом.

В прозрачной тени руки Лассы мерцали смуглым атласом. Её лицо было грустным и усталым. Пальцы поглаживали армейский бинокль, лежавший перед ней на столике.

— Тебе новую вещь в заводской упаковке или сойдёт подержанная? — механически спросил долговязый. На нём были поло и шорты, дальше раздеваться некуда. Дальше только плавки. Он развалился на хлипком стуле, вытянув волосатые костлявые ноги и созерцая запотевший стакан с пивом.

— А что лучше?

— Автомат Калашникова. Недорогой, надёжный. Зачем тебе большая пушка, Ласси? Попадёшься — будет забот по горло.

— Нужна винтовка. Она мощнее.

— Очертенеть. — Долговязый блаженно хлебнул ледяного пива. — Со мной будет тепловой удар.

— Сколько стоит винтовка?

— Возьми металлический макет. На вид не отличишь. Припугнёшь — любой в штаны наложит. Отдам за так, только приди ко мне.

Ах, Ласса! Есть на что поглядеть, особенно в коротком и открытом платье из тончайшей «мокрой» ткани. Рост отца-норвежца и прелесть мамы-таитянки. Метр восемьдесят пять плюс каблуки. Накачана суровой жизнью на холодных островах.

«Вроде баб на буровые платформы не берут. И на траулер тоже. Однако развилась — кобыла несговорчивая! Таким прямая дорога в охрану».

— И не жди. Давай к делу. Сколько?

— «Калаш» стоит тысячу триста, с комиссионными — полторы. Доставят через неделю.

На оградку террасы, пыхтя, навалился грудью заросший музыкант — и уронил к туфлям Лассы платок, которым только что обтирал свою потную физиономию.

— Хай! Жарища, верно? — Он перегнулся через загородку, силясь уцепить платок, не достал и для утешения схватил стакан долговязого.

— Поставь на место, свинья! — возмутился тот.

— Да брось, не жмись. — Музыкант утопил нос в пене. — Я немножко. Горло засохло.

— Ты, ВИЧ-инфицированный, мигом плати за моё недопитое!..

— Я справку принесу, что здоров. Завтра.

По горящему зеркалу залива медленно двигались суда, издавая горестные трубные звуки.

— Если река ещё обмелеет, — музыкант вернул стакан, — остановят ядерный реактор в Милиане. Ему, блин, нужна вода. Останемся без света! А ты куда глядишь? Хочешь парня? Вот он я.

— Арто так и не нашли? — лениво спросил долговязый. Ласса промолчала, изучая гавань в бинокль.

— Царство небесное. — Музыкант грузно закинул бычью ногу на ограду; загородка жалобно скрипнула. — Помянем! Закажите мне коктейль. Вот не ждал, что ты водишься с этим спекулянтом!

— Полегче, борода. — Долговязый снова повернулся к Лассе. — Так ты берёшь?

Подошёл анундак. От него за метр пахло жёлтой полынью, позвякивали колокольцы на косичках, а в круглом вырезе цветастой рубахи-дашики щерилось ожерелье из чьих-то зубов.

— Товар можно брать у меня, — предложил он музыканту. — Наши привозят регулярно. Я тут сяду. Хакей?

— Беру. — Ласса отодвинулась от африкоса.

И вдруг что-то изменилось. Словно в мир жаркой истомы вторглось нечто постороннее, тревожное. Девушка с испугом огляделась — что? почему? — и вновь подняла бинокль.

Вот оно.

Из-за мыса, вытянувшегося в простор гавани, выворачивал большой сухогруз. Мрачная плавучая скала в море огня. Давящий свет смазывал детали, но Ласса несколько раз нажала сенсоры настройки, и в расплывчатом поле зрения проступили угловатые тяжёлые буквы: «ГОЛАКАЛА».

«Голакала», — вспомнила она, — «Чёрный шар». Прикатился… Значит, уже скоро».

— А быстрей… быстрее можешь? — поспешно и тихо спросила она долговязого.

«Все, кто приходит ко мне, — пациенты психбольницы. — Энгеран глядел с седьмого этажа на мутный серо-зелёный канал, где катера прикипели к причалу. — Тем более сейчас. Я сочиняю предисловия к их историям болезни. У всех жар и тиф. Тиф значит «туман». Людям туманит мозги: они слышат голоса из стен, видят мальчиков с крыльями, красных пауков в ванной — и спешат рассказать мне. Может, это воспалённое тщеславие? Да, и оно тоже. Увидеть свою рожу в рубрике «Необъяснимые явления» — прелесть! «Покойный муж говорит со мной из микроволновки»… Вот телефон, обратитесь туда — там вас поймут, вам помогут… Но где брать новости для колонки? И этот чёртов блог!.. Приходится терпеть».

Он с ненавистью посмотрел на свежую наклейку, прилепленную над стенным пультом: «КАЖДЫЙ, КТО ВКЛЮЧИТ КОНДИЦИОНЕР, — ПРЕСТУПНИК! ТЫ МОЖЕШЬ ВЫЗВАТЬ ПЕРЕГРУЗКУ АТОМНОЙ ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ!»

По кромке подоконника бесконечной и деловитой цепочкой бежали фараоновы муравьи — малюсенькие, бледно-жёлтые, полупрозрачные.

«О, проклятые твари, опять!.. Три раза травил, в ноль вывел, так нет же — воскресли. Они жрут мой сахар, — обречённо думал Энгеран, тихонько давя неистребимых врагов пальцем. — Метят лапками дорожку, крадут по крупинке и гадят в сахарницу. Ненавижу».

Пора обратить внимание на гостью! Если она принесла что-нибудь занятное, горячее…

«…я продам это в «Маэн Фрейнгорд», — обласкала его розовая репортёрская мечта, — и срублю пару тысяч. Или тысчонку в издании поплоше».

— О чём таком необычном вы хотели мне рассказать?

Женщина красиво и опрятно утёрла лоб платочком. Лёгкая одежда, плетёная белая шляпа с широкими полями, антиперспиранты — всё напрасно. От жары нельзя избавиться, как рыбе — вылезти на сушу.

— Вы не должны упоминать мою фамилию и место работы.

— Жаль. Я беру подлинную информацию. Без анонимов.

— Так вы обещаете? И никаких фото.

— Боюсь, мы не договоримся.

— Но ведь вам нужны истории о всяких странных делах?

— За день я выслушиваю их с десяток. Уж поверьте, я найду, что вставить в очередной выпуск.

Снисходительно взглянув на женщину, Энгеран вдруг понял, что она не уступит. Эта дебелая строгая дама смотрела твёрдо и властно. Намёки, увёртки — об неё всё разбивалось, как волны об утёс. Каменное лицо матроны, глаза удава. Она просто ждёт, когда случится неизбежное: подвижный элегантный парень подчинится и скажет: «Да, мамочка».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.