Изгнанник

Хаецкая Елена Владимировна

Серия: Турагентство тролля [5]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Изгнанник (Хаецкая Елена)

книга пятая

ИЗГНАННИК

(Письмена на ладони)

«…говорили, что здесь живет особый вид троллей и все они красавцы».

Эдит Патту. «Восток»

Глава первая

Человек называл себя Хэрибондом, и деревня, где он очутился, совершенно ему не нравилась. Все здесь выглядело каким-то больным, запущенным.

Разумеется, Хэрибонд немало деревень повидал на своем веку. Случалось ему бывать и в глухих, неблагополучных краях. И там встречались ему и пустующие дома, и покосившиеся заборы, и лопухи с борщевником выше человеческого роста, и такие колодцы, в которые плевать-то опасно, не то что в них заглядывать.

Ну так вот, если весь этот опыт помножить на пять, а лучше на семь, прибавить пару щепоток смутной тревоги, порождаемой странным солнечным светом, очень нездоровым, от какого глаза слезятся, — получится приблизительно то самое, что встретило Хэрибонда в незнакомой деревеньке.

Сам-то Хэрибонд был в полном порядке. Среднего роста, среднего возраста — так, немного за тридцать, — коренастый, светловолосый, на лбу большие залысины. Конечно, внешность могла бы быть и попредставительней, но в общем и целом Хэрибонда вполне устраивала.

Он прошел по единственной улице, рассматривая дома и по привычке мысленно прикидывая, не купить ли тот или этот. Игра такая. На самом деле ничего он покупать не собирался. И средств для подобных приобретений у него не водилось, да и желания особого не было. Просто хотелось иногда представить себя в роли собственника. Вообразить: каково бы ему жилось в этом доме? А в том?

Но все строения в деревеньке производили на редкость отталкивающее впечатление. И пахло здесь гнилостно. Откуда-то из близкой канавы тянуло, не иначе. Или с огородов. Чем они там удобряют свою капусту? Подумать страшно.

Несколько раз он ловил на себе взгляды из-за полуоткрытых ставней или из-за угла. Потом впереди него улицу перешел какой-то человек и, хромая, скрылся.

Хуже всего было то, что Хэрибонд не имел абсолютно никакого представления о том, куда ему теперь направляться. Он прищурился, поднял голову. Огромное раскаленное солнце шевелило щупальцами прямо над его макушкой. Оно казалось больше и висело ниже, чем это было привычно. И не столько согревало, сколько обжигало кожу.

На миг ему показалось, что повеяло прохладой. Впереди, на дороге, показался отряд всадников. Человек восемь, быть может. Хэрибонд не успел рассмотреть их хорошенько. Подумал только: «Откуда бы здесь взяться всадникам? Тут и лошадей-то, небось, не держат. Лошадь — животное благородное…»

Он сделал несколько шагов по направлению к конникам в смутной надежде, что они, по крайней мере, не испугаются незнакомца и поговорят с ним. Объяснят, что это за деревня и как отсюда можно попасть, например, в большой город.

Однако не успел Хэрибонд и пяти метров пройти, как из густых зарослей выскочило какое-то невообразимое существо. С глухим криком оно набросилось на Хэрибонда, сбило его с ног и вместе с ним покатилось в канаву, заросшую лопухом и еще чем-то высохшим и колючим. Вдвоем они провалились в сырую яму, и забрызганные грязью мясистые листья сомкнулись над их головами.

В первое мгновение Хэрибонд был настолько ошарашен случившимся, что даже не вскрикнул. Он потер ушибленный локоть и приподнялся, чтобы выглянуть из канавы. Следовало оценить обстановку и понять, как отсюда выбраться, не рассадив себе руки-ноги об острые камни и сучья. Но едва Хэрибонд шевельнулся, как некто, напавший на него, с силой надавил ему на спину и заставил ткнуться лицом в дно канавы. Дно было влажным, к щеке Хэрибонда прилипла какая-то мерзость. Он дернулся, желая вырваться, однако ж незнакомец держал крепко и только сильнее притиснул свою жертву к земле.

Всадники как раз проезжали мимо. Стук копыт отдавался прямо у Хэрибонда в ушах. Потом все стихло, только донесся одиночный резкий звук — в одном из домов отчаянно-громко хлопнули ставни.

Незнакомец помедлил еще немного и выпустил Хэрибонда. Тот перевел дыхание, выплюнул землю, набившуюся в рот, потер пальцами десны и наконец прошипел:

— Ты в своем уме?

— Они ушли, — шепнул незнакомец. — Хо!

И быстро, как ящерица, полез наверх.

Хэрибонд последовал за ним, гораздо менее ловко. Выбравшись из канавы, Хэрибонд болезненно сощурился: солнечный свет так и хлестнул по глазам, успевшим отдохнуть в полумраке. Все-таки это как-то неправильно. Судя по растительности и общему виду строений, деревня явно принадлежит к северному типу, а солнце жарит тут просто как на экваторе. Впрочем, Хэрибонд никогда не был на экваторе, но представление все же имел.

Незнакомец лежал на траве, раскинув руки и ноги. Теперь Хэрибонд получил возможность разглядеть своего невольного товарища.

Нельзя сказать, чтобы увиденное радовало глаз. Одежда на незнакомце была явно с чужого плеча. И очень грязная. И к тому же чудовищно рваная. Кое-где имелись заплаты, но они только ухудшали общую картину. Штаны подвязаны веревкой с узлами, ноги босы и в очень неприятных красноватых струпьях, рубаха без ворота, существенно более просторная, чем требовалось. Но хуже всего оказалось лицо.

Оно принадлежало безумцу.

* * *

Хэрибонд осторожно отошел, понимая, что любое резкое движение может вызвать у сумасшедшего новый приступ агрессивности. И неизвестно еще, чем все это закончится. С психами лучше действовать осмотрительно. И в случае чего — соглашаться, что бы те ни сказали.

Человек, лежащий на траве, открыл глаза и проговорил:

— Считаешь меня ненормальным, да?

— Ну что ты, — ответил Хэрибонд. — Наоборот.

Незнакомец засмеялся. Он смеялся все сильнее и громче, и с каждым мгновением этот смех звучал все безотраднее и страшнее, а затем, так же неожиданно, оборвался.

Хэрибонд украдкой рассматривал незнакомца. Когда тот не гримасничал, видно было, что он довольно молод и, в общем-то, что называется, смазлив. Только глаза все время бегают, губы в болячках, а волосы неопределенного цвета заплетены в тонкие растрепанные косицы, и каждая косица перетянута цветной ниткой.

— Как тебя зовут? — спросил Хэрибонд. И, не дожидаясь ответа, прибавил: — Меня, например, зовут Хэрибонд.

— Меня никуда не зовут, — ответил незнакомец. — Наоборот, отовсюду выгоняют.

— Ясно, — произнес Хэрибонд, хотя на самом деле ситуация все больше и больше запутывалась. — Почему ты напал на меня? Разве я сделал тебе что-нибудь плохое?

— Ничего плохого, — быстро ответил сумасшедший. — Наоборот. Но даже если б и сделал. Ты ведь человек. Да? Я совсем дурак, но ты — человек.

— Определенно так, — кивнул Хэрибонд, гордясь тем, что ему все-таки удалось наладить диалог с безумцем.

— А они — нет, — прошептал сумасшедший, мотая головой, словно в попытке отогнать какое-то назойливое воспоминание. — Они — нет. Им не надо было нас видеть.

— Кто же они такие? — мягко спросил Хэрибонд.

— Ты не понял? — безумец вдруг уставился Хэрибонду прямо в глаза.

Он определенно не был нормальным, этот странный тип с пестрыми нитками в волосах, но под завесой безумия в его зрачках таился холодный здравый рассудок.

Хэрибонд пожал плечами.

— Я чужой в здешних краях, — отозвался он. — Как я могу что-то понимать? Ты здешний, вот ты мне и объясни, что здесь творится.

— Тролли, — сказал безумец. — Это были тролли. Нельзя, чтобы они меня увидели. Никогда. Понимаешь? Никогда.

Он вытянул вперед руки — перед взглядом Хэрибонда мелькнули костлявые запястья с грубыми, как после попытки самоубийства, шрамами, — и наклонил голову, а потом выпрямился, сверкнул улыбкой и бросился бежать по деревенской улице. Хэрибонд ошеломленно смотрел ему вслед.

* * *

После того, как по деревенской улице проехали всадники, а безумец скрылся, что-то неуловимым образом изменилось вокруг Хэрибонда. Забавно устроен человек. Пережил пару приключений — и уже свыкся с тем местом, куда занесла его судьба. Вроде как породнился.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.