Эксперт № 46 (2014)

Эксперт Эксперт Журнал

Жанр: Публицистика  Документальная литература    Автор: Эксперт Эксперт Журнал   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Милтон Фридман предупреждает Редакционная статья

section class="tags"

Теги

Тема недели

/section

Ожидания по рублю близки к паническим, по ценам — тоже, хотя валютный курс, по уверениям ЦБ, должен стабилизироваться к концу года, а инфляционные ожидания — немного позже. По словам директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Виктора Ивантера, именно неопределенность, а не падение рубля как таковое является сегодня основной проблемой. «В недоумении сейчас находятся все — импортеры, экспортеры, население, — перечисляет академик. — В такой ситуации поведение каждого из этих субъектов становится непредсказуемым. Никто не работает и не инвестирует, решения принимаются под влиянием паники и без учета всей имеющейся информации. В итоге ожидания по девальвации завышены, но одновременно они и реализуются».

figure class="banner-right"

var rnd = Math.floor((Math.random * 2) + 1); if (rnd == 1) { (adsbygoogle = window.adsbygoogle []).push({}); document.getElementById("google_ads").style.display="block"; } else { }

figcaption class="cutline" Реклама /figcaption /figure

Вообще, отчетливо виден серьезный разрыв в ожиданиях и отношении к действиям ЦБ, причем ни в одной группе нет единства ни по вопросу курса, ни по вопросу ставок. Финансистам и банкирам сворачивание интервенций кажется правильным, импортерам и населению — нет. Ученые предупреждают о серьезных рисках — паники среди населения, долларизации экономики. Банкиры — за рост ставок, бизнесмены — против. Бюджет выиграет от девальвации, но может проиграть в долгосрочном плане от снижения в потребительском секторе. А как оценить объем потерь бюджета от того, что у нас не откроются новые производства, потому что не потянут двузначные ставки по кредитам? И если именно стабилизация является целью денежно-кредитной политики, то кто должен от нее выиграть? Ответов на эти вопросы нет и быть не может в той по-настоящему шоковой ситуации, в которой оказалась экономика за последние три недели. Возможно, у ЦБ и правительства есть какая-то цель. Возможно, эта цель заключается в выходе на такой уровень курса, который уже нельзя провалить никакими спекуляциями, но пока мы с ужасом наблюдаем, что предпринимаемые действия почти в точности повторяют тот набор мер, который принимали финансовые службы США, фактически провоцируя Великую депрессию. Это тем более обидно, что во все последующие валютные кризисы во всех странах мира было однозначно доказано: надежда на то, что можно энергичным снижением курса и одновременным ростом ставок быстро достичь равновесия и остановить бегство из национальной валюты, не оправдывается. Шоковое снижение и рост цены денег вызывает ожидание нового шока, и лишь единицы месяцев отделяют национальную валюту от нового витка падения. Нужны иные решения, связанные с расширением денежной массы, одновременно с которым произойдет восстановление надежды (ожиданий, в экономических терминах) на стабилизацию и рост национальной экономики.

Мы приводим на стр. 23 выдающуюся речь экс-главы ФРС Бена Бернанке, которую он произнес 12 лет назад, в ноябре 2002 года, на конференции в честь Милтона Фридмана в Чикагском университете. События, которые, по фридмановскому анализу, ввергли американскую экономику в Великую депрессию, поразительно напоминают то, что происходит сегодня у нас. Именно денежное сжатие и повышение процентных ставок с целью борьбы со спекуляциями стали факторами, обусловившими крах экономики.

С другой стороны, Бернанке напомнил всем, в том числе и центральным банкам, что, как доказал Фридман, именно расширение предложения денег является основой для роста экономики. Во время Великой депрессии американские монетарные власти провели достаточно экспериментов, чтобы снабдить всех желающих убедительными доказательствами этого — в частности, только после начала крупномасштабных покупок ценных бумаг на открытом рынке в 1932 году произошли изменения общего экономического состояния США.

Банк России считает, что дефицита ликвидности нет, и крупные банки считают так же. Но на облигационном рынке нельзя занять денег меньше чем под 11%, а компаниям второго эшелона нельзя занять денег в принципе. Разве так может быть в ситуации, когда денег достаточно? Если уж мы перевели курс на новые отметки и ждем импортозамещения, может быть, пора сделать импортозамещение реальным, обеспечив доступность денег прямо сейчас? Если этого не произойдет, перечитайте еще раз Бернанке.

Стабилизация ожиданий Евгения Обухова

Резкое ослабление рубля может быть переходом к новому равновесию в экономике, попыткой подстегнуть импортозамещение и наполнить бюджет. Однако в сочетании с высокими ставками такой маневр несет серьезные риски для экономики

section class="tags"

Теги

Тема недели

/section

Стремительно обрушившийся курс рубля заслонил собой все новости минувшей недели. На момент подготовки этой статьи биржевая цена евро перешагнула отметку 60 рублей, доллара — 48 рублей, такие цифры еще десять дней назад никто не мог себе и вообразить (к концу торгов в пятницу произошел откат до 46 рублей за доллар). До паники пока не дошло, но нервы и игроков, и компаний, и населения напряжены до предела. Черный юмор по поводу валютного рынка выглядит так: «Один мужчина выбросился из окна — и все равно падал медленнее, чем рубль».

Все очень нервничают

Еще 31 октября ничто не предвещало такого резкого обвала, даже наоборот, повышение ключевой ставки ЦБ приободрило рынок и немного укрепило рубль. Но 5 ноября, после длинных выходных, ЦБ объявил, что с этого дня меняет подход к проведению валютных интервенций на границах плавающего операционного интервала для повышения гибкости курсообразования. Если стоимость бивалютной корзины в течение всей торговой сессии будет находиться на границах операционного интервала или за его пределами, объем интервенций Банка России не превысит в этот день 350 млн долларов. И хотя ЦБ оговорился, что в случае угроз для финансовой стабильности будет совершать дополнительные необъявленные интервенции, рынок воспринял эту новость негативно. Доллар моментально подорожал с 43,6 практически до 45 рублей и в последующие дни прибавлял еще в среднем по одному рублю (см. график 1). «Я не думаю, что резкое падение курса спровоцировал именно ЦБ своими действиями, — уточняет Дмитрий Долгин , аналитик по макроэкономике Альфа-банка. — Снижение курса определялось рыночными силами — внешний фон для рубля на истекшей неделе оказался очень негативным. За длинные выходные произошло сразу несколько событий: во-первых, ОПЕК еще раз отказалась снижать объемы добычи нефти и заявила, что ее устраивает текущий уровень цен, что подтолкнуло нефть вниз. Примерная зависимость нашего курса от нефти такова: каждые 10 долларов минус от цены нефти понижают курс на полтора-два рубля за доллар. Во-вторых, на глобальных рынках началось долларовое ралли — все стремятся вложиться в доллар. И в-третьих, прошли выборы на востоке Украины, которые были восприняты как сигнал, что внешнеполитические трения России и Запада вряд ли разрешатся в обозримом будущем. И на фоне всего этого ЦБ уходит с рынка — конечно, все негативные факторы обрушились на рубль».

figure class="banner-right"

var rnd = Math.floor((Math.random * 2) + 1); if (rnd == 1) { (adsbygoogle = window.adsbygoogle []).push({}); document.getElementById("google_ads").style.display="block"; } else { }

figcaption class="cutline" Реклама /figcaption /figure

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.