Эксперт № 49 (2014)

Эксперт Эксперт Журнал

Жанр: Публицистика  Документальная литература    Автор: Эксперт Эксперт Журнал   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Время катастроф

section class="tags"

Теги

Тема недели

Редакционная статья

/section

Стремительный обвал цен на нефть весьма впечатляет, невольно порождая различные домыслы о целенаправленном обрушении рынка. В самом деле, трудно себе представить, что вот так запросто, на ровном месте, цены падают, лишая могущественные корпорации и государства десятков и сотен миллиардов долларов дохода. Обыденное сознание с трудом осознает, что нечто подобное может произойти в силу объективных причин.

«Это никому не выгодно — этого не произойдет» — эту замечательную формулу в последние полтора десятка лет можно было услышать не раз. Так, например, мотивировали невозможность фондового краха в 1999–2000 годах; так мотивировали невозможность подлинно глобального финансово-экономического кризиса в середине 2008-го. Тем не менее мы знаем, что кризисы эти (и многие другие) произошли. Произошли, несмотря на то что они были «никому не выгодны».

figure class="banner-right"

var rnd = Math.floor((Math.random * 2) + 1); if (rnd == 1) { (adsbygoogle = window.adsbygoogle []).push({}); document.getElementById("google_ads").style.display="block"; } else { }

figcaption class="cutline" Реклама /figcaption /figure

Поэтому стоит как минимум допустить, что и нынешний нефтяной обвал объясняется вовсе не умыслом, по крайней мере не только умыслом. Каковы же тогда причины?

Фундаментальная причина в том, что рынок в последние годы находится в состоянии крайне низкой эластичности: при снижении или повышении цены спрос растет и падает несопоставимо медленнее. Это может быть связано, например, со все более широким распространением энергосберегающих технологий и альтернативных видов топлива. Рынок структурно стал очень сложным, а логистические схемы снабжения нефтью столь совершенными, что рынок готов потреблять нефти ровно столько, сколько ему надо: не больше, но и не меньше. Поэтому любые колебания предложения относительно необходимого потребителям уровня приводят к непропорциональным (примерно в 6–10 раз) колебаниям цены. Отсюда эта фантастическая, зачастую пугающая амплитуда колебаний.

Это, кстати, и к вопросу о том, так ли хороши на практике «совершенные» рынки — рынки столь эффективные (а есть ли сегодня более развитый глобальный рынок, чем рынок нефти?), что требуют от своих участников не менее совершенной эффективности; а если они подобной эффективности не показывают, то расплачиваются за это.

Как бы то ни было, происходящее в последние месяцы на рынке — отличное предупреждение. Особенно если посмотреть на него в более широком контексте, например с точки зрения того, что происходит сегодня на российском валютном рынке: не менее впечатляющее падение при не вполне очевидных причинах для обвала подобного масштаба. Эта удивительная особенность финансовых рынков — резко падать (впрочем, иногда и не менее резко расти) при сравнительно небольших изменениях среды — и раньше обращала на себя внимание своей «необъяснимостью». Вот другой более нейтральный для российской публики пример: японская иена с начала года подешевела почти на двадцать процентов — означает ли это столь же существенное ухудшение состояния японской экономики?

Причем обратите внимание, что Япония ничего к себе ни присоединяла, санкции против нее не вводили, а нефть она и вовсе не продает, а покупает. Тем не менее мы видим весьма радикальное снижение (с конца 2012 года падение составило почти 40%). Но мы ведь знаем, что с экономикой Японии за эти два года по большому счету практически ничего не произошло.

Раз уж нам приходится жить в ситуации столь подвижных финансовых рынков, то все более важным умением становится способность спокойно реагировать на катастрофические события. Не в том смысле, что «все равно», а в том, что требуются крайне аккуратные, спокойные, выверенные решения. Потому что финансовая катастрофа — это плохо, но неправильная реакция на нее — катастрофа в квадрате.

Весьма хладнокровный картель Павел Быков, Александр Кокшаров

ОПЕК не стала сокращать квоты на добычу, чтобы сохранить в долгосрочной перспективе свое влияние на рынок

section class="box-today"

Сюжеты

Нефть:

Теперь каждый сам за себя

Рубль остался без поддержки

/section section class="tags"

Теги

Тема недели

Нефть

Экономика

/section

Вопреки ожиданиям ОПЕК не испугалась резкого падения цен (за полгода со 110 до 75 долларов за баррель) и не сократил квоты на добычу нефти. На то, что ОПЕК не станет спешить с сокращением, указывало многое, например прозвучавшее накануне саммита этой организации заявление министра нефтяной промышленности Саудовской Аравии Али ан-Нуайми , что никакого вмешательства не требуется и «рынок стабилизируется самостоятельно». В принципе, учитывая ту роль, которую на мировом рынке нефти играет Саудовская Аравия (реальные возможности существенно снижать добычу есть только у нее), одного этого заявления было достаточно, чтобы понять: квоты останутся прежними. Однако в этот раз дополнительную интригу саммиту придавал тот факт, что в предварительном неформальном обсуждении принимали участие и не члены ОПЕК — Россия, Мексика и Норвегия. А поскольку перед саммитом среди членов нефтяного картеля явно сформировалась группа стран (во главе с Венесуэлой), активно выступавших за снижение квот, то некоторая интрига все же сохранялась.

figure class="banner-right"

var rnd = Math.floor((Math.random * 2) + 1); if (rnd == 1) { (adsbygoogle = window.adsbygoogle []).push({}); document.getElementById("google_ads").style.display="block"; } else { }

figcaption class="cutline" Реклама /figcaption /figure

Однако в итоге долгосрочные интересы картеля прогнозируемо возобладали над текущими интересами стран, чьи государственные финансы оказались слишком уязвимы к ухудшению нефтяной конъюнктуры. «Саммит ОПЕК показал, что интересы разных стран этой организации заметно отличаются. Чтобы балансировать свои бюджеты, большинству стран ОПЕК требуется уровень цен выше 80 долларов за баррель, а в случае с Венесуэлой, Ираном, Алжиром или Ливией — значительно выше. Саудовская Аравия и ее соседи ОАЭ или Кувейт могут переждать какое-то время, до нескольких лет, с более низкими ценами, ведь у них имеются значительные средства в суверенных фондах капитала, которые смогут компенсировать падение цен хотя бы некоторое время», — говорит старший экономист консалтинговой компании Capital Economics Кэролайн Бэйн .

Конечно, при принятии решения о сохранении квот ОПЕК, в частности, приняла во внимание и такой конъюнктурный фактор, как приближение зимы. (Ведь в случае сильных холодов нынешний избыток нефти на рынке в 2 млн баррелей в сутки может исчезнуть сам собой, а потому сокращение добычи рискует оказаться избыточным и вызвать не стабилизацию рынка, а новый резкий всплеск цен.) Но все же главную роль сыграли именно долгосрочные факторы — продолжительный период сравнительно низких цен должен помочь ОПЕК укрепить свое положение на рынке, а преждевременный и избыточный подъем цен помешал бы достижению этой цели.

Захватывающий эксперимент

Само по себе то, что ОПЕК (под влиянием монархий Персидского залива и прежде всего Саудовской Аравии) не стала принимать меры для прекращения падения цен, не могло не вызвать новой волны спекуляций по поводу политической подоплеки этого решения в духе американо-саудовского заговора против СССР. Однако призывать для объяснения политику в данном случае нет никакой необходимости.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.