Сизиф

Яшин Алексей

Жанр: Фэнтези  Фантастика    1978 год   Автор: Яшин Алексей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сизиф ( Яшин Алексей)

Рисунок Л. Смирновой

Из раннего, тяжелой синевы, рассвета выступили горы. В ближних деревушках заблеяли овцы, закричали голодные с ночи ослы. Волы, жирные, тупые и бесстрастные, глухо замычали. Не успела смолкнуть невеселая музыка нищих горных селений, как подскочило, выпрыгнуло солнце: начал дневной путь Гелиос — в золотой, слепящей глаза смертным, колеснице, — разгоняя первыми, еще длинными лучами утреннюю рябь моря, озеленяя поросшие лесом прибрежные горы.

Выползли из хижин пастухи: замерзшие, кутающиеся в рваные плащи, мало что соображающие от быстрого, неприятного до тошноты пробуждения. Позевывая, расчесывая под тряпьем искусанное клопами тело, то один, то другой выгонял из-за загородок скотину. С хриплой руганью, щелканьем бичей, лаем собак погнали они стада на предгорные, обезлесенные поляны.

Архий, старейший в этих местах из пастухов, по привычке, как то делал уже семьдесят лет своей жизни, взглянул на дальнюю, до половины одетую облаком гору. Все было как прежде: по тропинке, уходящей ввысь, под облака, медленно-медленно вползала на гору серая, чуть различимая фигурка человека.

— Ох, боги, боги… Тяжко ваше наказание, и умереть-то нельзя, — пробормотал Архий, вздохнул и, отпив из поясного меха глоток-другой тимьяновой болтушки-кикеона, тоже с криком погнал своих овец.

На гору же взбирался несчастный царь Коринфа, зло наказанный богами Сизиф, не сумевший в лучшие времена удержать язык за зубами.

Не одно столетие вкатывал несчастный без отдыха огромный камень на вершину горы и столько же раз сбегал вниз, вслед за камнем, сбрасываемым вновь и вновь мстительными богами Олимпа.

Злоба схватывала Сизифа, как холод пролитой на грудь декабрьской студеной воды, но привычка отверженного, привычка столетий кривила губы в усмешке презрения: к миру, к себе, к своему бессмысленному труду.

И до песчинки были знакомы Сизифу, до единой трещинки, грани проклятого камня, отполированного его ладонями. Но очередной рассвет заставал наказанного царя за тяжкой работой: начинался день, и он наваливался всем телом на камень, так что бугры мускулов растягивали кожу. И пот, обильный пот пропитывал, смешиваясь с утренней росой, тропу скорбного труда без смысла и конца…

Шли и проходили мимо сотни, потом — и тысячи лет, но никакая мольба Сизифа не долетела до Олимпа и не могла умилостивить оскорбленных богов.

Время шло, и события текли сквозь время, как через сито песок. Давно забыли полуодичавшие греки — пастухи этих гор — богов-олимпийцев, выдумали и успели похоронить новых: быть может, более добрых, а может — и слишком злых. Но по-прежнему проклятие подгоняло и цепко держало в невидимой упряжи бывшего царя Коринфа.

В пыли раскаленных горных дорог проходили мимо римские легионы. И центурионы из грамотных всадников указывали на Сизифа, объясняя солдатам: кто этот грек и за что наказан.

После были генуэзцы, потом и османские турки с восточным безразличием смотрели на крохотную точку, карабкающуюся в гору изо дня в день, год за годом.

Рассмотрел Сизифа в подзорную трубу и адмирал Ушаков, проходивший с эскадрой вблизи Ионического берега. Слышал от горцев о нем мятущийся Байрон…

Как песок через сито, утекали события, оставляя голое прошлое время и тягостный, проклятый труд Сизифа.

Но случилось нечто. В один из несчетных дней в дикую эту местность пробрались три джипа под номерами технических войск НАТО. Они подкатили по травянистой ложбине к самой горе. Вышли люди в хаки и с любопытством осмотрели гору. Уже когда они собрались уезжать, с горы сорвался большой гладкий валун, прогремел по склону и докатился до самого места стоянки машин. Не успели пришельцы сообразить — камнепад это или провокация местных жителей, — как вослед камню сбежал с горы дикого вида, заросший от век до кадыка бородой, оборванный грек в музейном хитоне. Он увидел джипы, людей в хаки и остолбенел.

— Теосос! — только и вымолвил Сизиф, подумав, что это боги.

— Здорово, парень! — по-английски, а затем и на ломаном греческом обратились они к дикарю. Но тот молчал, с ужасом и почтением глядя на них. Те пожали плечами, переглянулись, рассмеялись, сели в машины и уехали.

Со следующей недели у подножья горы стала скапливаться техника. Ходили и кричали люди в комбинезонах и, как коровы, жевали бесконечную жвачку. Потом экскаваторы, бульдозеры и самоходные буровые установки полезли в гору; на обширную поляну то и дело садились и разгружались тяжелые транспортные вертолеты.

Поначалу Сизиф не мешал строительству военной базы: все вкатывал и вкатывал понапрасну свой камень, чем немало веселил строителей; здесь не было других развлечений — ни публичных домов, ни приличного бара. Но однажды булыжник коринфского царя чуть не раздавил сержанта Вильяма Хоупа — десятника геодезистов, и тот, взбешенный, велел отогнать подальше умалишенного грека. Так и сделали. Когда Сизифа везли, как кота в мешке, в зашторенном «ленд ровере» (чтобы не запомнил дорогу назад) в сторону Коринфа, он плакал и благодарил богов за свое освобождение…

В предместье его высадили, а один сердобольный солдат-конвоир сунул Сизифу в ладонь пять серебряных монет с вычеканенными орлами, похожими на голубей.

В городе его тоже сочли за тихого идиота, и приказчик магазина готового платья, куда по вывеске догадался зайти оборванный Сизиф, ловко выудил у него пять долларов, обменяв на полтораста драхм, хотя рыночная цена была во много раз выше. И почти все бумажные драхмы он забрал у бедного царя в уплату за разнокалиберное бросовое тряпье.

Несчастный три дня бродил по городу, привыкая к новому звучанию греческой речи и ночуя на кладбище, пока не проел оставшиеся деньжонки. Его, голодного, дикого с виду, подобрал фальшивомонетчик Пироксолус и привел в свой подвал: на днях его компаньона отправили в портовой драке на тот свет, и хитрый Пироксолус решил взять дарового и неопасного в его тревожной профессии работника — объявившегося в городе юродивого.

Он быстренько научил Сизифа обращаться с машиной: заправлять бумагу и краски, прижимать и отжимать рычаги. Трудолюбивому царю не привыкать было к монотонной работе, и он ни днем, ни ночью не отходил от печатного станка, приводя неизменно в восторг и хорошее расположение духа хозяина Пироксолуса.

…Весь день Пироксолус отсутствовал: массу времени отнимала реализация фальшивых драхм. Приходил только под вечер.

Но однажды Сизиф не дождался хозяина: ни на другой день, ни через неделю Пироксолус не пришел. Он, бедняга, отправился вослед за своим прежним компаньоном, а может, и на бессрочную каторгу. Теперь Сизиф был один, пришлось ему изредка выходить в город за пищей.

Скоро иссяк запас бумаги и красок, но великое нетерпение овладело к тому времени душою бывшего коринфского царя: напечатать как можно больше бумажных драхм и снова, купив на них город (Сизиф знал от Пироксолуса о силе нынешних денег), стать царем Коринфа, а может, если соблаговолят к нему боги, — и всей Эллады.

Сизиф стал кроме еды приносить в подвал рулоны сетчатой бумаги и банки с краской, купленные на черном портовом рынке.

…И печатал, печатал без устали радужные бумажки, аккуратно перевязывая их в десятитысячные пачки, а последние складывая в рогожные мешки.

Чтобы не ходить часто в город, в порт, оставляя станок без работы, он закупил оптом десять тонн бумаги и шесть восьмидесятигаллонных бочек краски, подвез к подвалу два грузовика австралийской тушенки и упакованных в двойной целлофан сухарей. Теперь он работал без перерывов.

Как некогда, потянулись годы… Сколько-то прошло времени, но запас материалов был переработан, консервы и сухари съедены, а в огромном некогда подвале оставался свободным от денежных мешков только узенький коридорчик, где с трудом помещались Сизиф и станок.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.