Школа сновидений

Панов Алексей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Школа сновидений ( Панов Алексей)

Книга ПЕРВАЯ

Эта книга писалась так же странно, как странна наша жизнь, когда нам хватает мужества и любви взглянуть на нее несуетным взглядом. И когда это происходит, мы вздрагиваем от неведомого холодка вечной тайны, которая всегда рядом с нами и в нас: мы не знаем ничего о мире, так же как не знаем ничего о себе. Словно бы вечер опять застал нас в дороге, а мы по-прежнему очень далеко от дома. Но вопреки этому мы продолжаем жить, и изредка нас сопровождает в этой дороге чувство, что мы могли бы жить по-другому, совсем по-другому.

Иногда мы сталкиваемся с людьми или книгами, которые, наконец, волнуя нас, говорят именно об этом — о жизни по-другому. Но это лишь на первый взгляд. Потом мы узнаем: эти люди и книги называют то, что нас волнует, каким-то там мистико-оккультно-эзотерическим, и мы часто пускаемся во все тяжкие, пытаясь освоить некие зубодробительные системы или сладостно отдавая ответственность за свою судьбу некоему харизматику или просто мессии. И в это время мы забываем, что чувство, неслышно и пронзительно звавшее нас, совсем не похоже было на груду расписаний, предписаний, своды и талмуды якобы тонких законов, которые всучивают нам и называют это жизнью по-другому.

Нет-нет, некоторые из них даже по-своему красивы — как бывает красив узор трещин на солончаке, некоторые из них и на самом деле что-то объясняют, но они — совсем не о том, что нас звало, не правда ли?

Может быть, эта книга не о снах. Может быть, эта книга о том. Хотя бы изредка.

Часть I. СОН О СВОБОДЕ ИЛИ КАРТА КАРТ

В настоящее время доступные техники использования снов, в основном, представлены либо выродившимися и одичавшими фрагментами древнейших магических практик, либо узкоспециализированными интерпретационными школами постфрейдистского толка.

К недостаткам первых следует отнести игнорирование «совестного дегтя труда», необходимого наяву для того, чтобы проснуться и действовать во сне как реальности прежде всего Духа, а не арены достижения эгоистических целей новыми путями. Другой недостаток — фрагментарность этих знаний — также чреват серьезными деформациями духовного пути практикующих, так как в отсутствие цельного абстрактного ядра системы отдельные практические аспекты ее, избираемые для способа действовать в сфере Неизвестного, порождают хаос и тупики. Все это в большей степени объяснимо и тем, что энергетическая направленность древних практик, вектор их внутренней устремленности, чаше всего в той или иной мере, а иногда полностью, противоречит модальности времени, в котором мы живем. Именно поэтому многие древние практики вообще, а не только сновидческие их аспекты, зачастую не дают результатов сейчас или дают, но совершенно непредвиденные. Структура момента такова, что энергетическое положение нашей планеты изменилось весьма существенно (если не в принципе, то, во всяком случае, в своих качествах). Изменения эти будут возрастать.

Вторая группа техник, являющих собой почти целиком недостаток или временное недоразумение, заведомо ограничила себя лишь аспектом интерпретации снов как проявлений скрытых проблем «подсознания», понимаемого к тому же достаточно узко и низко. В целом эти постфрейдистские школы невольно представляют дела таким образом, что сны снятся как бы лишь в том случае, если подсознание ущемлено. Здесь игнорируется магическая реальность снов как движения человеческого духа в иных мирах и измерениях, а также реализационные аспекты сновидений, то есть бессознательное или волевое воздействие сновидцев на повседневность.

Кроме того, никуда не исчезла и продолжает здравствовать народная интерпретационная традиция, которую отличает от двух предыдущих подчеркнутый акцент на предсказательной стороне интерпретации. Масса издающихся и переиздающихся сонников, перегруженных устаревшими шаблонами и архетипическими трактовками, продолжает эти традиции.

Между тем, нарастающий обшесоциальный интерес к сно-видческой жизни человека требует пересмотра и синтеза всех актуальных и периферийных знаний накопленных человечеством. Модальность настоящего и настающего времени такова, что необходим не только синтез этих знаний на ином качественном уровне, — необходимо и рождение нового языка, адекватно описывающего эти изменения реальной неизвестности. Подобной попыткой и является наша книга.

Правила игры и сновидения

Понять — значит упростить.

А. и Б.Стругацкие

Одна сновидящая во сне попала, по ее словам, очень высоко, и там золотоволосые, высокие и извечно знакомые некто долго и ласково учили ее. Затем один из них коснулся ее лба, сказал: «А теперь спи,» — и в тот же миг она проснулась здесь, в своей постели на девятом этаже.

«Ты мне никогда не снишься, дышу Тобой наяву. Снятся все остальные, и это — дурные сны».

Мы спим, когда бодрствуем здесь, и просыпаемся в краткие миги ясных снов.

Катастрофическое самоотождествление с материальным планом Земли, на которой по тем или иным причинам мы воплотились, блокирует нашу истинную память. Мы не можем вспомнить действительные правила великой, прекрасной и страшной Игры, в которую мы когда-то согласились играть по своей воле, Игры, в которой каждая сущность — одновременно и игрок, и карта, и выигрыш, и проигрыш, и сама Игра. Но мы довольствуемся не Игрой, а играми, игрушками, возней в песочнице.

Почему?

«Жизнь есть сон». Но есть и дополнительная версия: нынешнее наше положение есть следствие одного из ходов в Игре, и не исключено, что ход был достаточно удачным. Но время не спит, Игра продолжается, пора делать следующий ход. Пора просыпаться.

Но прежде должен быть усвоен и понят смысл и урок предыдущего хода, переместившего нас сюда, в этот мир, в это положение. В основе Мира и миров лежит Тайна, о которой можно сказать совсем немного: она, по определению, не может быть разгадана. Тайна есть мать Игры, ибо любая игра невозможна без риска и неизвестности. Риск и неизвестность — это то, что делает мир живым, то есть свободным.

Каждый мир имеет привычку быть бесконечным. У любой бесконечности есть свои способы длиться, не утомляясь при этом окончательно, потому что любое окончание есть начало. Все способы длиться основаны на одной из функций тайны, связанной с инерционностью, сопротивлением материи и пространства, с темнотой, косностью, незнанием, забвением, сном, беспамятством. Все перечисленные понятия не отягощены в данном контексте никакими негативными ассоциациями, потому что — повторимся, — потому что отражают фундаментальное свойство Мироздания иметь длительность, переходящую в бесконечность. Тайна, по всей видимости, существует вовсе не для того, чтобы мы ее разгадывали, — как вызов ее воспринимает только наш ум. У Тайны иные функции в мире, на которые можно лишь весьма косвенно и косноязычно указать некоторыми метафорами: например, можно сказать, что назначение тайны в мире сродни балкам в доме, которые поддерживают и скрепляют крышу и потолок, о которых никто не может знать лишь одного: когда именно и почему они рухнут.

Уровни достоверности

Любой человек хотя бы раз в жизни переживает момент, когда происходящее с ним и весь окружающий мир воспринимаются с исключительной яркостью и полнотой как настоящее, достоверное, истинное, наполненное светом смысла и высшего смысла до мельчайших своих частиц. Подобное происходит изредка и в наших снах.

Именно такого рода переживание становится отправной точкой, которая дает возможность понимать бывшие до этого переживания и восприятие действительности как относительно достоверные — т. е. как более блеклые, отрывочные, бессмысленные, неистинные.

Однако при наличии возможности развиваться именно по точкам достоверности — идти по пунктиру, образуемому ими — человек обнаруживает некую структуру достоверности, обладающую как определенными уровнями, так и сложнейшим единством точек, как бы образующих ее.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.