Потерянный мир

Вавикин Виталий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Потерянный мир ( Вавикин Виталий)

Холод, зима и по коже озноб,

Но солнце яркое и из глаз слезы.

Жизнь моя – заколоченный гроб,

Крышку открываю – свобода…

День первый

Никто не знал Джессику лучше, чем Барт Фишборн. Никто… И что самое забавное, никто кроме нее не понимал этого. Даже сам Фишборн. Он относился к ней как… Как к младшей сестре? Да. Пожалуй, так оно и было… Но сестра выросла, расцвела, превратилась в женщину… Почти в женщину. Так, по крайней мере, решил Фишборн год назад, когда был в городе Колониа. Сейчас, в самолете над Тихим океаном, он старался не думать об этом, не вспоминать. Просто сидел и смотрел на бесконечную синюю даль, пока не появился остров Понпеи. Сердце как-то тревожно вздрогнуло, заставив нетерпеливо заерзать в кресле. Шасси самолета коснулись посадочной полосы местного аэропорта. Встречающих не было. Почти не было. Джамил Келамис увидел Фишборна и радостно замахал ему рукой.

– Ты что, не стригся с нашей последней встречи? – спросил Фишборн. Гид расплылся в довольной улыбке и кивнул. – А Джесс… – Фишборн заставил себя замолчать.

– Она в школе, – улыбнулся Джамил.

– В школе? – удивился Фишборн.

– Она очень умная! – протянул гид. – Хоть и молодая, но умная! – он на мгновение замолчал, затем неожиданно оживился. – Вы знали, что она может построить любой мост? А дома? Я видел чертежи, которые она делает! – глаза Джамила полезли из орбит. – Там столько всего написано!

– Правда, рисует она неважно, – подметил Фишборн, сам не зная зачем. Гид помрачнел и нехотя кивнул.

Старый дизельный двигатель японского внедорожника надрывно загудел. Взлетная полоса осталась позади, впрочем, как и весь остров, на котором был расположен аэродром. Они ехали в город Колониа – столицу Понпеи Федеративных штатов Микронезии. С дамбы, соединившей острова, за разросшимися пальмами города был виден купол старой немецкой церкви. Джамил оживился, обратил на это внимание Фишборна, так же как и год назад это сделала Джессика Хорниш.

– Я уже видел это, – перебил гида Фишборн.

– Джессика показала? – Джамил увидел, как Фишборн кивнул и расплылся в довольной улыбке. – Она все здесь знает! Порой мне кажется, что это она гид, а не я! А ты знал, что она разговаривает на японском?

– Совсем чуть-чуть.

– А сейчас она учит понапе, – Джамил нахмурился. – Ну, не то чтобы учит… Так… Пообщается немного с кем-нибудь со словарем или переводчиком, а потом смотришь, а она уже и сама начинает все понимать… Даже странно как-то…

– Тебя послушать, так ты гид не по острову, а по Джессике, – попытался пошутить Фишборн.

Они въехали в город, сопровождаемые мальчишкой на моторной лодке, который решил плыть с ними наперегонки.

– Перекусишь с дороги или сразу в отель? – спросил Джамил.

– Выпью. – Фишборн пытался следить за мальчишкой на моторной лодке, но его уже было не видно за разросшимися вдоль берега пальмами. – Здесь недалеко есть японская закусочная…

– Я же гид! – притворно обиделся Джамил. Или же не притворно? Фишборн бросил на него косой взгляд.

– Могу я спросить, Джамил?

– Конечно.

– Ты и Джесс… Вы… У вас с ней… – Фишборн замялся, покачал головой. – Забудь.

– Все в порядке? – спросил Джамил, хмуря черные кустистые брови. Фишборн кивнул.

Они свернули на стоянку. В закусочной из десяти столов лишь два были заняты. С крыши свисали листья пандуса. Летали мухи.

– Я возьму обед, – сказал Джамил.

Фишборн сел за третий от кухни стол. Пахло жареным мясом. Закусочная больше напоминала грубую, наспех построенную хижину, но именно это и влекло сюда Фишборна.

– Надеюсь, это не собака? – спросил он Джамила, указывая на мясо в тарелках, которые принес гид.

– Собака? – Джамил нахмурился, качнул головой, затем неожиданно взорвался хохотом, заставив остальных посетителей вздрогнуть.

Он извинился перед ними и бросил пару слов на понапе, указывая на Фишборна. Они посмотрели на гостя и тоже весело рассмеялись.

– Что ты им сказал? – насторожился Фишборн.

– Сказал, что в твоей стране собак держат дома и ухаживают за ними, пока они не умирают от старости.

– И все?

– Не совсем. – Джамил сел за стол. – Помнишь, как Джесс накормила тебя собачьим мясом?

– Она сказала, что это коза.

– И ты не заметил разницу?

– Как я замечу?! Я же не ел до этого собак! – Фишборн начал злиться, но Джамил не обратил на это внимания.

Он повернулся к соседнему столику и передал им слова Фишборна. Они снова дружно рассмеялись. Фишборн выругался, взял стопку саке, выпил. Мужчина за соседним столиком что-то сказал.

– Он говорит, что, хоть американец и боится есть собак, но пить умеет! – перевел Джамил.

Фишборн кивнул, выпил еще одну стопку.

– Так это точно не собака? – спросил он Джамила, пододвигая к себе тарелку.

– Коза, – Джамил попытался сдержать смех, но, когда увидел, как замер Фишборн, снова рассмеялся.

– Да шел бы ты… – проворчал Фишборн, отрезал кусок мяса, подцепил его вилкой.

«Если это собака, то меня вырвет», – подумал он, пытаясь по запаху определить, так ли это. Джамил, не моргая, следил за ним. Фишборн не видел, но знал, что и остальные посетители наблюдают и ждут, что будет.

– Это не собака, – сказал он, отправляя в рот кусок мяса, хотя в действительности так и не смог вспомнить, как пахнет жареное собачье мясо. – Ведь не собака? – спросил он, вглядываясь Джамилу в глаза. – Ты бы так не поступил. Правда? – Фишборн заставил себя пережевать и проглотить кусок. – Нужно еще выпить, – сказал он, чувствуя, как выпитое саке уже начало действовать.

Джамил подвинул ему свою стопку.

– Ты всегда пьешь так много или только когда приходится приезжать сюда?

– Только когда приходится есть собак, – скривился Фишборн, отрезал себе еще кусок мяса и съел, уже не задумываясь.

За соседним столиком снова послышались голоса.

– Что они говорят? – спросил Фишборн Джамила.

– Говорят, что человек, который умеет так пить, не может бояться собак.

– Я не боюсь собак. Я просто не хочу их есть… – Фишборн нахмурился, почесал вспотевший затылок. – Хотя после трех саке мне уже наплевать. – Он отрезал себе еще кусок, слушая, как Джамил переводит его слова туземцам и ожидая, что сейчас снова услышит смех, но они лишь учтиво закивали головами. – Надеюсь, я освоюсь раньше, чем сойду с ума, – проворчал Фишборн.

– Да ты уже освоился. Просто не хочешь признать это, – сказал серьезно Джамил. – Вот когда ты приехал сюда впервые, тебе нужно было привыкать, а сейчас считай, ты уже дома.

– Да. – Фишборн взял еще одну стопку. – Вот только дома я столько не пью.

– Это из-за Джессики?

– Что? С чего ты…

– Из-за того, что ты переспал с ней в прошлый раз?

– Господи, она что, и это тебе рассказала?! – опешил Фишборн.

Джамил смутился, но все-таки кивнул.

– Она, если ты еще не заметил, не особенно умеет хранить свои тайны, – попытался он смягчить Фишборна.

– Это была не только ее тайна, черт возьми! – проворчал Фишборн, поднимаясь из-за стола.

Джамил проводил его взглядом, закончил с обедом, вышел следом на улицу и сел в машину.

– Не обижайся на нее, – сказал он, выезжая со стоянки.

– Да я и не обижаюсь, просто если ее отец узнает…

– То уволит тебя? Выкинет на улицу?

– Это тебе тоже Джесс сказала?

– Ну, ее же мистер Хорниш выгнал из дома.

– Она сама ушла, – Фишборн откинулся на спинку сиденья. От жары и выпитого тянуло в сон.

Джамил выехал на главную улицу, но почти сразу свернул с нее. Машина подпрыгнула на ухабе. Они проехали мимо «Бол парка». Из машины была видна «Испанская стена», затянутая мхом, с проходящими над ней линиями электропередачи. Чуть дальше, за стеной, находилась старая церковь, купол которой видел Фишборн, когда ехал из аэропорта. Именно там все и случилось. У Фишборна и Джесс.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.