от любви до ненависти...

Сурская Людмила Анатольевна

Жанр: Историческая проза  Проза  Исторические любовные романы  Любовные романы    Автор: Сурская Людмила Анатольевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
от любви до ненависти... ( Сурская Людмила Анатольевна)

От автора

Я редко покупаю газеты. Чем больше их становится тем сложнее мне их перебарывая себя покупать и ох, как мерзко разворачивать углубляясь в чтение. Но тут случай принудил. Ехала в электричке. Народ точно с ума сошёл, кроме, как про политику ни о чём не говорил. По этим строкам сразу можно догадаться что это за страна. Так и есть — Украина. Сплошные выборы и политические дураки. Вот мне и надоело слушать ахинею, из двух зол выбрав меньшую, я купила газету. Надеялась заткнуть уши. Страницы с политическими дрязгами пропустила, заглянув сразу в самую серединку. Что там? Глаза застряли в статье, о привидении в парке старинного замка. Весы реального и сказки колебались постоянно. Уж очень много свидетелей. С другой стороны — причин для инсценировки больше чем достаточно. Народ наш стал расторопный и сообразительный. Заманивать туристов — это раз. Просто кто-то с кем-то поспорил, что поверят и вот стараются — два. Вообще чёрт его знает что это — три.

Как бы там не было, а я решила съездить и посмотреть всё сама и на месте. Черниговщина — это земля колдунов. Муж отговаривал, но я как баран на новые ворота упёрлась. Хочу! Сказано сделано. Подбив в пятницу мужа на поездку, мол, посмотрим старину, про привидение, чтоб не поднял на смех, молчок. Мы в субботу, с самого рассвета, полагая до большого потока машин успеть пройти не малую часть пути, завернув на бензоколонку заправиться, вышли на трассу. На место прибыли после полудня. Чернигов. Остановились в гостинице. Прошлись по городку. Действительно старины завались. Да и где ей ещё быть, если не в этих краях — здесь Русь крылом взмахнула. Одно жалко — мало сберегли. Гражданская секла. Отечественная туда, сюда прокатилась. Сами, от скудости ума постарались. Послушали гидов рассказывающих, что в городе и его окрестностях все ищут клады. Всё может быть — прятали! Мы погуляли по тому парку, где по описанию свидетелей видели привидение. Но тщетно. Оно, если и было не торопилось выпорхнуть ко мне. Правда, у меня наблюдалось такое ощущение, что за мной следят. Но это я отнесла к чисто эмоциональной стороне. Запросто могла сочинить и напридумывать. Вымотанный дорогой муж запросил пощады, предложив пройти в номер и отдохнуть, а уж вечером, если мне не терпится поглазеть, прогуляться ещё. Так сказать посмотреть место в вечернем ракусе. Мне ничего не оставалось делать, как согласиться. Правда, заснуть я не могла. Лежала с открытыми глазами, сверля то стену, то потолок и всё. Но долго не получилось отдыхать и так. Словно неведомая сила подняла меня с кровати и вывела на улицу. Уже сталкиваясь с подобным и зная, что так управлять человеком может только судьба, я подчинилась. Ноги вывели на дорогу, ведущую в старинный парк. Под ноги метнулась чёрная тень бездомной собаки. Шарахнулась, но пошла дальше. Я шла и ждала встречи. Вот сейчас, вот-вот… Но та же сила развернула меня на тропинку. По взмокшей спине прошла дрожь. Чёрт! мало ли что… Одна. Трахнет кто по неугомонной башке и кувырк… Тропинка нырнула в небольшую лощинку и я чуть не вскрикнула. Вдалеке шевелилось облако, не облако, человек не человек. Оно повернулось ко мне и направилось в мою сторону. Я поморгала глазами, со всем старанием пытаясь разобраться. На встречу мне двигалось что-то прозрачное. Я встала соляным столбом. Да и куда, если ноги всё равно не шли. По спине побежал холодный пот. Ближе, ближе и передо мной появилась женщина. Скорее девочка. Лет пятнадцати, шестнадцати. Белая с синевой кожа казалось была прозрачна. Длинная из грубого полотна рубашка до пят спадала с плеч. Горящие огнём несчастья глаза смотрели с мольбой. Маленький ротик открылся и тихий холодный голосок в мольбе произнёс:

— Не бойся. Помоги. Я так устала. Долго ждала. Знаю, ты сможешь.

Я вся напряглась и сосредоточилась. Немного успокоившись, посмотрела на лицо девушки выражающее муку и просьбу и подумала, что оно было бы красивым, если б не было мертво. Синие прозрачные руки легли в мольбе на её полную грудь. И я решила, что отказать нельзя. Что-то очень важное и сильное подняло её из праха и водит тут. Да разве не за этим я приехала сюда. Подумав, я, с трудом разжав губы, сказала:

— Говори.

Она обрадовалась. Сквозь текущие по щекам как бриллианты слёзы скользнуло что-то подобие улыбки, и даже послышался вздох облегчения. И она быстро, быстро, словно боясь, что я передумаю, заговорила:

— Он обманул меня. Колдовскими приворотными чарами и хитрыми сладкими письмами, закрыл глаза, затуманил голову. Я виновата, но не тем и не настолько чем давит меня время. Слишком поздно я поняла, что это не его слова и речи в письмах не от сердца, всё хитрость. А я птаха горячая попалась. Лицо шляхтича молодого и красивого мелькало перед глазами. Того самого, за которого он сосватать меня обещался. Сам дьявол ему помогал. Всё же было на блюдечке, отцу отомстить хотел, на золото его позарился, конкурента в нём разглядел, боялся, что булаву заберёт, а я слепая ничего не видела и не слышала. Помощи в нём искала, поддержки. Крёстный же отец. Не виноватая я, как в хмелю была… К другому сердце моё тянулось, помощи у крёстного просила… Поверь, душой говорю… Он самим дьяволом оказался. Если б хоть то просто с его стороны являлось ошибкой, больно, но не смертельно. Только нет, то была коварная насмешка, план, месть. Когда чары сошли, я прозрела. Честным со мною он был лишь раз — это когда взял меня. Не врал — хотел. Ещё бы ему не хотеть, но ведь он хотел, так-то всех… Животное. Миг правды и перед этим, и дальше — ложь. Сплошная ложь. К тому же этот старый развратник и кусок дерьма всю жизнь хотел всё что движется. Брал, а потом выбрасывал. Там, где эта мразь появлялась, любая, на какую или какого указал его перст, становилась его жертвой. Кто её или его спрашивал — то. Со мной из-за отца ему пришлось пофантазировать, повозиться… Потешил душеньку, развлёкся. Там, на болотах, есть «чёртово урочище». Именно туда затягивали используемых и уже не нужных женщин, подростков и делали что хотели. Это не просто ад, а исчадье ада. Меня ждала та же участь. Не пожалел, кинул в ту грязь. На потеху всем. Народ после его смерти развалил то гнездо дьявола. Разгневанные мужья, женихи, отцы не оставили там камня на камне. Мне повезло, я выпрыгнула из окна этого гадюшника и утопилась.

Она замолчала. Я поняла, что это мне даётся время для вопроса. И вопрос, в наполненной страхом и любопытством моей голове, нашёлся:

— Что ты хочешь от меня?

— Они неправы делая из этой истории культ любви. Он не любил. Это животное не способно любить. Разве что власть… Вытащили письма… Они сон. А любовь — это святое. Он измывался над чувством. Он не рождён любить. А они говорят, что он любил… Не мог он, не мог… Не способен. Этот дьявол любил лишь власть и золото. За это он мог растоптать даже себя.

Её трясло от гнева и обиды, меня от непонимания. Да, уж если что могло поднять из небытия, то это оскорблённая любовь. Кто же она? О ком с таким негодованием говорит?

Я едва разжала свои сведённые страхом губы:

— Что я могу сделать для тебя?

— Расскажи, как это было на самом деле. Докажи, что этот дьявол всё врал. Убери все преклонения его любви. Это вгоняет моё поруганное тело в топь, а измученной душе не даёт покоя… Всё ложь, ложь, ложь!..

Я кивнула утвердительно.

— Обещаю, что смогу сделаю.

— Пожалей меня. Я кругом грешна. За непослушание — заплёвана и растерзана. За самосуд своей душе — покарана. За преждевременную смерть отца — проклята. Матушка, отмаливая мои грехи и батюшкину душу, заперла себя в монастырские стены. Не откажи, перекрести меня. На мне нет креста. Сняла, когда выбрасывалась из окна в топь. Прошу, три раза, перекрести.

Несмотря на постукивающие зубы, я всё же задала этот вопрос:

— Почему?

— Ты мать. Если каждая женщина пожалеет меня, то возможно я добьюсь прощение своей. Я стала виновницей их с отцом несчастий.

По моим щекам текли слёзы. Я перекрестила. Мне действительно было жаль её. Она улыбнулась и исчезла. А я, обессилив, привалилась спиной к дереву. Голову разрывало: «Кто эта несчастная девочка? Какое свинячье рыло так прошлось по ней?» На тропинку вышла целующаяся парочка. Наверное, я выглядела не лучшим образом, потому что они поинтересовались:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.