Гетто

Далин Максим Андреевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гетто (Далин Максим)

Макс Далин

Гетто

…Ну что ж ты, смелей! Нам нужно лететь!

А ну — от винта! Все, все — от винта!

Александр Башлачёв

В этом районе города Славка никогда ещё не был — и никак не мог сообразить, где сейчас находится. Напрасно задремал в автобусе. Надо же было выскочить на чужой остановке! — да и автобус исчез непонятно как и неведомо куда, и остановки теперь, почему-то, не было видно.

Славка озирался, рассматривая, вроде бы, историческую застройку. Между невесть как оказавшейся тут ратушей, украшенной громадными часами, симпатичной кафешкой и обшарпанным доходным домом, утыканным нелепыми балкончиками, вдруг обнаружился скверик с видом на ультрасовременный торговый центр — словно выход в другое измерение. Повернувшись к скверику спиной, Славка увидел узенькую грязную улочку, мощённую булыжником, средневековую какую-то, старше города — но у него под ногами булыжник резко переходил в асфальт. В проёме между неожиданными хрущёвками на другой стороне перекрёстка темнели деревья; был ли там парк или что-то другое, Славка не знал.

И в этом странном месте проживала ещё более странная публика. Народу вокруг бродило не слишком много, и как-то особенно часто встречались фрики, одетые как ролевики или панки. Впрочем, Славке было неуютно по другой причине: буквально все встречные, неизвестно почему, окатывали Славку взглядами настолько недружелюбными, что он чувствовал себя нелегальным эмигрантом из горячей точки.

Однако, надо было как-то выбираться отсюда и ехать домой. Славка попытался обратиться к тому, кто казался самым безобидным в поле зрения — добродушной с виду пожилой даме в длинном платье викторианского стиля и шляпке над седыми буклями:

— Простите… — но дама не дала ему договорить.

— Как вам не стыдно, молодой человек! — выдала она вдруг с прочувствованной горечью. — Мало того, что вы имели бесстыдство сюда прийти, у вас хватает бестактности ещё и заговаривать со мной! Я не могу не поражаться падению нынешних нравов! Как можно оскорблять порядочных людей — да, жестоко оскорблять, распускать грязные слухи, выдумывать небылицы — а потом подходить на улице?! Это просто уму непостижимо! Полагаете, я не знаю, что вы говорили о моём жильце?

— Я? — поразился Славка. — Да я вас первый раз вижу!

— Зато я вас запомнила, молодой человек, — продолжала дама. — У вас грязное воображение, да-да.

Дама говорила громко и на них начали оглядываться. Несколько парней в очень достоверной форме вермахта времён Первой Мировой, которые мирно стояли и курили у дверей кафе, вдруг принялись пристально разглядывать Славку, а один из них, громила с пудовыми кулачищами, даже шагнул вперёд, набычившись и щуря злые глаза.

Потрясённый Славка от греха дёрнул прочь и ретировался в скверик. Там было спокойно и почти безлюдно, только интеллигентного вида мужчина в бархатном пиджаке наблюдал поверх газеты за стайкой болтающих подростков. Очевидно, его внимание привлекла очень хорошенькая девочка, медно-рыжая, тоненькая, в застиранной футболке и юбчонке, слишком узкой и короткой. Просто удивительно, что такая красотка делала в компании чудноватого вида пацанят — толстяка, дёрганого очкарика и заики, который пытался донести на весь сквер, что «кк-кровь сс-смывается хх-холодной водой».

Подростки не обратили на Славку внимания, зато мужчина взглянул с тенью любопытства.

— Не скажете, как пройти к метро? — спросил Славка вежливо.

Мужчина печально улыбнулся.

— Меня уже давно не удивляет склонность вашего сорта в известность играющих молодых людей к чудовищно пошлым забавам, но «Метро» находится далеко за пределами любых представлений о пошлости. К тому же там небезопасно в вашем, и без того щекотливом положении. Я хочу сказать, что в районе «Метро» вам будут избыточно рады, как чрезмерно обрадуются любому, занятому самоупоённым сетевым словоблудием. Это же гетто.

— Почему гетто? — удивился Славка, вспомнив парней в немецкой форме. — Что это за место вообще, я тут раньше не был!

— Что не может не удивлять, если сопоставить вашу интеллектуальную невинность с родом ваших занятий, — кивнул мужчина. — По вашему отчуждённому и безмятежному тону я заключаю, что вы и не были в этом городе дальше гетто. Впрочем, каждый, конечно, выбирает себе любимое обольщение или извращение, утопая в сладостных иллюзиях и воображая изысканные недостижимости — неотъемлемое право бездельника, ласкающего лишь пластмассу клавиш. У меня нет личной причины для неприязни. Вы ведь не знаете меня?

— Нет, конечно! — обрадовался понятному вопросу Славка, у которого от словесной мути, разводимой собеседником, зашёл ум за разум. — Я-то о вас ничего плохого не думаю!

Мужчина разочарованно посмотрел вслед уходящим из скверика детям.

— Ну, что ж, — сказал он рассеянно. — В таком случае советую вам держаться советской стороны.

— Как это? — удивился Славка. — И почему?

— Поставщики тюремных библиотек, разумеется, вряд могут тягаться с рождёнными на свободе в отношении затейливости прозы, — туманно пояснил мужчина, — зато их детища, скованные традиционной моралью, могут воздержаться хотя бы от убийства. Вот за немцев я не стал бы ручаться…

Славка взглянул в направлении его взгляда.

Компания немецких солдат вошла в сквер и решительно направлялась к беседующим. Славка с ужасом понял, что злость этих фашистов может не ограничиться мордобоем — один из них скинул с плеча винтовку со штыком.

Славка попятился.

— Куда же ты, подожди! — неожиданно крикнул по-русски симпатичный парень интеллигентно-арийского вида, но его тощий приятель с винтовкой злобно ухмыльнулся:

— Кровавая месть — как кровяная колбаса!

— Перевод Юрия Афонькина, — пренебрежительно повёл подбородком разговорчивый мужчина. — В оригинале это прозвучало бы значительно красочнее…

Славка не выдержал и бросился бежать. Он понял.

Фрицы бежали упруго и легко, и не мешали им ни винтовки, ни тяжеленные сапоги. Они нагоняли неумолимо, Славка подумал, что пропал, его сердце выпрыгивало в горло, пот заливал глаза, а ноги подгибались — но вдруг кончился асфальт под ногами, и Славка чуть не растянулся на булыжниковой мостовой.

А немцы отстали.

Что колбасникам надо-то, раздражённо подумал Славка, перейдя на шаг и пытаясь отдышаться. Не читал я вашего сопливого Ремарка и не собираюсь, придурки. И если кто-то с дайрей что-то такое про вас и написал, то нефиг было сюсюкаться друг с другом в своих засранных окопах! Боевое братство у них, подумаешь… я-то тут при чём?

Нервное напряжение потихоньку спадало. Славка шёл по узенькой грязной улочке какого-то тропического городка, куда выскочил из Европы начала прошлого века, и мало-помалу успокаивался.

Всегда он шлялся по этому городу в фантазиях — теперь вдруг попал сюда во плоти. Ну и что? Вся эта шушера — и викторианская тётка, и трепло в бархатном пиджаке, и фрицы — всего лишь выдумка. Они не настоящие. Их нет. Имел любой с фикбука или СИ любого из этих выдуманных перцев, куда хотел и как хотел. И вообще, скорее всего, это сон.

О тяжёлом запахе казармы, застарелого пота и пороха, исходившем от солдат, думать не хотелось. Просто воображение разыгралось — и всё. Они могут пахнуть, разве что, типографской краской.

На противоположной стороне улицы появилась очень хорошенькая девушка в кисейном светлом платьице и шляпке. Тёмные локоны, выбиваясь из-под шляпки, обрамляли умненькое и нежное личико. Славка засмотрелся — и упустил момент, чуть не столкнувшись с прохожим, шедшим навстречу.

Стальное острие ткнулось чуть ниже шеи, в то самое место, где сходятся ключицы — больно.

— Вы чего?! — возмутился Славка

— Здравствуйте, Вячеслав, — вкрадчиво сказал высокий смуглый брюнет с ледяными синими глазами. — Какая неожиданная встреча!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.