Не запирайте вашу дверь

Эльская Юлия

Жанр: Криминальные детективы  Детективы    2000 год   Автор: Эльская Юлия   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Не запирайте вашу дверь ( Эльская Юлия)

Только клада мне не надо

Выкопанная мною яма оказалась слишком глубокой и какой-то подозрительно прямоугольной. Как раз под гроб. «Пациент долго болел и в конце концов умер», — весьма некстати пришла мне в голову где-то прочитанная фраза.

Нет, я не собиралась закапывать покойника. Моя «пациентка» была живой, ей было два года, звали ее «рябина обыкновенная», и выросла она в соседнем лесу. Я всего лишь хотела посадить ее на постоянное место жительства, вернее, на постоянное место роста. Постепенно она превратится в роскошное дерево и украсит мой сад; осенью она будет шуршать облетающими листьями, а зимой — кормить ягодами прилетающих к ней в гости птиц. Через несколько лет никто и не вспомнит, что в девяносто первом году — тысяча девятьсот девяносто первом — она была участницей одной очень необычной истории.

История эта началась с письма. Точнее, началась она раньше — когда я, превратившись из москвички в подмосковного фермера, взяла в аренду участок земли и засеяла его лекарственными травами.

В тот вторник, проезжая мимо почтового ящика, стоящего на столбике у шоссе, я вынула из него пачку газет за прошедшую неделю и увидела тоненький конверт без обратного адреса. Особых подозрений он у меня не вызвал. Потом прочитаю, решила я и бросила почту на заднее сидение машины.

До вечера я занималась разными делами, например засыпала яму под окном. Представляете девушку, засыпающую яму? Потом поливала клумбу. Потом еще что-то делала. А за ужином наконец достала письмо.

«Если тебе дорога жизнь, готовь пятьсот долларов», — прочитала я. Прочитала и… чуть чаем не захлебнулась.

Откашлявшись, я уставилась на лист бумаги. Боже мой, что это? Неужели это мне?! Еще раз посмотрела на конверт: да, на нем мои имя и фамилия. И адрес мой. Ну-ка, что там еще написано?

«В субботу, тринадцатого июля, ты должна отвезти деньги в Москву — на электричке. Тебя будут ждать на вокзале. И чтобы без фокусов, иначе…»

Что иначе — сказано не было. Видимо, это предлагали придумать мне самой. Обычно я на фантазию не жалуюсь, но тут она работать отказалась. Наотрез.

— Что за глупый розыгрыш?! — вслух возмутилась я. — С чего это вдруг я повезу кому-то деньги, да еще на электричке?! Какой идиот это придумал?! Может, еще и пешком отнести?!

Лежавшая у двери собака, рыжий спаниель по кличке Гамма, подняла морду и преданно посмотрела мне в глаза. Словно говорила: «Что бы ни случилось, хозяйка, я тебя не брошу!»

— Хотелось бы, конечно, знать, кто из моих знакомых до этого додумался, — с легким раздражением произнесла я, обращаясь к собаке. — И что с ним, с этим идиотом, за это сделать?

В ответ она проскулила что-то невразумительное и застучала хвостом по полу.

Я решила вернуться к письму. С робкой надеждой: может быть, я что-то не так поняла?!

Отодвинув чашку подальше от края стола, я внимательно перечитала письмо. Да нет, я все правильно поняла. У меня требовали деньги! Мне надлежало прибыть на вокзал — с деньгами!!

Но удивительнее всего было то, что прибыть-то надо было три дня назад. Короче говоря, это «иначе» уже должно было действовать.

В Москву я, конечно, ехать не собиралась — вряд ли меня до сих пор ждали там, на вокзале. А делать что-то надо было. Такие «шуточки» нельзя оставлять без внимания. Если это сойдет автору письма с рук, в будущем из него получится «неплохой» шантажист!

Надо бы его найти! Вот только где же его теперь искать?!

В растерянности я уставилась на чашку с остывающим чаем. Мне стало как-то не по себе. Все умные мысли разбежались, как по команде! Интересно, что другие делают в подобных случаях?

Прошло пять минут, потом десять, пятнадцать… Ни одной дельной мысли! Зато много эмоций, и весьма неприятных.

Я начала качаться на стуле. Сначала на двух ножках, потом на одной…

Угроза свалиться на пол вернула меня к действительности. «Спокойно, дорогая, — сказала я себе. — Спокойно. Не надо нервничать».

После двенадцатого «спокойно» я обрела способность соображать и подумала, что надо посоветоваться с соседом.

Близких соседей-фермеров у меня было двое. Одного звали Митька. Вернее, не Митька, а Дмитрий Николаевич. Но это в официальных и приближающихся к официальным случаях. Он был рыжим, как моя собака Гамма, и к тому же высоченного роста. Вообще-то, для меня половина мужчин огромного роста. С детства самой большой проблемой было дотянуться до выключателя.

Земли у Митьки много. На десять коров хватает. Еще есть жена и две дочки.

Дочки учатся в школе в Москве. Зачем им коровы? А жена пытается их (дочек) прокормить, исходя из наличия продуктов в магазинах. Бедная!

Так что Митька один воюет со своим молочным стадом. Правда, он использует мои идеи насчет малой механизации. Мне-то от этих идей толку никакого, все равно я самостоятельно ни одну машину не соберу. Поэтому я меняю идеи на помощь по созданию техники. Для меня мы уже собрали ромашкоуборочный мини-комбайн, который можно переоборудовать во что угодно — разве что не в самолет. И то лишь потому, что на ближайшую свалку самолеты не выбрасывают. Однако я им редко пользуюсь — масштабы не те.

Второй сосед очень молодой и какой-то странный. Земли у него мало. Это, конечно, не странно. Это нормально. Странно то, что никто не знает, что он там выращивает. Обычно он сидит на ящике посреди поля и думает о чем-то своем. Часами. А может, и не думает вовсе, а просто считает проезжающие мимо машины.

Нет, сидеть никому не запрещается. Только все вокруг носятся как угорелые, особенно весной. А он сидит. Или ходит. Медленно так, в землю глядя.

Зовут его Аликом, но про себя я называю его Чудаком. Впрочем, я его плохо знаю.

Однажды, проезжая мимо, я не выдержала, помахала ему рукой и крикнула: «Эй, вам там не скучно?» Он отвернулся и пошел куда-то. Ну а я дальше поехала.

Есть еще дальние соседи — голландцы. Они кого-то чему-то учат. Овощи у них растут как шальные. И милиция их охраняет.

Я недовольно вздохнула.

Делать ничего не хотелось. Признаваться себе в том, что выбита из колеи — тем более. Продолжая храбриться, я допила холодный чай, просмотрела оставшуюся почту, вымыла посуду и легла спать.

Среди ночи меня разбудила гроза. Небо метало громы и молнии, целясь в угол моего дома. И плевалось огромными каплями воды, звонко колотившими по крыше.

За окном что-то скрипело, звенело и лязгало; вставать и смотреть, что там происходит, мне не хотелось. Я успокаивала себя тем, что, должно быть, вчера забыла убрать в сарай лопату и ведра для сорняков. А скрипеть могли яблони, качающие ветвями при порывах ветра… И вдруг!.. На дорожке, ведущей к крыльцу, раздались тяжелые шаги. Кто-то прошлепал по мокрым плитам дорожки, завернул за угол дома и ударил в стену чем-то тяжелым.

Глухой звук удара тоской отозвался в моем желудке. Я болезненно дернулась, собираясь отбросить одеяло и возмущенным рывком соскочить на кровати, но… но тут же передумала и лишь натянула одеяло на уши. Куда я пойду ночью в дождь, одинокая безоружная девушка, чьей единственной защитой и охраной была лежавшая у двери беременная сука — даже не овчарка, а всего лишь спаниель?! Не слишком-то надежная охрана!

Короче говоря, я испугалась! Что-то, похожее на панику, зашевелилось у меня внутри.

Каждый шорох, доносившийся с улицы, заставлял сердце бешено колотиться. Ни вставать, ни выходить из дома я была не в силах. Было трудно даже просто пошевелить рукой или ногой…

Я укрылась одеялом с головой и потом не могла вспомнить, как заснула.

Утром, наскоро перекусив, я поехала в милицию.

Отделение милиции находилось недалеко. Территориально недалеко. Во всех прочих отношениях можно было считать, что оно находится на Луне. Во всяком случае, до сих пор мы друг друга не интересовали. К счастью.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.