Дом Воды и Воздуха

Бойко Евгения Владимировна

Серия: Убей или умри [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дом Воды и Воздуха (Бойко Евгения)

Глава 1. Власть воды

…где есть закат и опадание листьев, там жизнь жертвует собой – из-за власти!

Фридрих Ницше

Есть в приречных районах тайна… пугающая, интригующая, зовущая. Так и представляется: густой туман, бесчувственное тело, с легким плеском погружающееся в синюю пучину. Таинственные прохожие в зыбких закатных тенях, алые листья на темной воде…

Чьи секреты шепчет камыш? Что видели слепые окна заброшенного здания? Кто проложил цепочку следов на девственно белом снегу?

И мое любимое: что, алча крови, голодным взглядом следит за тобой из темноты?

Кровь для людей ценнее души и страха ее потерять, кровь это жизнь. Кто знает, что там в посмертии? Может, врут святоши и нет загробной жизни. Испустишь дух, сгниешь в могиле и все дела. Прах даст силу новым росткам, только ты этого не увидишь. Все равно будет, что там – розы или осот.

Да, вода притягивает смерть.

Первую жертву нашла на той стороне реки кампания молодых ребят, выбравшихся на природу порыбачить и отдохнуть от городской суеты и бетонных стен, в которых чувствуешь себя загнанным зверем. Вечный адов круг дом – работа – дом, ни глотка свежего воздуха. А тут простор, тихий плеск воды, птичьи серенады теплых последних дней…

В лучах не по-осеннему ласкового солнца лежащая у воды девушка казалась спящей – разметавшиеся пряди, трогательно сложенные под щекой ладони, сливочно-белая нежная кожа. Она была еще теплой, и запах духов мешался с едва уловимой нотой детской присыпки. Бросившийся на помощь парень не мог поверить, что светловолосая, красивая как фея девушка мертва – он делал искусственное дыхание двадцать минут, пока не приехали медики и полиция. Отрывать его от нее пришлось силой.

На девушке не было следов насилия, вскрытие показало идеальное состояние здоровья. Она могла бы прожить долгую и счастливую жизнь, если бы какой-то монстр не выпил ее ауру, разорвав связь души и тела.

Проводивший вскрытие патологоанатом оказался одним из «наших» и, заинтересовавшись отсутствием остаточного следа ауры, доложил об этом в управление йорт. А через два дня появилась еще одна жертва.

Теперь жертв пять, а расследование за две недели не продвинулось ни на шаг. Я не могу избавиться от скверного ощущения – следующим трупом стану я. За отсутствие результатов меня прикончит собственный шеф. Он эстет потому смерть будет мучительной, красивой и приведет почивших предков в благодушное настроение.

Такие вот скверные мысли кружились в моей голове этим чудесным осенним утром. Не радовали ни яйца-пашот, ни кусочек любимого трюфельного торта, ни новый костюм цвета слоновой кости. За окнами уныло барабанил дождь, клен ронял листья, как капли крови, и казалось, они вот-вот растекутся, смешаются с водой, потеряют насыщенный цвет.

– Прелестно выглядишь, дорогая, – поприветствовала меня подруга, запах влаги и горьковатый аромат листвы смешивались с запахом ее духов. – Этот цвет тебе к лицу.

Щеки Елены пылали здоровым румянцем, идеально завитые волосы белокурым водопадом стекали по плечам. Поцеловав меня в щеку, подруга сняла перчатки и села за столик, положив крохотную сумочку на колени.

– Бокал белого полусладкого и кусочек вашего бесподобного амстердамского пирога, – она одарила официанта улыбкой обещавшей щедрые чаевые, если он будет расторопен.

Сделав заказ, Елена достала длинный мундштук из амаранта, сигарету и непринужденно закурила, медленно пуская дым тонкими струйками. Одетая в брючный костюм черного цвета, белую старомодную блузку с жабо, в этом кафе она выглядела как старинная ваза среди ширпотреба из пластика.

Елена пребывала в отличном настроении, и его часть успешно передалась мне, наверняка не без помощи ее талантов. Последние сплетни на время вытеснили мрачные переживания. До чего же все-таки приятно на время забыть о работе и просто посидеть в кафе. Особенно в «Шоколаднице» с ее потрясающими эклерами и приличным кофе. Чистые столики, приятные официантки, и вид, открывающийся из окон: набережная и гуляющие влюбленные парочки, мамочки с детьми, подкармливающие голубей старики…

Я благодарна архитектору «развернувшему» город к реке. Раньше на этом месте теснились трущобы, ругались грузчики, сновали воры облегчающие тощие кошели в толкотне, дешевые проститутки завлекали спустившихся на берег матросов, грязь под ногами смешивалась с отбросами. Старый город погиб в огне революции, утонул в крови, чтобы восстать из пепла подобно фениксу, краше прежнего. Но лучше ли?

– Ну как, закончили платье?

– Завтра на последнюю примерку, – я без аппетита ковырнула яйцо. – Корабль моих доходов сел на мель. Семейная честь становится неоправданно дорогой.

Чтобы не ударить в грязь лицом на ежегодном зимнем приеме пришлось порядком потратиться на платье и аксессуары – куда больше чем я могу себе позволить. Теперь предстояло решить, чем закрыть образовавшуюся в бюджете брешь: ограничить ли расходы на питание, повременить с квартплатой или продать одно из немногих украшений. Кольца с рубином, быть может, хватит и на новое окно взамен дряхлого деревянного, а то зима на носу. Отцы-основатели, до чего я докатилась – по частям продаю немногое оставшееся от родителей наследство.

Что ж, я убежденная эгоистка, не желающая достойно и с полагающейся гордостью умирать с голоду и прозябать. Матриарх рассказывала, дескать, в девятнадцатом веке они с сестрами замазывали потертости на обуви чернилами и многажды перешивали платья, но содержали штат прислуги и не прикасались к фамильным драгоценностям. А я считаю глупым унизывать пальцы перстнями, когда живот сводит и обувь просит каши. Боюсь у наших поколений разные жизненные ценности.

– Если им дорога честь, пусть платят.

Я покачала головой.

– Только за мои похороны, и то весьма скромные. Тетушка наймет убийцу, если это позволит сэкономить на семенных обедах. Ей кажется, я непозволительно много ем.

– Поверить тебе, так она просто Скрудж.

Скрудж по сравнению с моей тетей вылитый рождественский гном, щедрый и добродушный. Такая воспитанная, благообразная дама, а только и ждет случая напомнить о семейной поддержке и попросить денег. В последний раз у меня хватило наглости спросить, где была эта хваленая семейная поддержка, когда я зарабатывала на жизнь, смывая жир с посуды во второсортной забегаловке.

– Не то слово. Если бы не Ян, я бы сейчас поднималась по карьерной лестнице в какой-нибудь закусочной.

– Брось, тебе бы помог кто-то другой, – спокойно возразила Елена, относившаяся к главе йорт с куда меньшим пиететом. – Вас слишком мало, чтобы разбазаривать ценный генетический материал.

Нас почти пять тысяч – при желании вполне можно обойтись без одной строптивой особы. Иногда личная неприязнь довлеет над такими абстрактными понятиями как вымирание и упадок.

– Ян не фея-крестная, но его помощь оказалась кстати. В те времена меня бы не пустили даже на порог приличного дома, что уж говорить о работе в управлении. Только благодаря его протекции я смогла благополучно сдать последний экзамен – меня должны были отсеять просто из принципа. И все что у меня сейчас есть – квартира, работа, средства к существованию… всем я обязана ему.

– Давай уточним: у тебя нет ничего кроме съемной квартиры и низко оплачиваемой работы с ненормированным графиком. Когда ты в последний раз выбиралась в клуб? Знакомилась с нормальным мужиком? Ты хоть помнишь, когда у тебя последний раз был секс?

Истинно так – не помню. Не помню даже, был ли у меня вчера обед.

Я как-то подсчитала: на личную жизнь остается не больше шести минут в день. За шесть минут свободного времени даже оргазма не получить. Вот не умеет я впадать в экстаз от одного взгляда, этому йорт не учат. Хотя дамы из редакций женских журналов могут со мной поспорить. У идеальных женщин все идеально: прическа, костюм, дом… и они удовлетворяют свои потребности легко, непринужденно и за то время что их мужчина может позволить потратить на нее. Какая жалость, что я никоем образом ни идеальна. И мужчины у меня нет.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.