Олень У

Семченко Николай Васильевич

Жанр: Сказки  Детские    Автор: Семченко Николай Васильевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Олень У ( Семченко Николай Васильевич)

Однажды я попал на большой праздник в селе Троицкое-на-Амуре. Это центр Нанайского района Хабаровского края. Здесь живёт народ нани.

Когда ты слышишь слово «нанайцы», кто тебе вспоминается? Может быть, певцы из группы «На-на», ставшие потом «Иванушками Интэрнэшнлз»? Из-за этого «на-на» их долгое время называли нанайцами.

Настоящие нанайцы не они. Настоящие нанайцы живут на берегах великой дальневосточной реки Амур и её притоков. Они – древний народ, славящийся своими умелыми рыбаками и ловкими охотниками, искусными мастерицами и мудрыми сказителями. Меха, добытые амурскими промысловиками, высоко ценятся на мировых пушных аукционах. Рыба лососевых пород, приготовленная по старинным рецептам, считается превосходным деликатесом. Ковры, халаты и другие изделия местных мастериц, украшенные затейливой вышивкой, выставлены в лучших музеях мира. Учёные считают: в орнаментах, бережно сохраняемых с незапамятных времён, зашифрована очень важная информация о жизни и воззрениях предков нанайцев. Суметь бы её прочитать!

Нанайцы, или точнее – нани, – весёлый, добродушный народ. Потому, когда их именем стали называть модных певцов, они лукаво улыбались и ни капельки не обижались. Пусть ребята резвятся на сцене! Кстати, их певца Кола Бельды помнят во многих странах. Ты, наверное, тоже слышал хоть одну его песню: «Увезу тебя я в тундру», «Чукча в чуме ждёт рассвета…» Вспомнил?

А ещё многие почему-то вечно путают «чукотских» и «нанайских» мальчиков. Есть такой эстрадный номер: на сцене как бы борются два паренька, а потом оказывается – номер показывал один человек. На самом деле это чукотская забава, а у нанайцев достаточно своих народных игр.

Раз в год нанайцы собираются на большой праздник. На нём соревнуются их мастера национальных видов спорта, устраиваются гонки на байдарках и оморочках, проводятся выставки декоративно-прикладного искусства, местные кулинары удивляют народ яствами, приготовленными по рецептам прабабушек, а сказители рассказывают и детям, и взрослым легенды, сказки и были.

Прежде, чем начать сказку, рассказчик обязательно произносит междометие-заклинание: «Ка-а! Ка-а!» По поверьям, оно оберегало рассказ от бусяку – мифических существ, похожих на наших чертей. Слова, как считают нанайцы, обладают магической силой, и если злой дух услышит их, то может как бы «внедриться» в них, помешать добру победить зло, изменить судьбу не только героев повествования, но и тех, кто слушает рассказчика.

Побывав однажды на таком празднике, я потом старался не пропустить ни одного такого большого сбора. Удалось побывать в гостях и у коряков, чукчей, удэге – это тоже небольшие северные народы. У них свои традиции, обычаи, культура. И сказки – свои, особенные.

Некоторые из этих сказок я и пересказал для тебя.

В этой книжке, кстати, ты увидишь картины замечательной писательницы Нины Горлановой, художника К. А. Панкова и рисунки самых обычных мальчишек и девчонок. Их имена – Настя Фомина, Ксения Лысенко, Даша Авдосенко, Маша Кудрявцева; также использованы рисунки детей, которые занимаются в Доме детского творчества «Дриада», МУНИЦИПАЛЬНОМ БЮДЖЕТНОМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ УЧРЕЖДЕНИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ СЕВЕРОМОРСКИЙ ДОМ ДЕТСКОГО ТВОРЧЕСТВА им. САШИ КОВАЛЁВА. Всех этих ребят отличает талант и зоркий глаз. Может, и ты тоже нарисуешь кого-то из героев сказок, которые сейчас прочитаешь? Знаешь, я буду очень, очень, очень рад!

Твой Николай СЕМЧЕНКО.

Брусничинка

(По мотивам чукотской сказки)

На кустике брусники осталась одна-единственная Ягодка. Всех её подруг забрали люди. Пришли и быстро-быстро, одна за другой, сложили в кузовок. А Ягодку не взяли: она была ещё зелёной.

День прошёл, и другой – налилась Ягодка соком, стала спелой да красивой. И, ох, как скучно было ей! Особенно темной холодной осенней ночью. Всегда скучно, когда ты один.

– Эхе-хе, – вздохнула Ягодка, – а пойду-ка я в гости к паукам.

Подошла к паучьей яранге, постучала.

– Ночь стоит, а кто-то стучит, – говорят пауки. – Кто там?

– Не знаю! – ответила Ягодка.

Вообще-то, знала, что она ягодка. Но не скажешь же так! А имени у неё не было.

Пауки зажгли жирник и вышли из яранги, чтобы посмотреть, кто пришел.

Ягодка увидела их:

– Ох! – испугалась.

От испуга упала и покатилась, да с обрыва на камень упала и разбилась.

А любопытные пауки утром пришли к камню, посмотрели на Ягодку и сказали:

– О! Брусничинка к нам приходила.

Заячий остров

(По мотивам корякских сказок)

Жил в тундре заяц. Заяц как заяц, ничем от своих своих собратьев не отличался. Но однажды ему стало скучно. Каждый день он выходил на морской берег, забирался на плавниковые завалы и вглядывался в даль. Там, где-то далеко-далеко, в окружении ласковых белопенных волн лежал прекрасный остров. И очень зайцу хотелось на него попасть.

– Там хорошо, – вздыхал он. – Не то, что тут! Надоело прятаться от волков да лисиц, они только и ждут, когда я обзеваюсь, чтоб поймать и схоромчить меня. А на острове их, поди, нет. Ни за что туда не доплывут. И еды там, наверное, много. Надоело хвощом да ивовой корой питаться. Я паргу люблю!

Кто не знает, парга – это такие грибы, их ещё оленьим трюфелем называют. Если первый раз видишь паргу, подумаешь: орех лежит во мху. На самом деле, это гриб. Им любят лакомиться олени и зайцы. Но в тундре паргу ещё поискать надо, а на острове, как считал заяц, она вместо ягеля растёт.

Однако как попасть на остров? Плавать-то зайчишка не умел, да и и лодки у него не было. А если бы и была, то это же ещё суметь нужно ею управлять.

– Эй, заяц, не надоела тебе сухопутная жизнь? – окликали его лахтаки. – Ты вроде как брат наш, а плавать боишься, почему?

Лахтаки вообще-то тюлени, но их называют морскими зайцами. За то, что пугливые и осторожные. Чуть малейшая опасность, бросаются с лежки в море и улепетывают, бросаясь из стороны в сторону – будто следы путают, как настоящие зайцы.

– Давай с нами! – дразнились лахтаки. – Мир посмотришь, себя покажешь. Если повезёт, то с настоящим морским зайцем познакомишься.

Что это еще за настоящий морской заяц? Разве не лахтаки? А тюлени смеялись:

– Нет! Ничего-то ты не знаешь! Это моллюски такие. У них на голове есть две пары щупалец, одна пара точь-в-точь твои уши!

Подивился, конечно, заяц, что есть у него такой родич, но как-то не особо ему хотелось свести знакомство с какой-то там ракушкой. Ему бы на остров попасть! Думал-думал зон, как это сделать, и придумал.

Однажды, когда лахтаки в очередной раз зубоскалили над ним, он и спросил одного, самого толстого и насмешливого лахтака:

– Как думаешь, братишка, у кого больше друзей – у тебя или у меня?

– Ха! И думать нечего! Ты всегда один приходишь, а у меня, смотри, сколько друзей! Все лахтаки – мои друзья, и не сосчитать их даже.

– Да ну! – подзадорил его заяц. – Не верю! Настоящих друзей всегда сосчитать можно.

– А как это сделать? – задумался лахтак. – Никаких ласт не хватит, чтоб сосчитать!

– Да ты не переживай, – подзадорил его заяц. – Ни ласт, ни лап не надо! Я в уме сосчитаю…

– В уме? – удивился лахтак. – Надо же, какой ты грамотный! Даже не верится.

– А давай проверим, – предложил заяц. – Подзови лахтаков к берегу. Раз они все твои друзья, то обязательно приплывут. Пусть лягут бок о бок на волны, как раз до далекого острова вытянутся. А я и сосчитаю их!

– И вправду умный, – сказал лахтак. – Но вот увидишь, всё равно у меня друзей больше, чем у тебя!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.