2120. В гостях у внуков

Никатор Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
2120. В гостях у внуков (Никатор Александр)

Никатор Александр

2120 : В гостях у внуков

Пролог

Упругая загорелая девичья попка в чёрных плавках с серебряными пряжками-мелькнула в краткую долю секунды мимо лица Антона и раздалось смешливое предложение: "Антошка-пошли копать ка..." Уже в следующее мгновение дева-искусительница покинула территорию яхты, на которой они всей кампанией уже вторую неделю весело отрывались у южного побережья Ирландии и с визгом полетела в воду. Раздался отчётливый звук шлепка тела о воду, при нырке и вскоре яростный плеск возле правого борта стоящей на якоре посудины.

--Красотища! Ну же, Антон-не тормози! Я думала ты меня поддержишь!-девушка хихикая ещё продолжала сыпать беззлобные обвинения в адрес своего кавалера, пока тот нехотя снимал шорты и прыгал ей вослед, в приятную прохладу вод.

На яхте, оставшиеся "круизёры", также стали неспеша разоблачаться: девушки всячески красиво оголяли себя, становясь в заученные и многократно исполняемые перед зеркалами модельные позы, увиденные в последних журналах о путешествиях. Часто, как бы "случайно", задирая короткие футболки далеко на грудь, что бы лучше показать свои подкачанные перед данным путешествием плоские, словно барабаны, животики и задорно хохоча обсуждали у кого какая стрижка-"там".

Вскоре все пассажиры яхты уже оказались в воде и началось всеобщее веселье: в виде "догонялок" мужчинами девушек, на спокойной морской глади, щипков за ягодицы своих и что самое сладкое-чужих подруг, а главное, шумное обсуждение дальнейшего маршрута плавания и времяпровождения в период оного.

Антон Токарев, будучи самым старшим среди всех, условным "дедом", с циничной улыбкой выслушивал советы обращённые к нему и спокойным уверенным тоном отвечал на них: яхту предоставлял именно он, большую часть трат оплачивал также Токарев и посему ощущал себя полновластным хозяином всего мероприятия.

К сорока с хвостиком годам, Антон успел послужить в СА "водолазом-разведчиком", на одном из разведпунктов и сходить в "загранку" на дежурство по охране советских судов у берегов Анголы. Потом был небольшой ВУЗ в родном городе и попытка устроиться в жизни, когда Союз развалился и куча более талантливых и дипломированных специалистов чем он сам-массово стали осваивать челночную торговлю и тёрки с братками, бывших под крышей комсомольских и партийных руководителей. Промаявшись пару лет и особо не найдя себя в новых реалиях, Антон случайно встретил в порту Одессы знакомого по армейской службе и тот предложил сгонять в "африканскую командировку", благо ехать надо было снова, в немного уже знакомую, Анголу.

Уже после первых дней работы заграницей, выяснилось, что новые наниматели- это всё те же "алмазные главари": полулегальные лидеры партизан левого толка, что контролировали территории с алмазными шахтами и которые так были любимы руководством СССР. Эти люди хотели что бы ставшие безработными советские специалисты, знакомые им по недавним миссиям- теперь охраняли по контракту их собственные порты и суда, легальные и не очень, что были приобретены за горы алмазов, добытых или украденых по шахтам Анголы.

После полугода работы в охране и сопровождении, мужчине предложили начать провозить небольшую часть "товара"- курьером: Антон, на специальном подводном аппарате, из переделанного индивидуального буксировщика-сбрасывался у берегов африканской страны, где должна была состояться негласная передача контейнеров с алмазами и под водой добирался до указанной цели высадки. Далее был вариант с закладками и агентурными встречами, прямо как во время учений в СА: найти указанный чёткий ориентир, дождаться в оговорённое время человека с тремя цветками определённого цвета в левой руке или белым платком с красным углом в кармане, и передать ему контейнер. Получить в ответ половину старой банкноты в целлофане с указанными номерами или что ещё...

Как ни странно, но подобные, в принципе пустячные операции, учитывая уровень подготовки туземных таможенников и пограничников в большинстве африканских стран, и их почти патологическую лень и склонность к "нищенскому мздоимству"-приносили довольно приличные деньги: от трёх-до пяти тысяч долларов за рейд.

Через несколько лет Токарев уже сам продавал небольшие партии алмазов и покупал на знакомых, "прикормленных " алмазных шахтах, "сырьё" и договаривался с интересующимися людьми из Нидерландов или Великобритании, где и как доставить его в указанное ими место нейтральной стране и какова будет его конечная цена при этом.

Постоянное общение с иностранцами и вообще жизнь в Африке, позволили мужчине довольно сносно выучить английский язык и когда в начале двухтысячных Антон решил хоть иногда наезжать на малую Родину, то вскоре смог открыть там небольшую фирму по аренде недорогих яхт и вождению туристического "каравана", из этих самых яхт, по морям Европы.

Чаще всего он предпочитал брать с собой в подобные вояжи-пару "безотказных подруг", что в изобилии учились на моделей, на всевозможных курсах в приморских городах и с ними проводил две или три недели, наполненных солнцем, водой, ветром и ласками юных, благодарных за вылазку в Европу, затейниц.

Однако в этот раз захотелось устроить небольшую, но полноценную "показуху", перед, как сам уже убедил себя Антон-действительно роскошной и умной самкой, достойной в ближайшее время стать его супругой. Именно по этой причине он пригласил нескольких друзей и подруг своей пассии- вместе провести пять недель на шестикаютной яхте, в летнем море у берегов южной Ирландии. В качестве развлечений предполагались: Море, дискотеки, прогулки, путешествия в "плавучем доме" и прочее, что так подходит для создания романтичного антуража.

Все цели были предельно ясны и достижимы: максимально красиво и не без шика развести на серьёзные отношения и в дальнейшем свадьбу, саму девушку. Заставить её подруг, если и не нахваливать хозяина яхты-то хотя бы немного заревновать будущую невесту, что бы и та это почувствовала и ценила своего мужчину, да и самому Токареву уже хотелось некоего непонятного "признания"-условной крутизны и состоятельности, так как в душе, Антоха всё ещё сомневался что достиг своего "потолка" и хотел большего: везде и во всём.

Яхта, двадцатилетний ветеран круизного движения, была довольно хороша и такой же степени гламурна, и девушки даже немного повизгивали и радостно чмокали её хозяина, при посадке на борт. Их кавалеры вначале хмурились и бурчали что : "неплохо, неплохо", но через пару дней все были уже в доску свои и "деда" Антона признавали однозначным лидером кампании. Его дама была, с шутками и прибаутками, провозглашена на одном из томных вечеров- "адмиральшей" и Токарев при всех, стоя на одном колене- потребовал от неё немедленных приказов, что "мечтал исполнить".

Заканчивавшаяся вторая неделя плавания оказалась также весьма удачна: девушка уже всерьёз, без прежних ухмылочек и надутых губок, воспринимала вопросы о том не стоит ли им пожить вместе с годик, на вилле Токарева в ЮАР-заезжая иногда в старушку Европу и бывший Союз навестить родственников, и побродить по бутикам Милана и Лондона. Последние предложения особенно нравились кандидатке в жёны и несколько огорчали будущего супруга: он то знал свои реальные возможности и понимал, что выводить в свет больше раза в год, на полноценные недельные закупки "еврошмотницу"- просто не потянет.

В то время как все бултыхались в воде возле яхты и напропалую флиртовали, несколько странный ветер нагнал тучи. Их становилось всё больше и через пять минут, когда уже было очевидно что внезапной грозы не миновать, Антон заорал: "Все на борт! Всё! Потом докупаемся-сейчас в порт! Скорее!".

Молодые люди с шуточками стали влазить обратно на яхту и наскоро вытершись полотенцами переодеваться в шорты, а их девушки-в короткие юбки. Вскоре был поднят якорь и яхта начала движение в сторону побережья.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.