Курс по личному развитию для умных людей. Мастер-класс от признанного специалиста

Павлина Стив

Жанр: Самосовершенствование  Религия и эзотерика    2013 год   Автор: Павлина Стив   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Курс по личному развитию для умных людей. Мастер-класс от признанного специалиста ( Павлина Стив)

Введение

Я никогда не думаю о красоте, когда работаю над проблемой. Я думаю только о том, как ее решить. Но, заканчивая работу, я знаю, что если решение некрасивое, то оно неправильное.

Р. Бакминстер Фуллер

Помните ли вы тот конкретный момент, когда вы впервые заинтересовались личностным развитием? Я помню точно. Это произошло в январе 1991 года – я сидел тогда в тюремной камере. Меня арестовали за крупную кражу. Мое столкновение с законом было не первым, и я знал, что у меня серьезные проблемы. Мне было девятнадцать лет.

Я начал воровать вскоре после того, как приехал в Беркли (Калифорния), во время своего первого семестра в Калифорнийском университете. Я воровал не ради денег или репутации, а делал это ради острых ощущений. Я был адреналиновым «наркоманом». Навязчивое желание украсть являлось столь сильным, что воровство в магазинах стало такой же частью моей повседневной жизни, как утренняя чашка эспрессо. Обычно мне было все равно, что красть. Меня пленял сам акт кражи. Во время стандартной вылазки я брал дюжину леденцов, а потом выкладывал их в общественном месте, рассчитывая, что их съедят другие люди. Я не ел леденцы – считал, что это вредно.

В те три дня, проведенные в тюрьме, когда мне оставалось лишь барахтаться в трясине собственной глупости, на меня обрушился весь ужас реального положения дел. В старшей школе я был круглым отличником, президентом математического клуба и капитаном команды по академическому десятиборью. Мое студенческое будущее – я готовился стать специалистом по компьютерным технологиям – представлялось удивительно светлым, но я своими руками разбил его на мелкие кусочки. Теперь мне предстояло провести ближайшую пару лет за решеткой.

Вернувшись в свою квартиру, я получил письмо из университета Беркли, в котором меня в недвусмысленных выражениях извещали о том, что я отчислен. Обычно так поступают, когда студент не появляется на занятиях, а его средние оценки опускаются ниже плинтуса. В этот момент я понял, что у меня есть два варианта выхода из ситуации: повзрослеть или сдаться.

В течение нескольких следующих месяцев, ожидая суда, я пребывал в полнейшем унынии. Почти каждый день я просыпался после полудня. Я погрузился в видеоигры и иногда просиживал за компьютером по восемнадцать часов в сутки (речь идет не о сетевых играх с большим количеством участников, а об одиночной игре в «Нинтендо»). Трудно найти мотивацию, когда ждешь, что скоро тебя отправят в тюрьму.

Наконец я нанял адвоката и встретился с ним в его офисе, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Прежде чем я успел раскрыть рот, он выпалил: «Стив, я изучил твое дело. Поскольку это твое первое правонарушение, я почти уверен, что мне удастся квалифицировать его как мелкую кражу. Если мы заявим о нежелании оспаривать обвинение, ты отделаешься минимальным наказанием в виде общественных работ. Я в хороших отношениях с окружным прокурором и думаю, он пойдет на это. Не рекомендую противоречить обвинению, доказательств у него предостаточно – тебя ведь поймали с поличным».

У меня в голове завертелись мысли: «Первое правонарушение? Его ввели в заблуждение? Почему он думает, что меня задержали впервые? Он не знает о предыдущих приводах? Если он думает, что это первый, то считают ли так и в суде? Должен ли я сообщить ему о такой серьезной ошибке?»

Пока я пытался принять решение, в моем сознании зазвучал внутренний голос: «Закрой свой чертов рот!» Я осознал, что, откровенно рассказав все сейчас, навлеку на себя неприятные последствия в будущем, однако оставался и небольшой шанс, что признание пойдет мне на пользу. Я понял, что в худшем случае мне придется когда-нибудь потом, не сейчас, столкнуться с сердитым адвокатом, а вот лучший вариант развития событий был слишком хорош, чтобы от него отказаться. Крупная кража – это тяжкое преступление, мелкая – лишь незначительное правонарушение. Я решил, что должен рискнуть. Риск вообще был моим хобби.

Через несколько недель мы явились в суд. Я был на грани нервного истощения. Мой план был таков: по возможности держать язык за зубами и произносить лишь абсолютный минимум слов. Прежде чем войти в зал суда, я просмотрел документы по своему делу. Ни одно из моих предыдущих задержаний там не упоминалось. Была ли это ошибка человека или компьютера? В любом случае это была грандиозная ошибка в мою пользу.

Разумеется, когда мы с адвокатом вошли в зал заседаний, суд пребывал в уверенности, что это было мое первое правонарушение, и старательно рассматривал его именно в таком качестве. Я не оспаривал обвинение в мелкой краже и получил шестьдесят часов общественных работ. Когда я выскочил из зала, у меня кружилась голова. Следующие два года моей жизни снова принадлежали мне!

Я провел эти шестьдесят часов так, словно это была работа моей мечты: ведь я слишком хорошо знал, что речь могла идти о семнадцати тысячах пятьсот двадцати часах. Трудно представить более радостное время в моей жизни, чем то, что я провел, собирая мусор в Эмеривилле. Вы не представляете, как прекрасна свобода, пока у вас не появляется шанс ее потерять. Я был безмерно благодарен за этот второй шанс, которого вовсе не заслужил.

Хотелось бы мне сказать, что мое восстановление после этих событий было быстрым и легким, но это не так. Несмотря на потрясающий подарок судьбы, вернуть свою жизнь в обычную колею оказалось невероятно трудно. Попрощавшись с друзьями в Беркли, я вернулся в родной Лос-Анджелес и нашел скромную работу в розничной торговле. Даже со своей судимостью я мог бы найти работу поприбыльнее, но я этого не хотел. Я просто хотел быть в безопасности, не привлекать к себе внимания и влачить скучное существование, избегая стрессов и волнений. Смелость стала моим врагом.

В течение года этой спокойной, не богатой событиями жизни я работал над собой. Я постепенно разработал для себя новый этический кодекс, включив в него такие ценности, как честь, честность, порядочность, скромность и добросовестность. Этот осознанный процесс перестройки продолжался еще несколько лет. Шли месяцы, я снова стал чувствовать себя нормально и решил, что пришло время вернуться в университет. Я понял, что если мне удастся получить степень в компьютерных науках, то это каким-то образом искупит мои прошлые ошибки.

Осенью 1992 года я поступил на первый курс Калифорнийского государственного университета Нортридж (CSUN). В группах желающих изучать компьютерные науки было немало свободных мест. Я получил возможность посещать занятия, просто заполнив заявку, и никому не было дела до того, что ранее меня исключили из Беркли. В двадцать один год я был другим человеком – не таким, как в восемнадцать. Что-то изменилось. Во мне появилась страсть к личностному росту, и я чувствовал сильное желание делать все возможное для его осуществления.

Мне казалось, что я отброшен на три года назад, и я не мог смириться с мыслью, что придется потратить на учебу еще четыре года. Я знал, что сам виновен в этой ситуации, и очень хотел ускорить ход событий. Поэтому поставил перед собой амбициозную цель: получить степень за три семестра, взяв на себя тройную учебную нагрузку. Люди, которые знали меня тогда, подумали, что я спятил, но они не могли заглянуть в мою душу. Я был на сто процентов сосредоточен на цели и убежден, что ничто не сможет меня остановить на пути к ней. Это был единственный способ заслужить тот потрясающий дар, который я получил, – свободу.

Чтобы подготовиться к напряженной работе, я изучал техники тайм-менеджмента и немедленно применял их на практике. Я каждый день слушал мотивационные записи, чтобы сохранять позитивный подход. Каждый день тренировался справляться со стрессом и нашел креативные способы повышения продуктивности. Я испытывал невероятный приток энергии и силы, поскольку знал, что делаю все от меня зависящее. Я много работал, сдавал экзамены на «отлично» и даже выбрал для себя вторую специализацию – математику. На церемонии вручения дипломов я получил специальный приз как лучший студент года по своей основной специальности.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.