Маскарад поневоле

Рейд Генриетта

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Маскарад поневоле (Рейд Генриетта)

Глава 1

Делла Эшфорд повернула за угол и, тщетно пытаясь укрыться от дождя под зонтиком, пробежала последние несколько ступенек, которые вели в «Стенхоуп». Укрывшись под широким мозаичным козырьком входа, она закрыла зонтик, сняла дождевик, сложила его и убрала в большую клетчатую сумку. Ее туфли неприятно хлюпали: тонкие, порядком поношенные подметки совсем не могли защитить от воды. Ливень обрушился сразу, как только она вышла из офиса, и все же она не изменила свое решение зайти в «Стенхоуп».

Для нее это был своего рода оазис в каждодневной рутине, который давал ей возможность немножко побыть возле роскоши и богатства, всего того, чем могли наслаждаться более удачливые, чем она, смертные. «Стенхоуп» это магазин для богатых, его витрины были оформлены в очень сдержанной манере, они обращались к тем, для кого деньги не были проблемой.

Туфли на тонкой подошве почти утонули в толстом сером ковре, как только она толкнула стеклянные, с бронзовыми панелями, двери и вошла в отдел, где продавались драгоценности. Дешевый блеск более мелких магазинчиков не для «Стенхоупа»: здесь жемчужины были подлинными, а инкрустированные драгоценными камнями браслеты, кольца и броши были изготовлены по индивидуальным эскизам. Всего лишь неделю назад Делла случайно, по ее мнению, купила серьги: колечки из белого золота с рубинами, они, наверное, превосходно будут смотреться с платьем, которое она собиралась надеть на корпоративную вечеринку. В теплом воздухе ощущались экзотические запахи, которые доносились из отдела парфюмерии. Там даже самый маленький флакончик был ей не по карману.

Отдел дамского белья был оформлен в серебристо-голубых тонах, чтобы подчеркнуть изящность женского белья на витрине. Здесь Делла позволила разгуляться своему воображению, она мысленно выбрала нежно-абрикосовый халатик, украшенный лебяжьим пухом, ночную сорочку с атласными и кружевными лентами, шелковый домашний костюмчик в восточном стиле.

Она вошла в лифт и поднялась наверх. Делла счастливо бродила среди костюмов и пальто, выбирая себе воображаемый гардероб. Наконец она посмотрела: на часы и искренне изумилась. Скоро нужно возвращаться в «Фербэнкс и компания» — инженерную фирму, где она работала машинисткой в одной: из огромных офисных секций.

Когда она направлялась к лифту, ее взгляд остановился на витрине со шляпками и манто в отделе меховых изделий. Они были со вкусом размещены на специальных вешалках, украшенных листьями, искусно подсвеченных красным, коричневым и золотистым — основными цветами осени. Несмотря на то что лето еще не закончилось, «Стенхоуп» уже готовился к прохладным осенним денькам.

Она была просто заворожена белым норковым манто. Поколебавшись мгновение, она поставила свою клетчатую сумку на позолоченное кресло, сняла манто с вешалки на витрине и накинула его на плечи. Мягкий мех скользнул по щеке, на минутку она прижала его к лицу, лаская пальцами, и рассеянно подумала, что, вероятно, оно ужасно дорогое. Затем, сосредоточившись на своем отражении в зеркале, она поняла, что вместо того, чтобы облагородить ее, манто только подчеркивало поношенность ее бледно-голубого пальтишка. Уныло она сняла его с плеч и уже собиралась повесить обратно, как вдруг к нему протянулась чья-то рука и мужской голос произнес, растягивая слова:

— Если оно вас не заинтересовало, позвольте я взгляну?

— Да, конечно, — пробормотала Делла, обернулась и протянула манто человеку, стоявшему напротив.

Когда она сделала это, его глаза будто вонзились в нее. В них было такое выражение, будто он узнал ее.

— Линн! — воскликнул он, и его бесстрастное ранее лицо побелело, словно он испытал шок, меховое манто выскользнуло из его пальцев и упало на пол.

Делла удивленно посмотрела на него. Мужчина нагнулся, чтобы поднять манто, и у девушки возникло ощущение, что он уронил его намеренно, словно чтобы дать себе время вернуть самообладание. Он выпрямился, и Делла как следует рассмотрела его. Это был высокий, довольно стройный молодой человек с водянистыми голубыми глазами, в которых все еще читался шок.

— Как глупо с моей стороны! Конечно вы не Линн. — Его будничный тон резко контрастировал с выражением лица. — Извините, но вы так похожи на одну мою знакомую, что мне стало просто жутко.

Он отвернулся и подозвал продавщицу, которая заинтересованно наблюдала за происходящим.

Продавщица поспешила подойти, а Делла отправилась взглянуть на коротенький жакет из пушистой белой лисицы. Она слышала, как голубоглазый молодой человек разговаривает с продавщицей; голос его был вялым и снисходительным.

Когда она шла обратно, продавщица вернула манто на витрину и обратила внимание на Деллу.

— Я бы хотела примерить жакет из белой лисицы, с нажимом сказала Делла, стараясь, чтобы ее голос звучал уверенно и решительно.

Затем, уже сожалея о своих словах, она почувствовала, как краснеет от стыда. Ее притворная уверенность испарилась под свирепым, обвиняющим взглядом продавщицы.

Несколько раз за лето Делла приходила в магазин и пыталась играть там выдуманную роль богатой леди, примеряя платья из таиландского: шелка и батиста — фирменный товар «Стенхоупа». Было слишком очевидно, что продавщица узнала ее и прекрасно понимала, что Делла не собирается ничего покупать, тем более такой дорогой жакет. Ее глаза метали молнии, она оглядела дешевые мокрые туфли Деллы и ее поношенное пальто.

Обиженная взглядом, выражавшим презрение, которое продавщица и не думала скрывать, Делла забыла о своей природной застенчивости и огляделась в поисках большого, во весь рост, зеркала.

— Мадам, вероятно, захочет пройти в одну из примерочных, — сухо сказала пожилая продавщица, с кислым выражением лица ожидавшая, пока Делла наденет жакет.

Девушка кивнула и с гордо поднятой головой последовала за продавщицей. На фоне светлых волос и розовых щечек мех выглядел дорого и к месту, вот только дешевая юбка розового, как леденец, цвета портила картину. Девушка считала ее миленькой и вполне приличной, когда купила. Теперь же, в сравнении с дорогим мехом, она выглядела довольно убого, и Делла понимала, что у продавщицы нет иллюзий на ее счет. Невнятно пробормотав, что жакет не совсем такой, какой она искала, Делла, смутившись под угрожающим взглядом продавщицы, попыталась выскользнуть из отдела.

Клетчатая сумка стояла там же, где она ее оставила, за витриной с манто и шляпками. Когда девушка подошла к сумке, она увидела, что высокий молодой человек вернулся и сообщил продавщице, что все же решил остановиться на норковом манто. Та просияла и заторопилась к витрине, но вдруг застыла, нахмурив брови.

— Его здесь нет, — сказала она удивленно.

Молодой человек подошел к ней и посмотрел на пустую вешалку, с которой раньше так кокетливо свисало манто.

— Да, его, разумеется, здесь нет, — подтвердил он бесстрастно. — Но я отчетливо помню, что возвращал его, прежде чем уйти.

С все возрастающим волнением продавщица осмотрелась вокруг, а затем остановила пристальный взгляд на клетчатой сумке, стоявшей у витрины.

Проследив за ее взглядом, Делла замерла от ужаса, увидев, что из-под полуоткрытой «молнии» торчит кусочек светлого манто.

Далее последовала немая сцена: все были шокированы, никто не мог сделать ни шагу. Затем продавщица набросилась на Деллу с обвинениями:

— Боюсь, у меня нет другого выбора, кроме как отнести вас в офис менеджера. Я должна была понять, что вы не слишком благонадежны, еще когда вы попросили примерить жакет!

— Но я не брала его! — Побледнев от ужаса, Делла уставилась на продавщицу, все еще не веря своим глазам.

Было невероятно, чтобы манто само по себе попало в ее сумку, но с очевидным не поспоришь. Она почувствовала слабость, и ее охватила паника, когда она отчетливо представила себе, что будет дальше. Ее заставят назвать свое имя и адрес гостиницы, где она жила с тех пор, как умерли ее родители, то есть с того самого времени, как она начала работать в «Фербэнкс». Новость о ее несчастье распространится, подобно лесному пожару, от одной девушки к другой, взгляды со скрытой усмешкой будут направлены на нее, некоторые будут жалеть ее, другие посмотрят с плохо скрываемым злорадством. В компании ведь были и те, кто считал застенчивость и сдержанность манер Деллы просто прикрытием высокомерия, и теперь они непременно отметят: «За высокомерием всегда следует падение».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.