Перерожденный грех

Йон Ларисса

Серия: Демоника [5]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Перерожденный грех (Йон Ларисса)

Пролог

— Варги должны умереть.

Син расхаживала по главному залу своего логова убийц, напряженно пытаясь осмыслить слова Бальтазара. Посланник Гильдии наёмных убийц стоял у холодного очага, держа в вытянутой руке свиток пергамента. Син выхватила свёрток у Низула, рост которого составлял футов семь, без учета его ботинок в готическом стиле. А с ними он вообще возвышался над Син, по меньшей мере, на два с половиной фута. Однако посланник Гильдии её не пугал. Син убивала демонов и покрупнее.

— Восемь? — уточнила она. — Восемь оборотней за раз?

Бальтазар кивнул. Его белоснежные волосы длиною до плеч были заправлены за остроконечные уши. Низул, так или иначе, были красивой расой, чья внешность смахивала на эльфийскую.

— Всю стаю.

Включая двухлетнего детёныша. Син бросила взгляд на скрытого тенью молчаливого мужчину, стоявшего в углу комнаты. Лукас, её единственный наёмник-варг, напоминал каменную статую. Его ничуть не смущало, что контракт прервёт жизни нескольких членов его народа. Не то, чтобы Син ожидала от него нерешительности. Лукас был профессионалом — холодным, искусным и беспощадным.

Подавив рвущееся ругательство, Син перестала мерить шагами комнату. Она не могла позволить себе нервозности или брезгливости. Гильдия, следящая за малейшими признаками слабости, воспользуется любым предлогом, чтобы раздавить Син и забрать себе её наёмников. Сейчас она должна проявлять больше безжалостности, чем когда-либо, потому что за три недели с тех пор, как стала мастером наёмных убийц, уже отказалась от дюжины контрактов.

Она изучила детали контракта, нацарапанного на пергаменте по-шеульски.

— Кому ещё предложена эта работа?

— Ты же знаешь, я не могу тебе сказать. — Рубиновые губы Бальтазара расплылись в похотливой улыбке. — Но если используешь на мне некоторые свои таланты суккуба, я в порыве страсти позволю нескольким именам сорваться с моих уст.

Как ни печально, она действительно испытала искушение трахнуть ублюдка, чтобы выудить из него нужную информацию. Син требовалось предложить свою цену, но с гарантией, что кто-то другой перебьёт её и отберет контракт. Сведения о конкурентах, предлагающих свои ставки, помогли бы определиться с суммой.

— Я бы посоветовала тебе катиться в ад, Бальтазар, но, уверена, ты и так владеешь большей его частью. — Нитулы были богатыми работорговцами, чьи владения включали в себя огромные территории Шеула, а будучи мастером-наемником низшего порядка, Бальтазар определенно двигался к тому же.

— Дет согласился бы на мое предложение, — промурлыкал он.

— Я бы этим не хвасталась, — Син изучила кольцо на указательном пальце своей левой руки, которое принадлежало ее мертвому боссу. — Дет трахнул бы даже колючую адскую крысу, если бы смог поймать хоть одну.

Бальтазар рассмеялся и направился к Син, двигаясь плавно, как змея.

— Твои наемники-рабы становятся беспокойными, полукровка. Неужели человеческая мораль мешает тебе ими управлять?

— У меня нет морали, — фыркнула Син. Возможно, та испарилась еще раньше, чем Син обнаружила, что родилась демоном. Но все прежние деяния, совершенные ею как по принуждению, так и добровольно, откололись от ее сердца и души, в которых теперь мало что осталось.

По крайней мере, до тех пор, пока она не наслала чуму, убивающую оборотней по всему миру. Что-то в этом происшествии всколыхнуло ее эмоции, подвергнув сожалению, которое застряло в ней, как камешек в ботинке.

А потом последовало таинственное увеличение заказов на устранение оборотней — или варгов, как они себя называли — и Син с трудом сбивала цены на контракты, по условиям которых пришлось бы выставлять против варгов своих наемников.

Она и без того уже убивала их десятками, даже не прикасаясь.

Син рассеянно потерла правую руку, отметив разницу температур между обнаженной кожей и резкими линиями татуировки, появившейся, когда ей исполнилось двадцать. Родовая метка — отцовская история ее демонского наследия — появилось вкупе с бушующим либидо и способностью передавать вместе с прикосновением болезнь, убивавшую за считанные минуты. Как бы отстойно это ни было, ее брату-близнецу Лору не повезло еще больше. Син хотя бы умела контролировать свой "дар". Лор же не мог прикоснуться ни к кому, кроме братьев, сестер и своей пары, не прикончив их.

— Ну, так что? — Бальтазар хрустнул костяшками пальцев, и этот раздражающий звук эхом отразился от гладких каменных стен зала. — Сделаешь свою ставку или позволишь рабам поднять мятеж?

Благодаря связи, соединяющей ее с рабами-наемниками через кольцо хозяина, они не могли поднять на нее руку… по крайней мере, пока Син оставалась в своем логове или в штаб-квартирах Гильдии наемников, или в месте, защищенном от насилия, например, в подземной больнице. Но они могли напасть в любом другом месте, в Шеуле или на поверхности земли, в человеческом мире… вот почему хозяева наемных убийц редко покидали свои логова.

В миллионный раз с момента принятия должности хозяина наемников она прокляла свое положение. Син не хотела этой должности, но никогда не позволит своему брату узнать, что приняла ее, чтобы уберечь его суженую — ангела Идесс — от принудительного вступления на пост, который она получила посредством убийства Детару. На этой работе Идесс потеряла бы свою душу, и Син, как она обнаружила, уже потеряла свою…

Ага. Не такое уж большое дело.

Вытащив из заднего кармана кожаных штанов двусторонний перочинный ножик, Син нацарапала на пергаменте абсурдно высокую сумму. Подписав, она перевернула перо ножа и полоснула по большому пальцу острым лезвием. На страницу упала капля крови, и по документу тут же растеклись красные жилки. В течение нескольких секунд пергамент из сухой, жесткой кожи превратился в гибкий, теплый лоскут плоти, который станет юридически обязательным договором, если кто-то примет ее предложение.

Скривившись от отвращения, Син вернула документ Нитулу. Когда демон направился к выходу, в ее желудке начал назревать бунт.

— Сложновато тебе это далось, — сказал Лукас после того, как за демоном захлопнулась огромная дверь. Стоя позади нее, он опустил руки ей на плечи и пальцами начал разминать мышцы, но от этого прикосновения она еще больше напряглась. — Прими мое предложение. Соединись со мной. Мы сможем править этим местом вместе.

— Ты глухой или действительно настолько глуп? — Ни разу с момента вступления в должность Син не опускалась до насилия в отношении подчиненных, но сейчас ей очень хотелось развернуться и познакомить свое колено с его яйцами. — Сколько еще раз мне нужно сказать "нет"?

Он потерся губами о кончик ее правого уха.

— Я тоже могу сказать нет.

Син напряглась.

— Лукас, это что, шантаж?

Сейчас он был одним из немногих ее любимых партнеров в постели. С тех пор, как она стала хозяйкой этого места, многие из наемников, с которыми она делила постель в прежние годы, начали ее сторониться или бояться. Она могла принудить их служить ей, но никогда не делала ничего подобного. Лукас предоставил свое тело в ее полное распоряжение, и вовсе не из-за знания, что она умрет без секса.

Он хотел получить ее должность, хотел сделать своей парой, чтобы вместе управлять логовом. Но как бы заманчиво ни выглядело предложение спихнуть принятие тяжелых решений на чужие плечи, Син не могла дать Лукасу желаемое. Она никогда и ни за что не станет чьей-либо парой. Никогда снова не будет кому-то принадлежать.

Забавно, что она всерьез раздумывала над предложением переспать с Бальтазаром ради информации и в тоже время не могла связать себя с мужчиной, чтобы постепенно передать ему неприятные, но необходимые обязанности, помогавшие поддерживать логово в порядке и делавшие наемников счастливыми.

В ближайшее время чем-то придется пожертвовать.

Поэтому она оттолкнула Лукаса и занялась тем, чего не делала с тех пор, как узнала про свою демонскую родословную.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.