Кузнечик. Сказки народов Северного Кавказа

Автор неизвестен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кузнечик. Сказки народов Северного Кавказа (Автор неизвестен)

КУЗНЕЧИК (сборник)

Ростов-на-Дону. Ростовское книжное издательство, 1986

СИРОТА

кабардинская сказка

Рано маленькая Фатимат осталась без матери. Отец схоронил жену и привёл в саклю молодую вдову, у которой свои дети были. Совсем плохо стало маленькой Фатимат. Родных дочерей новая хозяйка наряжала в дорогие платья, баловала их как могла. А Фатимат доставались побои, брань и работа. Даже ела она отдельно, сидя где-нибудь в уголке. Кормили её объедками. Одежда у девочки истрепалась — одни лохмотья.

Чуть свет вставала она. Шла по воду к горному потоку, разводила огонь в очаге, подметала двор, доила коров. Трудилась бедная Фатимат с восхода до поздней ночи, но мачехе угодить не могла. Родные дочери злой мачехи играли в куклы, а Фатимат чахла от непосильной работы.

Однажды, ярким солнечным днём, пасла она коров и пряла пряжу. Грело солнце, жужжало весёлое веретено. Но вдруг налетел ветер и вырвал из рук девочки пряжу. Понёс, закружил пучок шерсти и зашвырнул к далёкой пещере. Что было делать? Не возвращаться же домой с пустыми руками. Изобьёт злая мачеха. И пошла сирота искать пропажу.

В огромной пещере, куда шерсть принесло ветром, жила испокон веков эмегёнша [1] . Увидела она Фатимат, закричала:

— Собери-ка мне, девочка, серебро, что вокруг разбросано!

Огляделась сирота и увидела, что у входа в пещеру везде куски серебра валяются. Собрала она все до единого и отдала эмегёнше.

— А теперь сними поясок, покажи карман. И это сделала Фатимат. Убедилась эмегёнша, что ничего не утаила, ничего не спрятала девочка.

— Ладно. Я спать лягу, а ты постереги здесь. Если потечёт белая вода по пещере, разбудишь меня.

Заснула великанша крепким сном. И тотчас зашумела, забурлила по камням вода, белая, как молоко.

Разбудила Фатимат эмегёншу. Проснулась та, умыла сироте лицо белой водой и подвела её к зеркалу. Глянула в зеркало замарашка и ахнула: никогда не видела она себя такой красавицей. Лицо, ясное, как солнце, горит, руки и плечи белее лунного света, а дорогие парчовые одежды сверкают драгоценными камнями, золотом и серебром. Гордая и весёлая, простилась Фатимат с доброй эмегёншей и погнала своих коров домой.

По дороге люди не могли наглядеться на сверкающую её красоту. Никто не узнавал в девочке прежнюю замарашку. А злая мачеха как увидела, чуть с досады не лопнула. Однако виду не показала. Пришла в себя и говорит ласково:

— Доченька, милая, где нашла ты такие одежды, как стала такой красавицей?

Рассказала простодушная Фатимат всё без утайки.

На следующее утро послала мачеха пасти коров свою дочь на то же самое место. И она пряла пряжу. Ветер налетел, вырвал веретено и унёс вместе с шерстью к далёкой пещере. Побежала дочь мачехи вдогонку и услышала голос эмегёнши из тёмной пещеры:

— Собери-ка мне, дочка, серебро, что вокруг разбросано!

Стала та собирать и спрятала в карман самые большие куски.

— А теперь поясок сними, покажи карман!

Вывернула дочь мачехи карман, а серебро выпало и покатилось со звоном по каменному полу пещеры. Нахмурилась эмегёнша.

— Ладно, — говорит, — я спать стану. А ты стереги. Как чёрная вода потечёт, разбуди меня.

Заснула она крепким сном. И тотчас забурлила, зашумела по камням вода, чёрная, как сажа на пастушьем котле.

Проснулась эмегёнша, умыла лицо девочки чёрной водой и подвела к зеркалу. Подкосились у той ноги от страха. Половина лица у неё обезьянья, а половина — собачья. Бросилась она бежать со слезами. Люди от неё — во все стороны.

Так наказала добрая эмегёнша мачеху и её дочь за злость и несправедливость.

А отец выгнал мачеху и остался с красавицей дочерью. Зажили они тихо и счастливо.

КУЗНЕЧИК

кабардинская сказка

Жил на свете бедняк по имени Кузнечик. Никто не знал толком, почему его так назвали. Отправился он однажды в соседнее село просить подаяние. По дороге устал и сел на высокий курган отдохнуть.

Как раз в тех местах паслись ханские табуны. Увидел бедняк, что табунщики спят, а кони спустились в глубокую лощину. Подумал-подумал и пошёл дальше.

Когда до соседнего села Кузнечик добрёл, суматоха там была: без следа пропали лошади грозного хана! Смекнул он, что на этом деле можно заработать, если с умом взяться.

— Позволил бы мне великий хан по кабардинскому обычаю погадать на горстке фасоли — нашёл бы я ему скакунов, — сказал он.

Дошли его слова до хана.

— Привести хвастуна немедля ко мне! — приказал хан.

Притащили слуги Кузнечика к хану. Разбросал бедняк по полу горстку фасоли и делает вид, что гадает.

— Никто не захватил твои табуны. Вижу я, как пасутся они в глубокой долине, куда трудно проникнуть и пешему. Высятся над той долиной две высокие горы. Если пошлёшь, господин, верных людей в долину, клянусь аллахом всевидящим, всех коней без потерь получишь обратно. Если обманул я — не гадать мне больше на этой фасоли!

Помчались туда верховые и через некоторое время пригнали табуны в целости и сохранности. Весть о чудесном предсказателе облетела все окрестные сёла.

А во дворе у хана опять случилась пропажа: потеряла ханская дочь золотое кольцо с драгоценными камнями. По приказу хана позвали Кузнечика.

— Погадай на фасоли и найди кольцо, иначе утром повешу.

«Зачем обманул я его тогда и выдал себя за гадателя? — печально подумал бедняк. — Что ж, поживу ещё хоть одну ночь, от этого мне вреда не будет». И сказал хану:

— Тогда прикажи, о всемогущий хан, дать мне отдельную комнату. Ночью я в ней в одиночестве погадаю.

— Твою просьбу исполнить нетрудно, — ответил хан и велел запереть Кузнечика в самом просторном покое дворца.

Глаз не сомкнул ночью бедняк, всё думал о том, как утром его повесят. В глухую полночь кто-то постучался в окно.

— Кто там, зачем пришёл? — спросил Кузнечик и услышал в ответ голос одной из служанок хана:

— Это я, чудесный провидец. Конечно, ты узнал меня, недостойную. Именем аллаха молю, не выдавай меня грозному хану. Пожалей грешницу, возьми кольцо, только не выдавай.

Повеселел Кузнечик.

— Я, — говорит, — о тебе всё думал. Если б не пришла ты с кольцом сама, пропащая была бы твоя голова. Ну а теперь так мы с тобой условимся: дай кольцо проглотить белому гусю, у которого крыло сломано, а как утро настанет, велю я его зарезать и вынуть перстень с драгоценными камнями.

Обрадовалась служанка, поблагодарила его и ушла. А Кузнечик спать лёг.

Наступило яркое утро. Вывели Кузнечика из дворцовых покоев во двор, где собрались почти все жители села.

— Что скажешь, знахарь? — спросил хан.

— Нехитрую задачу ты задал мне, господин, — ответил Кузнечик. — Думал я, долго искать придётся, а нашёл быстро: сразу зёрна фасоли правду открыли. Лежит кольцо в зобу у твоего собственного белого гуся с поломанным крылом.

Поймали гуся, зарезали и распотрошили.

Смотрит хан, а в зобу у гуся — золотое кольцо.

Изумились люди искусству предсказателя, а хан щедро одарил Кузнечика и отпустил с миром.

Немало времени с тех пор пролетело. Поехал однажды хан в гости к хану другого государства и будто бы ненароком похвалился:

— Есть у меня в стране чудесный человек: любую тайну раскрыть сумеет, всё разгадает, что ни прикажешь.

Не поверил хозяин. Долго они спорили, потом наконец решили биться об заклад на большое богатство.

Возвратился хан к себе во дворец и вызвал Кузнечика.

— Поспорил я, — говорит, — со своим другом, повелителем соседнего ханства, что любую тайну ты сумеешь открыть. Если разгадаешь, что он прикажет, озолочу тебя, на всю жизнь богачом станешь. Не разгадаешь — велю повесить.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.