Выгодный брак

Рид Джоанна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Выгодный брак (Рид Джоанна)

1

Раскинувшийся перед ними пейзаж напоминал почтовую открытку.

Невысокие, поросшие травой холмы, окруженные белой изгородью в четыре жерди и дубовой рощей. Пасущиеся чистокровные кобылы с жеребятами по бокам. А посреди этой мирной картины — великолепный дом в викторианском стиле, с двумя белыми колоннами по бокам парадной двери.

Джон Фаулер остановил машину на вершине холма и залюбовался видом.

— Немного напоминает родную сторонку, правда? — спросил Пит Китс, сидевший справа.

И в самом деле, подумал Джон. Все, как в его родном Уэльсе.

Он посмотрел на своего помощника.

— Неужели по дому соскучился? Мы же только сутки, как улетели.

— Просто увидел что-то знакомое в чужой стране, где все чужое, — проворчал Пит, нахмурив лоб.

Джон рассмеялся. Австралийцы более расторопны, беспечны и более болтливы, чем жители Уэльса. А так никакой разницы. Люди всюду одинаковые.

Впрочем, они прилетели сюда не знакомиться с местным населением, а делать благородное дело.

Джон подъехал к воротам фермы.

Бест взбесился! Джон не верил своим ушам.

Что могло случиться с великолепной лошадью, которую он готовил к скачкам всего три года назад?

Длинная подъездная аллея вела к дому. Сад был хорошо ухожен; цветочные клумбы огораживала низкая стенка. Очень похожая на валлийскую.

И лишь когда они очутились на круглой автостоянке, Джон заметил следы упадка. Старый дом нуждался в уходе.

Парадная дверь открылась. На пороге показалась симпатичная немолодая женщина в джинсах и трикотажной рубашке-поло и дружески помахала им рукой.

— Должно быть, вы мистер Фаулер.

— А вы, должно быть, Делла Грин.

— Тереза. Делла — моя внучка.

Молодая бабушка, подумал Джон, заметив легкую проседь в ее коротких светло-русых волосах. Он покачал головой и представил Пита, который тут же отпустил даме комплимент.

— Если вы бабушка, то мисс Делла наверняка еще не пошла в школу.

Тереза засмеялась.

— Ах вы, льстец!

Но не успел Пит возразить, как воздух огласил хриплый вопль.

— Бест?

— Боюсь, что так. Делла обожает его.

— Что случилось? Я имею в виду лошадь.

Тереза запнулась и покачала головой.

— Не знаю. Какой-то несчастный случай. Вам все расскажет Делла.

Джон шагнул в ту сторону, откуда донеслось тревожное ржание.

— Нет, подождите! Мистер Фаулер…

Джон остановился и повернулся лицом к Терезе.

— Джон.

— Джон, Делла не ждет вас.

— Но она написала мне.

— Нет. Это я написала вам. Решила, что просьба управляющей фермой будет более убедительной. Я хотела сказать ей, но не смогла найти слов… Надеюсь, вы сможете это сделать лучше. Я не сумела добиться от нее толку. Ни один здешний тренер не может подойти к Бесту. Кое-кто пытался… но они все говорят, что его нужно… — Она сглотнула и продолжила: — Делла решила ухаживать за Бестом сама, как будто это она виновата в случившемся. Но как она может ухаживать за ним, если не в состоянии ухаживать за собой?

Что бы это значило? — подумал Джон.

— Я постараюсь… Надеюсь, у вас есть где остановиться?

— Да, конечно, — улыбнулась Тереза. — Очень симпатичный флигель, как было обещано, и удобная квартира для вашего помощника в перестроенной конюшне, где теперь находится офис управляющего фермой.

Джон повернулся к Питу.

— Может быть, пойдешь устраиваться? — Он хотел разведать обстановку в одиночку.

— Да, конечно.

— Поедете по этой дорожке, — показала Питу Тереза, — и окажетесь у флигеля. А сразу за ним — конюшня и ваша квартира.

Не успел Пит сесть за руль, как Бест снова заржал. Джон быстро пошел на звук.

Он обошел дом, увидел сарай с паддоком и остановился в тени, стараясь остаться незамеченным.

Спиной к Фаулеру и лицом к гнедому жеребцу стояла высокая стройная женщина. Ее волнистые золотисто-русые волосы доставали до лопаток.

Джону захотелось, чтобы она обернулась. Тогда картина была бы полной.

Но Делла Грин пыталась надеть на жеребца недоуздок и понятия не имела, что за ней наблюдают.

Они с Бестом играли в серьезную игру. Наступали и отступали, но все без толку. Едва она протягивала недоуздок к морде коня, как Бест закатывал глаза, бил копытами, протестующе ржал, а потом шарахался в сторону.

Джон внимательно следил за обоими и обратил внимание на странную походку женщины. Возможно, это часть проблемы, подумал он, начиная анализировать факты.

Прошло пять минут, десять, а она все еще не приблизилась к своей цели.

Пятнадцать.

Джон, которому надоело даром тратить время, готов был выйти из укрытия, когда женщина едва не добилась своего. Недоуздок оказался в нескольких сантиметрах от носа лошади. Но в последний момент гнедой вскинул голову, развернулся и толкнул ее.

Хотя Бест лишь слегка задел хозяйку, этого хватило, чтобы та потеряла равновесие и упала.

Услышав негромкий крик, Джон бросился к паддоку.

И тут она заплакала. Этот плач был вызван не физической болью, а чем-то куда более страшным. Отчаянным горем. Горем, от которого Джон лишился дара речи.

Этот тихий плач надрывал ему душу. На мгновение у Джона перехватило дыхание.

Покосившись на Беста, он увидел, что жеребец тоже встревожен плачем. Но, вместо того чтобы отступить в дальний конец паддока, как ожидал Джон, он приблизился к Делле.

И тут Джон увидел страшные шрамы, уродовавшие атласную кожу гнедого.

Какого черта? Что здесь произошло?

А потом Бест сделал удивительную вещь.

Он наклонил голову, фыркнул в волосы Делле, слегка пожевал их, а потом поднял голову. Бест стоял над ней. Тихо. Неподвижно. Защищая.

Ток между человеком и животным был таким сильным, что Джон ощутил физический удар. Он сконцентрировался, мысленно вслушался, пытаясь нащупать эту связь, подключиться и понять ее. Перед Джоном раскрылась зияющая пропасть.

На мгновение его поглотила темнота; то был поток: черной энергии, живший собственной жизнью.

Страх… ненависть… ужас…

Но чьи это были чувства? Лошади? Женщины?

Джон вздрогнул и тут же вынырнул обратно.

Да, все верно. Лошадь и женщину объединяет некий ужас, который он еще не мог определить. Джон попятился, не желая разрывать их связь. Кроме того, ему было нужно остаться одному и собраться с мыслями. Обдумать случившееся. И найти способ приблизиться не только к жеребцу, но и к женщине.

Ее разбудил вопль.

Нет, это не человек, поняла она, очнувшись.

— Кто там?

Ответом ей был шепот ветра.

Она была одна.

В окно врывался лунный свет и падал на стеганое одеяло, казавшееся особенно уютным в холодную весеннюю ночь. Еще один вопль, полный страха и гнева, заставил ее выбраться из постели. Она поняла, кто это.

Сердце заколотилось как сумасшедшее.

— Бест! — ахнула она.

Влажный холодный воздух коснулся ее босых ступней, проник сквозь длинную ночную рубашку и начал щекотать ляжки, словно не желая выпускать ее наружу. Она умудрилась миновать темную кухню, ничего не задев по дороге, добралась до чулана и сунула ноги в покрытые грязью ботинки.

Выскочила во двор и побежала к конюшне. В стойлах метались потревоженные лошади. Но Беста на месте не было. Внезапно из-за сарая вновь донеслось ржание. Она вылетела наружу и устремилась к пастбищу на высоком берегу. От реки тянулись языки тумана.

Но туман не скрывал картины, которая заставила ее оцепенеть от ужаса.

Привязанный к ограде жеребец пятился от человека с обрезком свинцовой трубы. Если чистокровной лошади перебить бабки — а именно таковым было намерение негодяя, — ее останется только пристрелить.

— Стой! — крикнула она.

Негодяй на мгновение оглянулся. В лунном свете его искаженное лицо казалось безумным. Таким же безумным, как гнедой жеребец, рвавший повод, который привязывал его к забору.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.