Катафалк

Лаймон Ричард Карл

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Катафалк (Лаймон Ричард)

— Вот, возьми, Маккой.

Том Харрис, нервно сидевший возле двери, наблюдал, как его новый босс протягивал лист бумаги Маккою.

Здоровяк с минуту читал его. Затем он усмехнулся:

— Охренеть, — сказал он.

— Какие-то проблемы? — спросил босс.

— Никаких проблем, — ответил Маккой.

— Ну, это заставило Бимиса попотеть. Я послал его за этим вчера ночью, и он удрал. Наверное, уехал и напился. Не показывался здесь с тех пор.

— Бимис никогда не отличался мужеством, — сказал Маккой.

— Возьми с собой Харриса.

Том выпрямился, когда Маккой повернулся к нему. От того, как мужчина улыбнулся, его желудок завязался в узел. Том попытался улыбнуться в ответ. При мысли о том, что он останется наедине с Маккоем, он чуть не пожалел, что взялся за эту работу.

Маккой выглядел свирепо. Хотя он был молод, не старше тридцати, его голова была лысая, не считая густых бровей, нависших над маленькими свиными глазками. У него, казалось, не было шеи. Его футболка, плотно стянутая над выпуклыми мышцами, казалось, разорвется на части, если он сделает глубокий вдох. На передней части футболки говорилось «Не злись, отомсти».

— Ты Харрис? — спросил он.

— Да, сэр, — сказал Том.

— Это первое задание Харриса, — сказал босс. — Я хочу, чтобы ты ввел его в курс дела.

— Буду рад.

Тому не понравилось то, как он это сказал. Ему также не понравился блеск крошечных глаз Маккоя.

— Хорошо, — сказал босс. — За дело.

Маккой подобрал черный ящик с инструментами. Том открыл ему дверь и последовал за ним в гараж. Они забрались в старый Плимут, Маккой сел за руль.

— Итак, малыш, это твоя первая ночь?

— Да, сэр.

— Зови меня Маккой. Никаких «сэр» и прочего, договорились?

— Да.

Он выехал из гаража. Улицы города были практически пустынны.

— Когда-нибудь угонял автомобиль? — спросил Маккой.

— Нет.

— Я так не думал. Ну, это раз плюнуть. Держу пари, всегда хотел быть частным детективом.

— Да.

— Ну, это не так уж плохо для начала. Конфискация машин — это нижняя ступень, но кто-то должен это делать. Мир полон психов, покупающих вещи, которые им не по карману. По мне, так они ничем не лучше воров. И они зовут нас ворами.

— Ворами? — спросил Том.

— Конечно. Они видят, как ты удираешь с их машинами, и ведут себя так, как будто они принадлежат им. Однажды меня ранили ножом. Вот почему мы работаем в это время ночи. Если тебе повезло, придурки спят и не упрекают тебя. Следующее, что они знают — они просыпаются утром, а их машина пропала. Почти всегда идиоты думают, что их ограбили, и вызывают полицию.

— Полиция когда-нибудь доставляет неприятности?

— Конечно. Если они схватят тебя с поличным. Для них ты просто еще один угонщик машин. Иногда это создает проблемы. Хотя достаточно показать им ведомость конфискаций. Беспокоиться следует о владельцах. О владельцах.

Он фыркнул.

— Они просто думают, что они владельцы. Но они по-настоящему сходят с ума, увидев тебя. Всегда следи за ними. В прошлом году у нас был парень, который был пойман за конфискацией Ягуара, и это погубило его.

— Убит? — спросил Том.

— Обрез двенадцатого калибра любого убьет.

— Боже, — сказал Том, постаравшись, чтобы голос звучал не слишком испуганным.

— Похоже, работа довольно захватывающая?

— Может, даже слишком захватывающая.

— Как тебе такое? — спросил Маккой и остановился на обочине. Он указал толстым пальцем на другую сторону улицы.

На стоянке Морга Грин Филдс стоял длинный черный катафалк.

— Вы шутите, — сказал Том.

Маккой посветил маленьким фонариком на ведомость конфискаций.

— Думаю, это наша малышка, — сказал он. — Крайслер 1983 года, лимузин, похоронная модель, куплен неудачником по имени Урия Стаббинс. Должен за нее более восемнадцати тысяч, и не делал взносов три месяца.

Маккой усмехнулся.

— Неплохо, — сказал он. — Директор похоронного бюро — голодранец.

Том не хотел смеяться.

— Мы должны угнать катафалк?

— Не угнать, малыш. Мы изымаем его в пользу кредиторов.

— Но катафалк.

Маккой ухмыльнулся:

— Да, и я готов поспорить, он отвез кучу трупов на кладбище.

Он смеялся еще немного, потом вылез из машины. Он взял ящик с инструментами с заднего сиденья и тихо закрыл дверь. Том шагнул на обочину и прикрыл свою дверь.

Он смотрел на другую сторону улицы. Освещенный знак Морга Грин Филдс отбрасывал бледное свечение над газоном. В окнах самого здания, частично скрытого кустами, свет не горел.

— Как думаете, он здесь?

— Стаббинс? — спросил Маккой. — Вполне возможно. Если он настолько бедный, что не может заплатить за катафалк, он, возможно, живет в задней комнате.

Они перешли на другую сторону улицы и пошли по длинной подъездной дорожке.

— Я бы не хотел жить в подобном месте, — сказал Том.

— Ты не гробовщик. Эти парни любят свою работу. Дом полон трупов, то, что надо. У меня был приятель, который работал в одном из таких мест. Его босс жил в задней комнате и спал в гробу.

— Мерзость.

Маккой остановился возле катафалка. Он посветил фонариком на номерной знак и сверил номер с ведомостью конфискаций.

— Это он, все верно.

Луч фонарика упал на заднее стекло, и Том заметил занавески, висящие внутри.

— Ладно, — сказал Маккой, — давай возьмем ее.

Он выключил фонарик.

Они подошли к двери водителя. Маккой проверил фасад мрачного морга. Том проследил за его взглядом, когда он смотрел на улицу. Машины не проезжали.

— Гляди в оба, малыш.

Том смотрел на улицу и здание, продолжая поглядывать на Маккоя. Здоровяк попытался открыть дверь. Она была заперта. Он присел и открыл ящик для инструментов. Он достал длинный, тонкий металлический прут, изогнутый на одном конце. Он засунул согнутый конец в щель на краю двери. После резкого движения запястья подскочила кнопка блокировки.

— Проще простого, а?

— Да.

— В большинстве случаев ты не сможешь открыть дверь таким способом. Тебе придется взламывать замок. Ты знаешь, как это сделать?

Том кивнул.

— Я обучался на слесаря.

— Хорошо. Тогда ты все знаешь об этом. Однажды ночью я провел четыре часа, пытаясь забраться в Кадиллак. Никак не получалось.

Он взял ящик с инструментами, открыл дверь катафалка и сел за руль.

Том взглянул на морг. Окна по-прежнему были темны. Он никого не увидел. Он посмотрел по обе стороны улицы.

— Вы оставили Кадиллак? — спросил он.

— Только не я. Ждал, пока придурок не вышел из дома, и потребовал у него ключи.

— Он без проблем отдал их?

— Он был труслив. Ты знаешь, как вытащить блок зажигания, малыш?

— Да.

— Конечно, это проще, чем замыкать провода. Долой старое, да здравствует новое.

Наклонившись вперед, Том наблюдал, как Маккой взял блок зажигания из ящика с инструментами и вставил его в отверстие на рулевой колонке.

— Ничего сложного, — сказал мужчина. Он повернул ключ, и двигатель завелся с плавным, тихим мурлыканьем. Он оставил мотор работающим, собрал инструменты и вышел.

— Она вся твоя, малыш.

Сердце Тома заколотилось.

— Моя?

— Один из нас должен отвезти ее в гараж. Это будешь ты. Я возьму Плимут.

Том не хотел садиться в катафалк. Но он не хотел показаться перед Маккоем трусом.

— Ладно, — пробормотал он.

Он сел на место водителя и потянулся к дверной ручке. Маккой уже шагал в сторону дороги. Он закрыл дверь. Он отпустил аварийный тормоз. Он вытер потные руки о джинсы и переключил скорость на задний ход.

Он сделал глубокий вдох. В воздухе пахло цветами. Он застонал.

Готов поспорить, он отвез кучу трупов на кладбище.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.