Жизнь неуёмная. Дмитрий Переяславский

Тумасов Борис Евгеньевич

Серия: Рюриковичи [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Жизнь неуёмная. Дмитрий Переяславский (Тумасов Борис)

Из энциклопедического словаря.

Изд. Брокгауза и Ефрона,

т. XX, СПб., 1891

емитрий Александрович - сын Александра Невского, князь Переяславский, потом великий князь Владимирский (1250-1294). В 1259 г. Д. посажен был отцом на княжение в Новгороде, откуда в 1262 г. совершил поход на Юрьев и возвратился «со многим товаром». Но как только скончался Александр Невский, новгородцы изгнали его, «зане… еще мал бяше». В 1268 г. Д. приходил в Новгород со своими войсками и принимал участие в битве под Раковором. В 1270 г., изгнав великого князя Ярослава, новгородцы пригласили Д. к себе, но он не хотел «взять стола перед Стрыем своим», хотя под другим дядей, великим князем Василием (Костромским), по праву старшинства, занял великокняжеский стол; в том же году и новгородцы посадили его у себя на княжение. В 1280 г. у него вышел разлад с новгородцами, но, по ходатайству новгородского владыки, он примирился с ними. Д. стремился к стеснению самостоятельности удельных князей, которые, в свою очередь, старались обособиться от великого князя Потому-то брат Д., честолюбивый Андрей Городецкий, заручившись в 1281 г. помощью в Орде, так легко собрал под свои знамена многих князей и заставил Д. бежать. Последний хотел засесть в Копорье, куда уже вступила его дружина, но новгородцы заступили ему путь на берегу Ильменя, заставили его отказаться от Копорья и «показали ему путь»; при этом они взяли в таль (заложники) двух дочерей Д. и бояр его, с женами и детьми, обещав отпустить их, когда «мужи» великого князя выйдут из Копорья. Д. ушел за море, но скоро воротился в свой Переяславль. Андрей опять пошел в Орду с жалобами на брата, а его союзники, князья Тверской и Московский с новгородцами, выступили против Д., но под Дмитровом примирились с ним (1283). Между тем Андрей привел татар; Д. ушел за помощью к хану черноморских татар Ногаю, бывшему во вражде с Золотой Ордой, и возвратился от него с ярлыком, подтверждающим за ним великокняжеский стол. Андрей примирился с братом, но не искренне. В 1285 г. он опять привел на Д. какого-то ордынского царевича, но был разбит. В 1293 г. Андрей в третий раз поднялся на брата с татарами; Д. бежал сначала в Волок, а потом в Псков. Татары с Андреем пошли по его следам, опустошая все по пути, но дары новгородцев остановили их: первые пошли восвояси, а последний - в Новгород. Д. решился возвратиться в свою волость, но, потеряв на пути обоз, отбитый у него новгородцами, примирился с братом: уступив ему великокняжеский стол, он удовольствовался Переяславлем, на пути к которому, в Волоке, скончался.

ГЛАВА 1

О, земля, земля, земля! Слушай слово Господне.

Книга пророка Иеремии, гл. 22

едые, с белесыми разводами тучи низко плыли над бревенчатыми стенами Новгорода, тянулись чередой, цеплялись за башни и звонницы, уползали к ливонскому рубежу, к морю Варяжскому.

К исходу дня сорвались первые снежинки. Лениво кружась, они опускались на бревенчатую мостовую, под ноги прохожим, ложились на крыши боярских хором, торговых складов и лавок, изб и мастерских ремесленного люда.

Ночью снег засыпал город и дороги, завалил монастырские строения за городскими стенами, хлопьями повис на деревьях, и только дальний лес, что за рекой Великой, темнел стеной. Белым покрывалом снег лег на дальние болота, сделал обманчивыми тропы за морошкой и другими ягодами.

К рассвету снег прекратился и начал забирать мороз. В избах и домишках новгородцев пробуждалась жизнь. В оконцах, затянутых бычьими пузырями, загорались огоньки лучин. Их блеклый свет едва пробивался на улицу.

Над Новгородом вставали сизые дымы, хозяйки затапливали печи, в стойлах и загонах подавала голоса всякая живность.

День начинался суетливый, хлопотный.

* * *

Новгород - город торговый, город ремесленного и иного люда. Новгород - город Великий.

Так именовали его еще с тех далеких времен, когда он богател торговлей, обогащался данью со своих многочисленных земель. В те времена по великому водному пути из варяг в греки плыли на Русь торговые гости. Трудную дорогу преодолевали они. Суров и безжалостен Днепр. За много верст слышался неистовый гул порогов. Нарастая, он переходил в рев и рвался в каменистых берегах, на перекатах.

Минуют торговые гости все опасности, бросят якоря в Киеве, передохнут и дальше, вверх по Днепру, а там волоком по малым рекам в Ильмень-озеро, в Волхов-реку, чтобы пристать к новгородским причалам, выгрузить диковинные товары и пряности, закупить пушнину, пеньку и другие товары. И за все платят пошлину в казну Великого Новгорода.

Пополнялась скотница [1] новгородская и данью с покоренных земель.

Но то было в прошлые лета, когда татарские орды еще не разорили Русь и бремя ордынское не легло на русичей.

И зачах торг новгородский…

Тому минуло почти сорок лет, когда тумены хана Батыя, внука Чингисхана, вторглись в землю Рязанскую и Владимирскую, опустошили ее, прошли загоном Тверь, Москву, Переяславль-Залесский и иные городки, угнали в плен мастеровых, чтобы позже в низовьях Волги-реки построить столицу Золотой Орды город Сарай.

И потребовал Батый от русских удельных князей явиться к нему на поклон. Поехали, не посмели ослушаться, и лишь новгородский князь Александр Невский, прозванный этим именем за победу над шведами на Неве, не последовал в Сарай.

Грозно прикрикнул Батый, и Александр Ярославич склонил голову: не время сопротивляться Орде. Радушно встретил его Батый, сыном назвал, особую пластину дал. Возвратился Невский в Новгород и велел принять ханских баскаков [2] и счетчиков, какие учетом и переписью по всем уделам ведали…

Что ни год, падает мощь Новгородской республики и уж совсем ослабела со смертью Александра Невского. Остановилось сердце великого князя, защитника русских западных рубежей. В час смерти Александра Ярославича, возвращавшегося из Сарая, епископ Кирилл воскликнул в горести: «Солнце отечества закатилось! Осиротела земля русская!»

Еще при жизни Александр Невский посадил сыновей на княжения по уделам: Дмитрия - в Переяславле-Залесском, Андрея - в Городце, а самому юному, Даниилу, выделил Москву. Городок малый, только и всего, что деревянный Кремль на холме да вокруг две-три деревеньки.

Напутствуя Даниила, Невский говорил:

- Небогатый удел у тебя, ан верю, с хваткой своей обустроишь Московский удел.

Прошли годы, не стало Александра Невского. Сел великим князем Владимирским князь Переяславль-Залесский.

* * *

В один из первых зимних дней, когда мороз сковал землю, а снег порошил новгородские улицы и дома, в палату посадника, что в Детинце, явился тысяцкий Олекса, коренастый, крепкотелый новгородец с аккуратной бородой и глубоко запавшими глазами, отчего казалось, что он смотрит на мир из-под кустистых бровей.

Следом за Олексой пришли один за другим кончанские старосты во главе со старостой кузнечного ряда рыжим здоровяком Архипом. Подминая валенками снег, они ступили на крыльцо, обмелись веником, проследовали в хоромы.

Тут же появились бояре новгородские, купцы знатные. На боярах кафтаны теплые, шубы с воротниками из дорогого меха бороды подпирают. Поднимались в палату, рассаживались вдоль стен на лавках.

Вскоре вошел и посадник Семен Михайлович, боярин тучный, годами умудренный. Великой властью наделили его новгородцы. Он поклонился, уселся в высокое кресло и цепким взглядом повел по палате. Заговорил чуть хрипло, простуженно:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.