Красный павильон

ван Гулик Роберт

Серия: Судья Ди [15]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Красный павильон (ван Гулик)

Глава 1

— Увы, господин! Сейчас праздник Поминовения, а в это время у нас все бывает переполнено — для нас это самый напряженный летний месяц, — сказал представительный владелец гостиницы. — Прошу вас не гневаться, господин.

Он с искренним сожалением взглянул на высокого бородатого чиновника, стоявшего перед стойкой: хотя на путешественнике было всего лишь простое коричневое платье, а на шапочке не было видно никаких знаков, которые указывали бы на чин, его властный вид, тем не менее, ясно свидетельствовал, что он занимает высокий пост, и что он мог бы хорошо заплатить за ночлег.

На крупном бородатом лице посетителя отразилось огорчение. Вытирая пот со лба, он сказал массивному высокому мужчине, стоявшему рядом:

— Вот незадача! Я и забыл о празднике Поминовения. А ведь алтари, воздвигнутые вдоль дороги, должны были мне напомнить об этом. Что ж, это уже третья гостиница, в которую мы пробовали сегодня устроиться. Пожалуй, нам лучше оставить поиски ночлега и отправиться в Чин-ва. Сколько займет дорога туда?

Его спутник пожал широкими плечами:

— Трудно сказать, господин. Я не слишком хорошо знаю эту северную часть области Чин-ва, а темнота не облегчает дела. Кроме того, нам придется пересечь две или три реки. Мы сможем попасть в город только к полуночи, и то, если нам повезет с переправой.

Старик служащий, поправлявший свечу на стойке, взглянул на хозяина гостиницы и сказал высоким резким голосом:

— А что если предложить господину «Красный павильон»?

Хозяин потер круглый подбородок и сказал с сомнением:

— Это, конечно, прекрасные комнаты. Окна выходят на запад. Прохладные в течение всего лета. Но их еще не проветрили как следует, и…

— Если они свободны, я беру их! — поспешно перебил его бородатый чиновник. — Мы в дороге с самого рассвета.

Он обернулся к своему спутнику:

— Принеси наши вьюки и передай лошадей конюху.

— Милости просим в комнаты, господин, — заключил хозяин. — Но мой долг сообщить вам, что…

— Ничего не имею против, чтобы заплатить побольше! — снова прервал его гость. — Дайте мне книгу постояльцев!

Хозяин открыл толстый том с записями о постояльцах на странице, помеченной «28-й день седьмого месяца» и пододвинул ее гостю. Тот смочил кисть для письма в тушечнице и написал четким почерком: «Ди Джен-джье, магистрат области Пу-янг, по пути из столицы, возвращаясь обратно к месту службы, в сопровождении помощника по имени Ма Джунг». Когда он возвращал книгу записей, его взгляд упал на название гостиницы, написанное двумя большими иероглифами на переплете. Название гласило: «Вечное Блаженство».

— Для нас особая честь принимать у себя магистрата соседней области, — сказал хозяин учтиво. Но когда гости вышли из комнаты, он посмотрел им вслед и пробормотал:

— Как неловко! Этот судья Ди известен своей любовью совать нос в чужие дела. Надеюсь, он не обнаружит, — и он обеспокоенно покачал головой.

Старый служитель провел судью Ди через входную залу на главный двор с расположенными по его сторонам большими двухэтажными зданиями. Громкие голоса и взрывы хохота неслись из-за освещенных бумажных штор на окнах.

— Все занято, все до последней комнаты! — бормотал седобородый слуга, ведя судью через высокие разукрашенные орнаментом ворота в дальнем конце двора.

Теперь они находились в очаровательном саду, обнесенном стеной. Лунный свет освещал умело рассаженные цветущие кусты и спокойную поверхность искусственного пруда для золотых рыбок. Судья Ди вытер лицо длинным рукавом: даже здесь, снаружи, воздух был горячим и душным. Звуки пения и смеха, вместе с бренчаньем струнных инструментов неслись из дома справа.

— Рано они здесь начинают, — заметил судья.

— Утро — единственное время, когда на Райском Острове не слышна музыка, — с гордостью сказал старик. — Во всех домах жизнь начинается чуть раньше полудня. Соответственно, поздний завтрак сливается с ранним обедом, а поздний обед с ранним ужином. А уж ужин подают во всех домах к утру. Вы сами увидите, какое прелестное место — этот наш Райский Остров, господин. Право, прелестное и веселое!

— Надеюсь, мне не доведется заметить этого в моих комнатах. У меня было утомительное путешествие, и мне нужно завтра утром продолжить путь. Я хочу лечь спать рано. Полагаю, мои комнаты спокойные?

— Конечно, господин. В самом деле очень спокойные! — пробормотал седобородый. Он быстро прошел вперед и ввел судью в длинный полутемный коридор, в конце которого виднелась высокая дверь.

Старый слуга поднял фонарь так, чтобы свет от него падал на панель, покрытую замысловатой резьбой по дереву и обильно украшенную позолотой.

Раскрыв тяжелую дверь, он заметил:

— Комнаты расположены в дальней части гостиницы, господин, с прекрасным видом на парк. И, действительно, очень спокойные.

Он провел судью в маленькую переднюю с дверями по обе стороны, отдернул занавес на двери справа, прошел вперед в просторную комнату к столу, стоявшему посередине, и зажег на нем два серебряных канделябра. Затем он открыл дверь и окно в противоположном конце комнаты.

Судья Ди заметил, что воздух был довольно затхлым, но комната выглядела уютной. Стол и четыре стула с высокими спинками были сделаны из резного полированного сандалового дерева. Кушетка у стены справа была из того же материала, что и изящный туалетный столик напротив — все это была хорошая старинная мебель. Витиеватая роспись на стенах, изображавшая птиц и цветы, была замечательного качества. Судья заметил, что задняя дверь открывается на широкую веранду, затененную со всех трех сторон густыми гроздьями глицинии, свисавшими с бамбуковой решетки над головой. Перед верандой и под ней был высажен ряд густых высоких кустов, за которыми располагался большой парк, освещенный цветными фонариками, прикрепленными к гирляндам из цветного шелка, висящим среди высоких деревьев. Дальше стояло двухэтажное здание, наполовину скрытое зеленой листвой. Со стороны этого здания доносились приглушенные звуки музыки, в остальном же было действительно довольно тихо.

— Это гостиная, господин, — подобострастно сказал седобородый. — Спальня там, по другую сторону.

Он провел судью обратно в переднюю и открыл массивную дверь слева ключом замысловатой формы.

— Для чего нужен такой сложный замок? — спросил судья. — На внутренних дверях редко бывают замки. Вы боитесь воров?

Слуга хитро улыбнулся:

— Гости, проживающие здесь, любят… эээ… уединение! — он хихикнул, а затем быстро продолжал: — На днях замок был сломан, но его заменили другим такого же типа, открывающимся снаружи и изнутри.

Спальня также оказалась роскошно обставленной. Огромная кровать под пологом слева, стол и стулья перед ней, умывальник и туалетный столик в противоположном углу — все было сделано из резного дерева, покрытого ярко-красным лаком. Занавеси у кровати были из тяжелой красной парчи, и толстый красный ковер покрывал пол. Когда служитель открыл ставни единственного окна в дальнем углу комнаты, сквозь тяжелую железную решетку судья снова увидел парк позади гостиницы.

— Я полагаю, эта комната называется «Красный павильон» потому, что спальня красного цвета?

— Именно так, господин. Так повелось еще восемьдесят лет назад. Пожалуй, еще с того времени, как была построена гостиница. Я пришлю служанку с чаем. Ваша Честь будет обедать где-либо вне дома?

— Нет. Принесите мне мой вечерний рис сюда.

После этого осмотра они возвратились в гостиную. Вошел Ма Джунг, неся две большие перекидные сумки. Седобородый в своих войлочных туфлях бесшумно исчез. Ма Джунг открыл сумки и начал выкладывать одежду судьи на кушетку. За исключением коротеньких усиков, его широкое лицо с тяжелой челюстью не имело растительности и было гладко выбрито. Когда-то он начинал свою карьеру с занятия разбоем на большой дороге, но несколько лет назад он решил взяться за ум и поступил на службу к судье Ди. Как опытный мастер единоборства, он оказался очень полезен в тех случаях, когда надо было арестовывать отчаянных преступников и выполнять другие опасные поручения.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.