Пока живу, надеюсь...

Миллер Дейзи

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пока живу, надеюсь... (Миллер Дейзи)

Пролог

Когда Дженнифер Кросби, преисполненная самых радужных планов и надежд, сошла с трапа авиалайнера и ступила на экзотическую землю Кипра, день клонился к закату.

Было последнее воскресенье сентября. В Никосии Дженнифер никто не встречал и никто не ждал. Впрочем, и некому было!.. Переночует в каком-нибудь недорогом отеле в старом городе: тетя Энн уверяла, что их там полным-полно, а завтра с утра явится в колледж и начнет новую жизнь.

Дженнифер вскинула голову, отчего копна густых, золотисто-рыжих волос рассыпалась по плечам, и зашагала легкой походкой к мини-автобусу, который спустя пару минут лихо тормознул у сверкающего стеклами и огнями здания аэровокзала.

Она вошла в зал. Ее появление не осталось незамеченным. Высокая, изящная, с большими зелеными глазами и с молочно-белой нежной кожей, совершенно не воспринимающей загара, какая часто бывает у рыжеволосых, Дженнифер не могла не обращать на себя внимания в южной стране, где все смуглы от природы.

Дженнифер покосилась в зеркало и осталась вполне довольна своим видом: строго и элегантно — белые брюки, шелковый пиджак оливкового цвета в тон глаз, рыжие лодочки на плоском каблуке, такая же сумочка на длинном ремне и дорожная сумка в клетку.

Какой-то молодой грек за стойкой регистрации, мгновенно выделив ее из толпы, кинулся к ней и, придав своему лицу смиренное выражение, уладил все формальности за пять минут и даже посадил ее в такси.

— Вам куда? — осведомился таксист на английском.

— В старый город, в какой-нибудь приличный отель.

Сначала они ехали по центральным улицам Никосии, не лишенным столичного лоска. Дженнифер с интересом поглядывала по сторонам. Тетя Энн говорила, что именно здесь, в строгом европейском даунтауне, а не на курортно-пляжном побережье, делается международный бизнес. Вот, пожалуйста, и направо и налево стильные белоснежные офисные здания, роскошные витрины магазинов!..

Немного погодя таксист свернул с проспекта, сбросил скорость и с величайшей осторожностью зарулил по узким улочкам, пестревшим лавчонками, кафе и тавернами.

— Приехали, леди! — обернулся к ней таксист, затормозив у гостиницы с вывеской «Парк-отель». — Что надо. Тихо и кормят хорошо. С багажом помочь?

— Спасибо, не надо! Сама справлюсь, — сказала Дженнифер и, расплатившись, вышла на булыжную мостовую.

Несмотря на поздний час, в вестибюле было довольно оживленно. Появление Дженнифер и здесь не прошло незамеченным. Она ловила на себе восхищенные взгляды мужчин и завистливые взгляды женщин.

Портье за конторкой сверкнул белозубой улыбкой.

— Добрый вечер, леди! Что вам угодно?

— Я бы хотела остановиться в вашем отеле на сутки и заказать телефонный разговор с городом Йорк. Это в Англии, в графстве Йоркшир…

— Да, леди! На который час заказать разговор?

— Как можно быстрее.

— Оставьте номер телефона в Йорке и, как только будет связь, поднимете у себя в номере трубочку. — Портье повернулся в сторону приоткрытой двери у него за спиной и пролопотал что-то на греческом, а потом снова обернулся к Дженнифер. — Ужин желаете в номер или спуститесь в ресторан? — И он кивнул в сторону стеклянной двери в задней части вестибюля, откуда доносилась музыка и разноязычная речь.

— Поговорю по телефону и сразу спущусь. А вы, будьте добры, посчитайте к этому времени, сколько с меня причитается…

— Как скажете, леди! — Он протянул ключ. — Ваш номер на втором этаже.

— Благодарю вас, — сказала Дженнифер и зашагала по уютно поскрипывающей деревянной лестнице отеля, скромного и старомодного.

В номере был балкон, выходивший в маленький парк, откуда слышались оживленные голоса. Забросив вещи в стенной шкаф, Дженнифер вышла на балкон. Неподалеку, под пышной кроной какого-то дерева, стояли двое мужчин и разговаривали, отчаянно жестикулируя.

Ссорятся, что ли? Или просто обсуждают какую-то проблему… Надо будет заняться греческим, хотя здесь конечно же и английский в ходу. Внезапно голоса смолкли, и скоро потянуло табаком.

Дженнифер стояла на балконе, думала о грядущих переменах в своей жизни и следила, как дымок маленькими облачками поднимается вверх и тает в густой листве.

За спиной раздался трезвон. Дженнифер бросилась к телефону и схватила трубку.

— Тетя Энн, ты? Как я рада тебя слышать! А я уже в Никосии. Даже не верится… Да, в старом городе… Доехала на такси минут за десять. А до побережья отсюда часа два езды. Когда подлетали к Кипру, я смотрела в иллюминатор — такая красота, ну прямо дух захватывает!

— Дженнифер, детка, ведь ты вроде бы умеешь водить машину?

— Умею. И, как утверждает сестра, вполне сносно.

— Вот и прекрасно! В прошлом году, когда мы с Чарлзом отдыхали в Пафосе, мы брали напрокат машину. На Кипре это так же просто, как выпить бокал вина. А ты заметила, что на Кипре, как и у нас, левостороннее движение?

— Заметила.

— Это большой плюс. Да и дороги у них выше всяческих похвал, так что мы с твоим дядюшкой исколесили весь остров вдоль и поперек и откопали такие сокровища, что Стивенсону и не снились.

— О чем это ты?

— Я имею в виду красоты природы. Представь себе: среди светлых гор, в обрамлении густой зелени стелется лента дороги.

— Тетя Энн, да ты прямо поэт! По-моему, тебе давно пора переключиться с прозы на поэзию.

— К твоему сведению, в юности я писала стихи, но, повзрослев, переключилась на прозу. А что касается природы, так Кипр это, по сути, бархатный сезон души и тела круглый год. Так что непременно возьми напрокат машину. Вообрази, катишь себе, не торопясь, а вокруг апельсиновые, лимонные, оливковые рощи. С гор сбегают белоснежными ручейками дороги. Аккуратные греки не просто моют мостовые, но еще и белят их. Можно поехать к морю, можно в горы — все рядом и все неповторимо. Представь! Уходящая в ослепительную белизну неба морская синева, античные развалины, мозаики, древние храмы и христианские базилики, монастыри и горные деревушки… Пастораль, идиллия, именины сердца! Остановишься, выйдешь из машины — тишина, цветы, пахнет хвоей и медом, в далекой деревушке бьет колокол… Благодать, рай земной! Будешь в Пафосе — вспомни обо мне!

— Тетя Энн, я всегда о тебе помню! А что, Пафос такой особенный?

— Ты верно сказала: Пафос особенный. Я по нему тоскую, как тоскуют по возлюбленному. Порой слышу шелест мягких волн. Знаешь, если прислушаться, то они нескончаемо шепчут: «Па-фос, па-фос, па-фос»… А еще Пафос знаменит тем, что именно здесь из белоснежной пены родилась греческая богиня любви и красоты Афродита. Послушай, детка, я тебя не разорю? Ведь твоя тетка готова вещать часами!

— А я готова тебя часами слушать!

— Ну тогда слушай! Есть поверье, будто бы тому, кто в полнолуние проплывет вокруг камня, на который ступила Афродита, богиня дарует молодость и красоту. Насчет молодости не поручусь, но в том, что после отдыха в Пафосе у нас с Чарлзом открылось второе дыхание, сомневаться не приходится. Я уже заканчиваю исторический роман, над которым работала целых два года, а небезызвестный тебе адвокат Чарлз Арбор выиграл в суде три весьма каверзных дела. Неплохо, да?

— Здорово! А как насчет красоты?

— А мы с тобой, любимая моя племянница, и без всякой Афродиты неземные красавицы! Верно?

— Верно, тетя Энн! — засмеялась Дженнифер. — Поздравь от меня дядю Чарлза с успехами на ниве правосудия. А твой роман, он о чем? О любви?

— И о любви тоже. Но в основном это история города Йорка, между прочим, давшего имя заокеанскому гиганту-собрату. А то про Нью-Йорк все знают, а про старинный британский город Йорк мало кому известно. А места эти, откуда мы с моей сестрой, твоей покойной мамочкой, родом — особые… Прославленные в монастырских летописях и рыцарских балладах. Тут сама атмосфера насквозь пропитана средневековьем. Надо сказать, работаю я над романом с упоением. И знаешь, что постоянно подпитывает мое вдохновение?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.