Черный Тёть

Астапенков Виталий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Черный Тёть (Астапенков Виталий)

Странные и страшные события начинают происходить на даче обычной девушки после того, как знакомые ребята подбили её с подругами провести обряд вызова Духа. Кто же откажется от возможности переложить нелёгкий труд по прополке грядок на чужие плечи? Как и любой нормальный человек, она согласилась, но бесплатный сыр, как известно, бывает лишь в гостях и мышеловках. Вот и получилась в итоге битва со Злом на отдельно взятом огороде.

Черный Тёть

Говорят, что раньше человек, владеющий дачей, вызывал зависть. С точки зрения Светы подобное утверждение не выдерживало никакой критики. Ехать на электричке или автобусом неведомо в какую даль, а потом еще плестись пешком незнамо сколько километров да с нагруженными сумками – очень и очень сомнительное удовольствие. А ведь по прибытию приходилось сразу впрягаться в работу: полоть, поливать, собирать и прочая, прочая, прочая… Жарко, пыльно, потно. Или холодно, мокро, противно.

«На фига нужна дача без машины? – уныло рассуждала Света, тащась по раскисшей от моросящего с утра дождя дороге. Ноги разъезжались, как у пьяной, на кроссовки налипли тонны грязи. Сама она промокла насквозь. – Была бы хоть какая-нибудь старенькая «Ока», горя бы не знали – ездили и ездили».

«Или лучше «Жигули», – подумала она, – «Нива», например. Хотя нет, наши машины все ругают. Хвалят немецкие и японские. Тогда какую-нибудь «Тойоту». Но если иномарку, то уж получше. Вот! «Ланд крузер». Он и джип заодно».

Света представила, как с шиком останавливается в грязной канаве возле летнего дачного домика с покосившимся заборчиком на крутой машине, сверкающей хромированными частями. И тряхнула головой. Нет, здесь нужно не так. Грязь следует засыпать щебенкой, а лучше заасфальтировать. А взамен штакетника — идеально ровный изящный забор с вычурными столбиками колонн и автоматическими воротами для въезда в теплый гараж. Кстати, над воротами не помешает фонарь. Сам гараж примыкает к трехэтажному особнячку из белого кирпича с мезонином и длинным балконом и спутниковой антенной на крыше. Во дворе по периметру забора густая поросль голубых елей, по центру – цветочные клумбы с георгинами и закрытый бассейн. Рядом уютный домик бани.

Дверцу подъехавшего джипа будет открывать высокий и стройный голубоглазый блондин. Потом протянет руку, помогая выйти. Из глубины машины неторопливо вынырнет стройная женская ножка с легким загаром в супермодной босоножке, и, опираясь на сильную руку молодого человека, Света…

Света машинально оперлась на несуществующую руку.

…и шмякнулась носом в грязь.

Окружающая реальность вновь скорректировала сладость женских грёз.

Если бы Света умела ругаться, она бы выматерилась. Но как вежливая и культурная девушка, только сказала с чувством «Блин!» и встала, стирая с лица противную жижу. Единственным плюсом было то, что, занимаясь мысленным обустройством личной жизни, она незаметно добралась до садоводства.

Войдя в ворота, девушка свернула направо и, проковыляв метров двести, остановилась возле родного участка. Дача стояла последней на их улочке, все дома на которой располагались только с одной стороны, с другой тянулся смешанный с березняком ельник. Так называемый забор, который должен был ограждать всё садоводство по периметру, обрывался практически сразу в трех метрах от ворот. Свету всегда поражало, для чего нужны ворота с вечно поднятым шлагбаумом без забора. Однако умные люди в правлении разъясняли на собраниях, что иначе как через ворота внутрь на машине не попасть, нет дороги. А за проезд на личном транспорте правление берет с владельцев ежегодную плату, которая идёт на содержание шлагбаума и послезимний ремонт ворот.

Если насчет ремонта ворот Света понимала, хотя и ни разу не видела, чтобы с ними что-то делали, но относила это к тому, что ранней весной она на даче не бывает. А именно тогда, по словам членов правления, и происходил ремонт. Но вот по поводу шлагбаума у неё возникали вопросы. Что означает «содержание шлагбаума»? Он не корова, сена не ест, и не автоматический, то есть, и электричество не требует. Вообще-то, раз в год его красили, только Света никак не могла высчитать, сколько же стоит краска, если учитывать, что в товариществе около трехсот дач и с машинами две трети их владельцев, которые исправно вносят по 150 рублей за пропуск в садоводство.

Она просунула руку между покосившимися штакетинами и отодвинула задвижку. Но когда попробовала открыть калитку, ее сначала окатило целым градом холодных капель, а потом калитка упёрлась во что-то твердое. Девушка сердито тряхнула головой. Посаженный когда-то давным-давно кустик сирени с годами разросся в настоящую, сиреневую многоствольную заросль и теперь не пускал владелицу в собственный огород. Оказавшись на своей территории, Света поднялась на крыльцо и, позвенев ключами, открыла висячий замок на двери.

Внутри было сыро и холодно. Девушка сбросила испачканные в грязи кроссовки и промокшую куртку, надела холодные резиновые сапоги с таким же холодным стареньким пуховиком и, прихватив топор, отправилась в примыкавший к дому сарай на розыски сухих дров. Дрова нашлись. Света приволокла целую охапку, настругала лучин. С какой-то из попыток в печке затеплился огонёк, постепенно разрастаясь до полноценных языков пламени, с треском пожиравших березовые поленья. Потянуло теплом.

Маленький домик с верандой прогрелся быстро. Света повесила сушиться промокшую одежду, решив отложить её чистку до утра, открыла окна и проветрила комнату, изгоняя наружу сырость. Жить сразу стало веселей. Правда, для полного счастья следовало чего-нибудь съесть, а возиться с нормальным обедом не хотелось напрочь, и Света с желудком пошли на компромисс: она заварила ему из закипевшего чайника пакетик китайской лапши в кружке с водой и накрыла тарелкой.

В хлопотах она не заметила, как сгустились сумерки, и незаметно подкралась ночь. Девушка щёлкнула выключателем, залив ярким светом не только веранду, но и близлежащую часть улицы, на которую выходили окна. На самой улице фонарей, разумеется, не было.

Перекусив и вымыв посуду, чистоплотная Света утащила в небольшую баньку ведро согретой воды и с удовольствием ополоснулась. С ещё большим удовольствием она приняла бы душ, но, к сожалению, ведро было маленькое, и она в очередной раз позавидовала Дюймовочке, которой для умывания хватало капельки росы. А растапливать в бане печь уже не было сил. Затем быстро проскакала в дом, где юркнула в постель и уютно устроилась под одеялом.

За стенами царили тишина, какой никогда не бывает в городе, и полная темень. Глаза Светы закрылись, она начала было потихоньку проваливаться в сон, как что-то негромко и противно чиркнуло по стеклу веранды. Девушка осоловело попыталась поднять голову, но тут же неудержимо опустила ее на подушку. Тихо.

Почудилось.

Снова раздался тот же звук.

Света села, кутаясь в одеяло. Казалось, кто-то старательно пилит стекло. Чвирк–чвирк… Потом раздался глухой удар – и тишина. Затем опять противное чвирк–чвирк. Снова тишина.

Очень тихо Света поднялась с кровати и, пошарив рукой по стене, нащупала выключатель. Нажала. Света не было. Видимо, в который раз что-то случилось с трансформатором, и всё садоводство осталось без электричества.

Девушка приоткрыла дверь на веранду и выглянула. Темно. И тишина. Света стало жутко. Умом она понимала, что бояться просто глупо, но ничего не могла с собой поделать. Осторожно шагнула вперёд и провела ладошкой по подоконнику, где днем оставила мобильник. Внезапно из темноты что-то ударило в стекло. Девушка подпрыгнула от неожиданности, сердце колотилось где-то под горлом. В этот момент пальцы нащупали корпус телефона, и Света судорожно принялась тыкать в клавиатуру. Экран сотового засветился, но стало только хуже – тьма сделалась осязаемо гуще за пределами крохотного освещенного пятачка.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.