Сага о водителе автобуса, который подумал: а ну его на фиг

Даниельссон Таге

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

А сейчас вы услышите сагу о водителе автобуса Хьюго Берглюнде. В тот момент, когда сага начинается, он берет плату за проезд с последнего пассажира, входящего в салон у Сканстюлля. А вот он заводит свой автобус номер 144 и начинает одиннадцатую за день поездку. Он выезжает на Хюддингевэген и через Гюлльмашплан едет в Эрбю и Эльвхё, на Херрэнген и Фруэнген. Время — половина двенадцатого утра. Хьюго Берглюнду 47 лет. Месяц — июнь. Погода — великолепная.

Хьюго Берглюнд как будто не рад. Двадцать три года он катается туда и обратно, курсируя между центром Стокгольма и пригородом, и от тряски его лицо сползло вниз к подбородку, отчего он выглядит совершенно печальным.

Знаете, о чем думает Хьюго Берглюнд, проезжая по Хюддингевэген? Окаянная Хюддингевэген, думает он. Дело просто в том, что Хюддингевэген немного поднадоела Хьюго Берглюнду.

Без какой-либо радости едет он к Фрюэнген, через новый жилой квартал, к Тоскагатан, по Масаринвэген, а потом через Рюлльтортегатан, к остановке на Тюсенбладсторьет, и наконец по Финска пинненс вэг до последней остановки у Манделькруксвэнген. Чертова пекарня, думает Хьюго Берглюнд. Все эти улицы и площади стоят у него поперек горла, и у него не самое лучшее настроение.

Последние пассажиры выходят на так называемом сахарном островке безопасности на Манделькруксвэнген.

Вот тогда-то и думает водитель автобуса Хьюго Берглюнд — а ну его на фиг.

Он решительно заводит автобус раньше положенного по графику срока, мчится без какого-либо уважения к автобусным остановкам назад к Хюддингевэген, с удовлетворением машет рукой изо всех сил пытающимся обратить на себя внимание фигурам на автобусной остановке и сворачивает на Хюддингевэген в направлении Сёдертэлье.

Он открывает окошко, чтобы свежий воздух раннего лета ополоснул его сползшее к подбородку лицо. Вот он выезжает за город. Чирикают птички, посреди дороги тянется желтая разделительная полоса, жизненные силы Хьюго Берглюнда начинают пробуждаться после двадцатитрехлетней спячки.

Вот проезжает он Сёдертэлье и движется дальше по национальной трассе номер один в направлении Нюшёпинга.

Вот он немного улыбается.

Вот проезжает он Нюшёпинг.

Вот напевает он мелодию, которую придумал сам, пока напевал.

И в этот момент из-за спинки одного из кресел в задней части автобуса выныривает голова. Дама, которую зовут фрекен Лиса Будэн — 43 года, разведенная, сонная — пошатываясь, движется в сторону кабины водителя.

— Я выхожу на Тюсенбладсторьет, — говорит Лиса Будэн.

— Что за фигня? — отвечает ей Хьюго Берглюнд. — Неужели в картонке еще остались какие-то бабы?

— Простите, пожалуйста, — говорит Лиса Будэн. — Я немного задремала. Я работаю до поздней ночи. Я официантка в «Гамбургер Бёш». Утром я была дома, потом ходила по магазинам, а теперь мне надо на Тюсенбладсторьет.

— Мы находимся в Кульмордене, — говорит Хьюго Берглюнд.

Вот Лиса Буден садится на сиденье автобуса. Она долго сидит, молчит и смотрит на проносящиеся мимо леса.

— Как красиво здесь, — говорит она чуть позже.

— Да, неплохо, — беспечно отвечает Хьюго Берглюнд, таким тоном, точно Кульморден — его собственность.

Вот они молча наслаждаются видом на Бровикен.

— Было бы неплохо чего-нибудь съесть, — говорит Хьюго Берглюнд.

— У меня есть еда в сумке, — отвечает Лиса Будэн.

Вот останавливается автобус у лавки. Хьюго Берглюнд покупает спиртовку, кастрюлю, две бумажных тарелочки, два бумажных стаканчика, две пластмассовых вилочки, два пластмассовых ножичка, открывашку для консервов, одну банку «Пильзнера» и одну банку лимонада.

Вот сидят Хьюго Берглюнд и Лиса Будэн у пенька на обочине и едят мясные тефтели и картофельный салат.

— Берглюнд, — говорит Хьюго Берглюнд и протягивает руку.

— Будэн, — говорит Лиса Будэн и тоже протягивает руку.

— У меня практически нет денег, — продолжает Хьюго Берглюнд.

— У меня тоже, — отвечает Лиса Будэн.

— Тогда нам придется что-нибудь придумать, — подытоживает беседу Хьюго Берглюнд.

Вот сворачивает Хьюго Берглюнд с национальной трассы номер один, въезжает в Норршёппинг и притормаживает у автобусной остановки в центре города. Он выходит и читает расписание местных автобусов, которые перевозят граждан из северных районов города в южные районы города и обратно. Хьюго Берглюнд видит, что он прибыл точно в тот момент, когда один из автобусов уже уехал, а следующий автобус еще не подъехал.

Вот делает Хьюго Берглюнд знак пассажирам, ждущим автобус на остановке, что они могут заходить. Хьюго Берглюнд берет с них плату за проезд и выдает билеты, которые он чуть-чуть помял, чтобы ни у кого не возникло страстного желания почитать, что на них написано. Он едет в южную часть Норршёпинга, используя автобусные остановки в качестве ориентира. У конечной остановки он разворачивается и везет новую партию пассажиров на север. Потом он снова едет на юг, а потом опять на север и так далее. Хьюго Берглюнд четко придерживается графика, и ему удается не вступать в тесное взаимодействие с местными автобусами. Уже полшестого, множество людей возвращается с работы домой. Хьюго Берглюнд нарубил прилично капусты, думает Хьюго Берглюнд.

Вот останавливается автобус в центре города.

Вот идет по направлению к автобусу Хьюго Берглюнда дорожный инспектор с вопросительным и немного раздраженным выражением на лице.

Вот жмет Хьюго Берглюнд на педаль газа до отказа, выезжает на национальную трассу номер один и движется в сторону Линшёпинга.

* * *

— Капусты нарубили прилично, — говорит Хьюго Берглюнд.

— Но мы должны экономить и жадничать, — отвечает Лиса Будэн.

Вот спят Хьюго Берглюнд и Лиса Будэн в автобусе на автостоянке между Линшёпингом и Мьёльбю. Хьюго Берглюнд спит впереди, а Лиса Будэн — сзади. Посреди автобуса Хьюго Берглюнд сделал перегородку из брезента, который лежал у него в багажнике.

Вот наступает новый день. Лиса Будэн покупает дешевые консервы и разогревает их на спиртовке. Ярко светит солнце. Поют птицы. Хьюго Берглюнд думает, что оплатить расходы на бензин и еду можно, заезжая по дороге на линии рейсовых автобусов и перевозя пассажиров из северных частей городов в южные части городов и поселков, мимо которых они будут проезжать по дороге на юг. Так они не будут терять времени. Хьюго Берглюнд и Лиса Будэн очень хотят на юг.

Вот встретили они канун Ивана Купалы в Маркарюде. Здесь Лиса Будэн и Хьюго Берглюнд перешли на ты.

Вот о чем-то думает Хьюго, когда они подъезжают к Хельсинборгу.

— О чем это ты думаешь, Хьюго? — спрашивает Лиса.

— У меня нет паспорта, — отвечает Хьюго.

— А у меня лично есть паспорт в сумочке, — говорит Лиса, — потому что я собственно говоря собиралась ехать на экскурсию на Мальорку.

«Экскурсия», — думает Хьюго.

И в этот момент приходит Хьюго в голову великая идея.

Вот упражняется Лиса немного в вождении автобуса. Она очень способная, и у нее есть водительские права, потому что ее бывший муж всегда напивался по вечерам, когда они выезжали в город.

Вот проезжают они таможню у Хельсинборгского парома. В кабине водителя сидит Лиса. В багажном отделении лежит Хьюго без паспорта.

Вот причаливает паром к Хельсинборгской пристани.

— Сворачивай направо, — слышится глухой голос Хьюго из багажного отделения.

Вот сворачивает Лиса направо.

Вот вылезает Хьюго и садится за руль.

Вот проезжают они Копенгаген и едут в сторону аэропорта Кастрюп. Там выходят Лиса и Хьюго из автобуса. Хьюго не может войти в зал для транзитных пассажиров, поэтому он прижимается к ограждению и кричит во весь голос:

— Автобусная экскурсия в Париж! Есть свободные места!

Сотни изнуренных людей бросаются к нему. Семь дней и семь ночей ждали они чартерный рейс и экскурсовода, который кормит блох в Нюхамне.

— Возьмите нас! Возьмите нас! — кричат они в отчаянии.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.