Попугаиха и цыпленок

Тома Робер

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Попугаиха и цыпленок (Тома Робер)

Часть 1

— Алло, Жоржетта, включи телевизор, грандиозный детектив. Что, сломался? О, как жаль, тогда не вешай трубку, я буду тебе рассказывать. Это потрясающе! Только что кокнули любовника жены прямо в лоб, до этого поймали одну наркоманку. А знаешь, кто играет? Бельмондо! Я его обожаю. А в это время к его любовнице в Монте-Карло приезжает японец. Красавец! Высокий рост, низкий лоб, тяжелая челюсть, ты таких любишь. Похож на твоего Филиппа. Как вдруг приезжает муж и видит, что в спальне жены горит свет. Он притаился у подъезда, и когда любовник вышел — бац! ему прямо в лоб!.. (звонок по другому телефону) — О, алло, да, контора нотариуса Роше слушает, его нет, что передать? Хм, повесили трубку. Алло, Жоржетта, японцы стреляют, два мертвеца — ну, ты знаешь, при виде такого я сразу падаю в обморок. А эта любовница… если женщина не захочет, никто ее не заставит. Что, пришли уколы делать? Ну ладно, не буду мешать, я тебе потом перезвоню.

— Мадемуазель Алиса, нельзя же так часто болтать по телефону, — Сюзанна Брессар, старая дева, заканчивая оформлять бумаги, укоризненно взглянула сначала на Алису Постик, затем на пару воркующих молодых людей — секретаршу Вирджинию в экстравагантном наряде (ведь скоро Новый год) и красивого служащего конторы, помощника нотариуса месье Де Шеранса. — Мадемуазель Вирджиния, девушку украшает скромность!

— Это когда нет других украшений! — парировала Вирджиния, продолжая печатать на машинке.

Двери внезапно открылись, вошел месье Роше в распахнутом пальто и в плохом расположении духа и скрылся за дверями своего кабинета. Через мгновение вылетел, рассеянно вытирая пот со лба:

— Все свободны! Я сам запру контору. Мадемуазель Алиса, пожалуйста, позвоните моей жене и скажите, чтобы она была готова, я едва успею подняться за ней и надеть смокинг… мы идем в оперу.

— Но вы же в смокинге, мэтр…

— Ах да, я в смокинге, сейчас 18.31, убирайтесь все отсюда. Что касается вас, мадемуазель Алиса, если вы будете использовать телефон в личных целях, я укажу вам на дверь!

Постепенно все разошлись, кроме Алисы Постик. Она включила музыку и уже собралась налить себе рюмочку ликера из служебного бара, как услышала какую-то возню и грохот падающего стула…

— Это вы, мэтр? Не беспокойтесь, меня уже нет. Вы что-то ищете на столе? — она обернулась. Тот, спотыкаясь, сильно подавшись вперед, начал крениться на стол, на спине что-то блеснуло. Она подошла ближе.

— У вас что-то торчит. Кинжал… мертвец в конторе… ма-ма! — она бросилась на ватных ногах к телефону. — Полиция?

Тело мэтра Роше мягко сползло на пол. Мадемуазель Алиса Постик вся обмякла и впала в обморочное состояние.

* * *

— Эй, кто-нибудь есть? — полисмен, освещая фонариком темную комнату, подошел к Алисе. Та все еще сидела на полу.

— Полиция? Нож в спину!

Полисмен перевернул ее и стал искать глазами нож.

— Да не у меня! Там, за столом, наш патрон с ножом в спине…

Пока полисмен искал труп, Алиса смотрела вокруг себя испуганными глазами.

— А трупа нет.

— Как нет? Он должен быть там.

— Но его нет. Между прочим, вызов полиции безосновательный, это по тарифу два дня тюрьмы. Будете сами разбираться с комиссаром. Он сейчас едет сюда, весь больной.

— Что вы меня пугаете? — и уже себе вполголоса. — Чтобы я еще когда-нибудь увидела труп!

— Он очень злой и сердитый, и вместо того, чтобы лежать в постели, едет сюда, чтобы полюбоваться на вашего любовника.

— Кого?

— То есть покойника.

Послышался кашель, кряхтенье, чиханье, вошел комиссар.

— Убийство-то хоть стоящее?

— Труп исчез.

— Как исчез, что ты болтаешь?

— Пусть все объяснит дама, которая вызвала полицию.

— Ваши документы, мадам!

— Мадемуазель.

— Мне на это наплевать. Так, Алиса Постик.

Алиса взглянула на суровое лицо инспектора.

— А мы знакомы, Рели Гранден. Сколько времени прошло… А помнишь, как мы ириски воровали на улице Мартир. Я как узнала, что ты пошел в полицию, так хохотала!

— Меня не интересуют никакие ириски. Где труп? Потеряли?

— Он лежал вот здесь, на столе. О, видишь, кровь на скатерти.

— Или чернила. Надо сдать на экспертизу. — Инспектор закашлялся.

— Позвоните-ка домой своему патрону и узнайте, не смотрит ли он сейчас дома в тапочках телевизор?

— Что?? — но послушно набрала номер телефона, — мадам Роше? Ваш муж дома? Нет? — и повернувшись к инспектору, — ничего не знает, она его ждет.

— Мадам, — взял трубку комиссар, — вы не могли бы приехать сюда? Благодарю, мадам. Максимен, свяжись со служащими конторы и пригласи их всех сюда, — и, повернувшись к Алисе: — Так вы дочка мадам Постик? Сколько же лет прошло?

— Сто. Послушай, я же не спрашиваю, какая у тебя зарплата.

— Алиса, может, ваш босс вас разыграл, ведь скоро Новый год?

— Такие шутки не в его характере.

— Где вы живете?

— В этом же доме. Дом принадлежит конторе, — она вздохнула, — каждый раз, когда патрон повышает зарплату, домовладелец, он же, увеличивает плату за жилье.

— В каких отношениях вы были со своим патроном?

— В обычных. Ты что, меня подозреваешь? Думаешь, что я специально переехала сюда пятнадцать лет назад, чтобы убить своего патрона?

Появляется Максимен.

— Я дозвонился. Только мадемуазель Брессар, мадемуазель Ренуар еще не пришла, а у месье Де Шеранса никто не отвечает.

— Послушайте, а ведь они собирались в кафе «Мюэ», напротив метро.

— Мне что, бежать туда?

— Мигом! — рявкнул инспектор.

— Ну что вы стоите? — Алиса взяла плед и начала укутывать инспектора, — и закройте дверь, у Релишека такой бронхит. — Релишек, в память о нашей дружбе, скажи откровенно…

— Мадемуазель Постик, я стараюсь быть с вами вежливым, учитывая наше детское знакомство…

— Ничего себе детское. А помнишь, как ты вернулся из армии и мы сидели в кафе «Синий страус», а потом была драка. Из-за меня.

— Послушайте, мы так никогда не закончим и не найдем вашего бродячего покойника. Отвечайте на мои вопросы кратко. Месье Де Шеранс?

— О, Робер, это наш клерк, очень милый, любимец наших дамочек.

— Мадемуазель Сюзанна Брессар?

— Личный секретарь мэтра Роше.

— Личный? Так-так.

— И совсем не так-так. Ничего общего с «так-так» у них нет. Сухарь!

— Сколько лет?

— 34. Мне не хочется о ней говорить плохо, но выглядит она на все 35!

— Невероятная разница!

— Представь себе, да! Я между 34-мя и 35-ю годами прожила десять прекрасных лет!

— Не будем отвлекаться. Ее личная жизнь?

— Ноль. Платоническая любовь к мэтру Роше.

— А он?

— Не-е-ет.

— Возраст?

— Ну, он не так уж молод, чтобы ухаживать, и не так стар, чтобы не волочиться. Его жанр — цыпочки вроде Вирджинии.

— Мадемуазель Вирджиния Ренуар — цыпочка. Профессия?

— Машинистка. Поступила полгода назад. Можешь не записывать, у нее на лице все написано.

— Итак, мне это дает пять крепких подозреваемых: клерк, две секретарши и вдова.

— Четыре, — Алиса посчитала на пальцах.

— С вами пять! — инспектор закашлялся и стал накручивать диск телефона.

— Вот что значит помогать следствию.

— Криминальная полиция? Инспектор Гранден. Да, ничего, спасибо. Для сваренного рака все худшее уже позади. Да, загадочная история с трупом-невидимкой. Посмотри по картотеке, нет ли на кого-то из них что-нибудь у тебя: мэтр Роше, Клара Роше, Вирджиния Ренуар, Робер Де Шеранс, Сюзанна Брессар. Нет, свидетель мне кажется чистым и правдивым, но проверь, чистая ли у нее карточка. Алиса Постик. Иногда ведь бывают сюрпризы. И возьми сукно со стола, проверь — кровь или чернила. И последнее: организуй розыск в Пасси, вдруг там найдут труп нотариуса, убийца мог унести труп, чтобы замести следы. И звони в комиссариат, я тут так устал от трескотни.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.