Безграничная

Хэнд Синтия

Серия: Неземная [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Безграничная (Хэнд Синтия)

Синтия Хэнд

«Безграничная»

Неземная — 3

Посвящается моему отцу, Роду.

Тот, кто пред тьмой направит

К пристанищу чрез бездну твой полет,—

Меня в пути суровом не оставит

И к цели приведет.

Уильям Каллен Брайант1

ПРОЛОГ

Первое, что я узнала — темнота. Например, кто-то просто выключил свет. Я щурюсь в темноте небытия, напрягаясь, чтобы что-то увидеть, хотя бы что-нибудь, но мои глаза не могут сфокусироваться. Предварительно я убеждаюсь, что стою на полу, который, как ни странно раскосый и словно наклонен вниз. Я делаю шаг назад, и моя нога упирается во что-то твердое. Останавливаюсь. Стараюсь восстановить равновесие. Прислушиваюсь.

Раздаются голоса, слабые голоса, откуда-то сверху.

Я не знаю, что это за видение, где я, и что должна делать, не знаю от кого прячусь. Но я уверена в одном: я прячусь.

И происходит что-то ужасное.

Возможно, я плачу. Шмыгаю носом, но не пытаюсь вытереть его. Я не двигаюсь с места. Боюсь. Думаю, что я могла бы вызвать свое Сияние, но тогда они меня обязательно найдут. Вместо этого я стискиваю свои пальцы в кулаки, чтобы остановить дрожь, которая охватывает все мое тело. Темнота окутывает меня, и на мгновение я пересиливаю в себе желание вызвать Сияние, так сильно, что ногти впиваются в ладони, оставляя следы.

«Все в порядке, — говорю я себе. — Успокойся».

И я позволяю тьме полностью поглотить себя.

ГЛАВА 1. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА «ФЕРМУ»

Я резко прихожу в себя и обнаруживаю, что нахожусь посреди своей спальни. Груды старых журналов, которые я уронила, валялись у моих ног, когда меня застало видение. Мое дыхание все еще таилось в легких; мои мышцы напряглись, словно готовились к бегу. Свет, льющийся через окно, режет глаза. Я моргаю, глядя на Билли, подпирающую косяк двери моей спальни и понимающе улыбающуюся.

— В чем дело, малыш? — спрашивает она, когда я не отвечаю. — Видение?

Я тяжело вздохнула.

— Откуда ты знаешь?

— Я их тоже вижу. К тому же, я уже была среди людей, в жизни которых видения присутствуют большую часть моей жизни. Я узнаю их, стоит мне только взглянуть на их лицо. — Она приобнимает меня за плечи и садится рядом на край кровати. Мы ждем, пока мое дыхание успокоится. — Ты хочешь поговорить об этом? — спрашивает она.

— Пока не о чем говорить, — отвечаю я. — Может, это не только мое видение?

Билли качает головой.

— Если ты захочешь, то всегда можешь рассказать мне все, если это поможет тебе. Но видения, по-моему, твои и только твои.

Я вздохнула с облегчением от того, как она непринужденно об этом говорит.

— Как ты это делаешь? — Через минуту спрашиваю я. — Как ты можешь нормально жить, когда знаешь, что случится что-то плохое?

Она улыбается, но в ее улыбке кроется боль. Она кладет свою теплую смуглую руку поверх моей.

— Нужно научиться находить свое счастье, детка, — говорит она. — Выяснить, что является смыслом твоей жизни и держаться за это. Попытаться перестать беспокоиться о том, чего ты не в силах изменить.

— Легче сказать, чем сделать, — вздыхаю я.

— Это войдет в привычку. — Она похлопала меня рукой по плечу, после чего легонько его сжала. — Ты в порядке? Готова к великим свершениям?

Я выдавила слабую улыбку. — Да, мэм.

— Отлично, тогда приступай к работе, — игриво говорит она. Я снова начинаю заниматься тем, чем занималась до того, как меня настигло видение — упаковываю вещи. Билли же берет пистолет со скотчем и начинает заклеивать готовые коробки. — Ты знаешь, я помогала твоей маме упаковывать вещи в Стэнфорд еще в 1963 году. Тогда мы жили в одной комнате в Сан-Луис-Обиспо, в маленьком домике на пляже.

«Я буду скучать по Билли», — думаю я, в то время как она продолжает работать. Большую часть времени, когда я смотрю на нее, я не могу не видеть в ней маму. И это вовсе не из-за внешности, ведь они совсем не похожи, за исключением того, что обе высокие и красивые. Дело в том, что, как у лучшей подруги моей мамы примерно последние лет сто, у Билли миллион воспоминаний, как, например, это о Стэнфорде. Веселые и грустные истории, например, о том, как маме сделали плохую стрижку, или как она подожгла кухню, пытаясь приготовить бананы «фламбе»2, или как они были медсестрами во время Первой мировой войны, и мама спасла жизнь человека при помощи заколки и резинки. Быть с Билли это почти то же самое, что быть рядом с мамой. Те несколько минут, когда она рассказывает истории, мама как будто снова жива.

— Эй, ты в порядке? — спрашивает Билли

— Почти готово. — Я кашляю, чтобы скрыть хрипоту в голосе, складываю последний свитер, кладу его в коробку и оглядываюсь. Хоть я упаковала не все, а оставила на стенах плакаты и кое-что еще из моих вещей, моя комната выглядит опустевшей, словно я уже переехала из этого места.

— Не могу поверить, что послезавтра я буду жить не здесь.

— Ты можешь вернуться домой в любое время, — говорит Билли. — Помни об этом. Это твой дом. Только позвони и скажи мне, что ты уже в пути, и я прибегу, чтобы застелить кровать свежими простынями.

Она похлопала меня по руке и пошла вниз, чтобы поставить коробки в свой грузовик. Завтра она тоже отправится в Калифорнию, в то время как брат Анжелы уже начнет учебу в предпоследнем классе средней школы Джексон Хоул. Ему нравится играть в футбол, пить рано утром отвратительные протеиновые коктейли и бросать массу разнопарных вонючих носков в корзину для белья. Мне следует прямо сейчас пойти к нему, постучать в дверь и услышать, как он скажет «Уходи!», но в любом случае я войду, и тогда он посмотрит на меня из-за своего компьютера, и возможно, убавит свою ритмичную музыку на один-два тона, ухмыльнется и спросит «Ты еще здесь?», и может быть, я придумаю в ответ что-нибудь остроумное. Но, в конечном счёте, мы оба знаем, что он будет скучать по мне, а я буду скучать по нему.

Я уже скучаю по нему.

Внизу хлопает входная дверь.

— Ты ждешь кого-нибудь? — спрашивает Билли.

И я слышу, как на подъездной дорожке останавливается машина.

— Нет, — кричу я. — Кто это?

— Это к тебе, — говорит она.

Я спускаюсь по лестнице.

— О, хорошо, что ты еще здесь, — говорит Венди, когда я открываю дверь. — Я боялась, что не застану тебя дома.

Инстинктивно я осматриваюсь в поисках Такера, мое сердце бьется, как сумасшедшее.

— Его здесь нет, — тихо шепчет Венди. — Он...

Ох. Он не хочет видеть меня.

Я пытаюсь улыбаться, хотя в груди что-то сжалось от боли. «Ну и правильно, — думаю я. — Зачем ему хотеть меня видеть? Мы расстались. И он продолжает жить».

Я заставляю себя сосредоточиться на Венди. Она прижимает к груди картонную коробку, словно боится, что та может от нее улететь, и переминается с ноги на ногу.

— Что случилось? — спрашиваю я.

— У меня осталось кое-что из твоих вещей, — отвечает она. — Завтра я еду в университет и я... я подумала, что ты, возможно, захочешь забрать их.

— Спасибо. Я тоже завтра уезжаю, — говорю я.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.