Альфа-один

Горъ Василий

Жанр: Боевая фантастика  Фантастика    2014 год   Автор: Горъ Василий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Альфа-один (Горъ Василий)

Глава 1

Ярослав Колпин

– Заключенный номер а-эр-эс – семьдесят три – четырнадцать – тридцать восемь, встаньте на красную линию и приложите руки к сканерам! Повторяю, заключенный номер а-эр-эс – семьдесят три – четырнадцать – тридцать восемь, встаньте на красную линию и приложите руки к сканерам! – Услышав гнусавый голос искина, раздавшийся из эффекторов системы контроля и наблюдения, я прекратил отжиматься, торопливо вскочил на ноги и, подбежав к двери, занял предписанную позицию. Пара секунд ожидания – и дверь, еле слышно зашипев, сдвинулась в сторону, а на полу перед моими ногами замигала алая стрелка.

– Заключенный номер а-эр-эс – семьдесят три – четырнадцать – тридцать восемь, следуйте в направлении, указанном красным световым указателем! – приказал искин и, удостоверившись, что я послушно вышел в коридор, заткнулся.

«Интересно, зачем проверять мою личность, перед тем как выпустить меня из камеры? Ведь это одиночка, а я и так под круглосуточным контролем?» – в который раз за неделю, проведенную в блоке «А», подумал я и, увидев, что стрелки под ногами слегка пожелтели, прибавил шагу. Дабы не нарушить еще одно идиотское требование правил поведения в ИУЗТ [1] , предписывающее передвигаться по коридорам со скоростью от шести целых ровно до шести целых и двух десятых километра в час.

Вписался в скоростной режим, дошел до аквариума [2] , раскорячился перед очередным сканером, дождался, пока за мной закроется переборка, и радостно хмыкнул – вместо того, чтобы провалиться вниз, к зоне для прогулок, пол ощутимо ударил в стопы и повлек меня вверх.

Минус двадцать третий… Минус двадцать второй… Минус двадцать первый… – цифры, сменяющиеся на контрольном табло, мелькали все быстрее и быстрее, а вместе с ними повышалось и мое настроение: «Ну наконец-то выпускают!»

Повысилось. До отметки «почти отлично». И рухнуло в ту же яму, в которой пребывало последние дни: кабинка аквариума внезапно замедлилась и замерла в одном шаге от долгожданной свободы – на минус первом ярусе! Выбросив меня в помещение, чем-то напоминающее грузовой отсек «Муравья» [3] .

– Заключенный номер а-эр-эс – семьдесят три – четырнадцать – тридцать восемь, подойдите к окну системы выдачи и приложите руки к сканерам! – ожил искин. – Повторяю…

«Окно системы выдачи?» – вслед за ним повторил я и сорвался с места: раз мне собирались вернуть личные вещи, значит, мое заключение действительно закончилось!

Очередное сканирование, пара минут ожидания – и бронепластовая заслонка, закрывающая окно выдачи, медленно опустившись вниз, превратилась в широченный стол, а через мгновение на него выскользнул здоровенный прямоугольный контейнер. Что делать дальше, я знал без всяких подсказок: прикоснулся ладонью к сенсору, и крышка, скользнув в сторону, открыла моему взгляду жалкую кучку того, что было изъято у меня во время ареста: армейский комм, армейскую же «подкову» [4] и нагрудный идентификатор.

Нацепив комм на левое запястье, а «подкову» – на лоб, я шустренько ввел код активации и ошалело хмыкнул: вместо привычного многоцветья тактического экрана перед глазами возникло всего два жалких окна. Серый прямоугольник почтового сервера с мигающим «конвертом» и алый круг с вписанным в него треугольником. Последняя пиктограмма меня порядком удивила, так как сигнализировала об отсутствии связи с серверами ВКС. Чего не могло быть по определению: ИУЗТ «Белые скалы», в котором меня содержали, находилось менее чем в двадцати километрах от базы четырнадцатого полка мобильной планетарной пехоты.

Пока я проверял, не пытался ли кто-либо хакнуть мой комм, левая рука вцепилась в идентификатор, отработанным движением воткнула его в разъем комбеза и замерла, не успев опуститься: вибрации, которую я должен был почувствовать во время включения «краба» [5] , не было!

В это время снова подал голос тюремный искин – сообщил, что я, оказывается, уже получил все личные вещи, и потребовал, чтобы я вернулся в аквариум.

Естественно, я подчинился и через минуту оказался на шестом этаже – на открытой всем ветрам стоянке общественных флаеров. Где чуть было не оглох от рыка Медведя:

– Яр-р-р!!!

Повернулся, привычно качнулся вправо, нырнул под левую ручищу, скользнул за широченную спину ближайшего друга и сослуживца и легонечко ткнул пальцем в основание черепа:

– Все, здоровья тебе желать бесполезно…

Не знаю почему, но этот тычок словно выдернул из Игната позвоночник – здоровяк, не успевший меня облапить, сгорбил плечи, потерянно махнул ручищей и глухо буркнул:

– Эти суки тебя слили…

– Что?

– Уволили тебя, вот что!

– Кто? – не поверив своим ушам, выдохнул я. – Бардин?

– Нет, та падла из штаба ВКС… Ну, которая впряглась за Слизняка… – прошипел Медведь и смачно сплюнул себе под ноги.

Он не шутил. Совершенно точно – уж кого-кого, а его я знал как облупленного. И чувствовал, когда он серьезен, чуть ли не лучше, чем он сам. Поэтому я поскреб скулу и криво усмехнулся:

– М-да-а-а…

– Это еще не все… – приобняв меня за плечи и подтолкнув к флаеру, буркнул Игнат. – Адвокат Слизняка представил суду счет на лечение его подопечного. Хочешь, озвучу сумму?

Само собой, я хотел, поэтому кивнул.

Он ответил. Но только после того, как мы влезли в салон и задвинули за собой дверь:

– Шестьсот семнадцать тысяч сто девяносто восемь кредитов!

Я не поверил своим ушам:

– Сколько-сколько?!

– Шестьсот семнадцать тысяч сто девяносто восемь…

– Так, постой, я сломал ему челюсть, несколько ребер, ногу в колене, четыре пальца на правой руке и выбил пару зубов! Все это лечится за трое суток даже в капсуле стандартного армейского регенератора и кредитов за восемьсот!!!

– Судя по тому, что написано в счете, одно ребро проткнуло легкое, второе – почку, третье – селезенку; осколки зубов почти оторвали язык, а удар в челюсть привел к серьезнейшему кровоизлиянию в мозг, которое чуть было не повлекло за собой летальный исход…

– Бред!!! – возмутился я. – Я им что, «шланг»? [6] ? Если бы я хотел проткнуть ему легкое или порвать селезенку, сделал бы это качественно! Так, надо поднять записи УСК, провести экспертизу…

– Записей нет, – перебил меня Игнат. – И не будет: говорят, какой-то сбой на сервере… А насчет экспертиз – эти твари их УЖЕ провели! Причем не одну, а сразу две. Одну из которых подписал не кто-нибудь, а ведущий хирург «BNT-Vita»…

У меня пересохло во рту: оспаривать заключение такого авторитета было бессмысленно.

– Яр, счет неверный, но «опустить» того, кто его состряпал, скорее всего, не получится: сетевой безопасностью клиники занимается компания «FRTP»…

– Ты уверен?

– Червь пытался. И еле унес ноги… – вздохнул Игнат. – Второй раз пробовать отказался…

Я откинулся на спинку кресла, закрыл глаза и вспомнил перекошенное лицо Слизняка и его слова: «Завянь, Шило, или проклянешь миг, когда родился!» Услышав скрип зубов, Игнат шлепнул ладонью по моему колену и успокаивающе пробасил:

– Не зависай, прорвемся! Алька твоя под постоянным присмотром…

– А она-то тут при чем? – не понял я.

Он помрачнел, но все-таки раскололся:

– В ночь со среды на четверг кто-то пытался вскрыть дверь в вашу квартиру, предварительно закольцевав информацию, поступающую на сервера УСК [7] всего квартала…

– И? – сжав кулаки и подавшись вперед, спросил я.

– Я был в смене, а у нее дежурил Кот… – виновато опустив взгляд, вздохнул Медведь. – Утверждает, что кого-то зацепил, но покидать квартиру не стал, побоялся оставлять ее одну…

– С-суки… – прошипел я. – Поймаю – вырву позвоночник…

– Ты. Никого. Ловить. Не будешь. Понял?! – выделяя каждое слово, прорычал Игнат. – С твоей нынешней категорией – это самоубийство!!!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.