Терминатор. Времена не выбирают - их создают.

Михаил Маслов

Жанр: Прочая старинная литература  Старинная литература    Автор: Михаил Маслов   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Маслов Михаил: другие произведения.

Терминатор. Времена не выбирают – их создают.

фанфики по Терминатор: Хроники Сары Коннор

Аннотация:

Два сезона сериала Терминатор: Хроники Сары Коннор закончились, будет ли третий сезон пока неизвестно, но желание не расставаться с любимыми героями настолько сильно, что они так и просятся в продолжение. Что ждет Джона куда он переместился в будущее? Найдет ли он чип Кэмерон? Что будет делать Сара? Читайте прямое продолжение сериала (неофициальное, конечно) Окончание первой книги от 31.12.2013.

Времена не выбирают, их создают. (События продолжаются сразу по окончании последней серии второго сезона Хроник Сары Коннор.) Глава 1. Новичок в новом мире. Дерек откинул серо-зеленый полог, закрывавший проход, и шагнул к своему брату. Он сидел за грубо сколоченным из ящиков столом один в новой куртке и что-то набирал на коммуникаторе. Чуть сбоку светила лампа. — Здорово Кайл, что сказал доктор? — Это ты своего командира расспрашиваешь? – слегка иронично ответил Кайл, и продолжил, – Первый лейтенант Риз, доложите о результатах! Кайл сейчас был необычно холоден по отношению к нему. Дерек знал, что в таком состоянии его лучше не раздражать. Кайл вполне способен был не посмотреть, что он старший и любимый брат (а других и не было) и наказать его. — Капитан Риз, вытянулся Дерек, – проведен опрос всех патрульных в секторе, как внешних, так и внутренних. Никто не сообщил, что видел мальчика или кого бы то еще незнакомого. Никаких иных происшествий тоже не случилось. Также никто в группе не сообщил, что знает или слышал о Джоне Конноре и никто не опознал его изображение. — Прочесывание площади тоже не выявило каких-либо следов его одежды или вещей, собаки след не взяли, вернее взяли, но только провели до соседнего помещения в 30 метрах от места, где мы его нашли. — Вот в том месте, – Дерек слегка замялся, – обнаружено кое что странное. Там пустая комната, но на полу идеально ровный круг выжженного бетона, диаметром примерно 2.5м. Причем выжжен недавно, потому что ещё ощущался запах гари и собаки привели прямо к этому кругу. Мы проверили весь подвал, но более нигде его след не взят. Никто понятия не имеет, отчего такой круг мог возникнуть. Кайл задумался. — Интересно получается, Дерек. Никто его в глаза не видел и не слышал, но тебя он явно узнал. — Меня много людей знает. — И ты многих знаешь, но его почему-то нет. — Ты меня в чём-то подозреваешь? Кайл вздохнул. — Я тебя, все-таки слишком хорошо знаю и мы всегда вместе, чтобы заподозрить твоё предательство. —Серые, он скривился от отвращения. — Кайл, я видел его, его глаза. Не верю, что он серый. — Другие, могут не поверить, что ты сам не серый. И он молчит, говорит, что ничего не помнит, но я ему не верю. – Пойдём посмотрим на этот круг. Кайл с задумчивым видом осмотрел идеально ровное пятно двухсполовинной метрового диаметра белого цвета, образовавшееся от воздействия на бетон высокой температуры. — Воздействие было кратковременным, иначе тут все обуглилось бы – пояснил худощавый китаец Донг, сапер в группе Риза. Они вновь вернулись в комнату командира и опять остались вдвоём. Но на этот раз просто встали у порога. Кайл очутился лицом к Дереку. — Дежавю, Дерек. — Что? — Ты точно не помнишь Коннора? — Совершенно точно, у меня хорошая память на лица. И у тебя не хуже, – слегка подколол его Дерек. Лицо Кайла стало ещё более задумчивым.
-Дежавю, -повторил он, но в отличие от тебя, у меня чувство, что я его уже однажды видел. Только никак не могу вспомнить где и когда. — А что доктор? – Дерек вновь задал свой вопрос. — Нет, он конечно действительно человек, если ты об этом. Дерек кивнул. Кайл замялся, но все же сообщил брату. — Но он говорит, что мальчик, словно из инкубатора вылупился. У него даже нет прививок от вирусов скайнет. Представляешь? Он уже заразился и еще немного и заболел бы. Да ему вообще повезло, что он попал к нам и у нас есть настоящий доктор, есть диагностическая аппаратура, у него же никакой защиты от радиации не стоит! При этом все органы в полном порядке, исключительно здоровый, как выразился Ричард, экземпляр человеческого организма, он таких с самого Судного Дня не видел. — И так ничего и не помнит? — Ричард на прямой вопрос, врет ли Джон, ответил уклончиво, дескать психика штука сложная, и он ни за что поручиться не может, но каких-либо физиологических причин потерять память не обнаружил. Дерек хмыкнул. — Ты бы видел Кайл, какое у него было ошарашенное лицо, когда он понял, что я его не знаю. Сначала удивление, что увидел меня, потом радость, а потом именно ошарашенное выражение, когда я сказал, что не знаю его. – Я не чувствую в нем врага. — Честно, я тоже. Но это ничего не значит. У меня есть серьезные основания подозревать, что Джон Коннор – это какая-то новая разработка скайнет, и то, что мы не знаем как он очутился у нас – это очень плохо – заключил Кайл. – Уже две недели затишье, они слишком надолго нас оставили в покое. — Бывало и дольше, -меланхолично ответил Дерек.
-Люди хотя бы отоспались. — Закончим на этом, – сказал Кайл. – Глаз с мальчика не спускать, оружие не давать, попробовать разговорить, поспрашивай еще, может все-таки кто-то что-то вспомнит, – да что я тебя учить буду, – закруглился Кайл. И братья разошлись. Кайл остался в комнате работать с документами и составлять доклад о Джоне Конноре, а Дерек отправился проверять и инструктировать патрули. Предстояло увеличить их численность и интенсивность патрулирования. Джон Коннор впервые сидел со всеми за общим столом, за которым расположилось ещё 10 человек во главе с Дереком и пытался понять как ему съесть ЭТО. В миске лежала какая-то белая масса, зачерпнув её он в прострации смотрел как она медленно стекала с ложки, не то каша, не то непонятно что и непонятно из чего и пахло оно совсем не аппетитно. Серый ломоть хлеба, если его можно назвать хлебом, он надкусив, мучительно пережевывал, больше всего ему хотелось его сплюнуть. Доктор его чем-то накормил более удобоваримым. Бац! Раздумья прервал весьма чувствительный тычок в бок от соседа справа. — Чего нос воротишь, серая сволочь! Тебя там деликатесами откармливали? Да-а? Джон повернулся, на него уставились горящие ненавистью глаза на то ли смуглом, то ли скорее всего, просто грязном лице человека лет 40, обрамленном всклокоченными волосами. Пахло от соседа тоже вовсе не свежестью, он явно забыл когда ходил в душ. Тут все забыли про душ. — Рон! Спокойно! – воскликнул Дерек. Однако Рон не успокоился. — Нет, ну вы посмотрите на этого говнюка! – Обратился он к остальным и даже привстал. — Эта крыса серых жрёт нашу еду! Он её не заслужил, ничего для нас не сделал, мы её от себя отрываем! И этот гад ещё брезгует. Кожа гладкая, чистенькая и Рон сделал движение ущипнуть его, но Джон ловко уклонился. — А ну сволочь, отдавай еду. — Тихо Рон! Сейчас выгоню тебя из-за стола и на дежурство отправлю, если не угомонишься – рявкнул Дерек. — Тихо, – продолжил Дерек. Мальчик потерял память, мы разбираемся. — А ты, парень, обратился к нему Дерек, ты давай ешь, а не думай лишнего. И Джон, стараясь не дышать, слегка отодвинулся от Рона и начал есть, механически кладя еду в рот и пережевывая её. Организму нужна пища, подумал Джон, а раз все едят, значит и мне, все-таки можно. За столом однако пронеслось какое-то нехорошее бурчание после выступления Рона. — Врет...
-Серый... – Гладкий... Как пролез к нам... – Из-за него дежурства лишние... – Сволочь. Напротив Джона сидела ОНА. Аллисон. Так случилось, что они вместе подошли к пищевому блоку. Она на него не обращала внимание, но Джон все-таки спросил как её зовут, уже почти зная ответ. — Аллисон! — Из Палмдейл? Не удержался Джон. — Да – А тебя и так теперь все знают как зовут. С каким-то вызовом ответила она и прошла вперед. Сейчас Аллисон сидела и спокойно ела. Иногда случайно бросая взгляд на новенького. В этом взгляде не было и тени улыбки. Можно подумать, что это она – киборг. Кэмерон часто улыбалась глядя на него. Сердце заныло от этой мысли. После ужина к Джону, пришедшему к себе в закуток, куда его временно определил Кайл, подошёл Дерек. Присел рядом на топчан из ящиков, покрытый сомнительной свежести тёмно-зелёной дерюгой. Они помолчали. — Не знаю, парень, почему ты запираешься, – начал Дерек. Но лучше бы тебе всё рассказать как есть. Люди не верят, что ты потерял память, они слишком злы на тебя. Ты сумел неизвестно как просочиться сквозь все посты и непонятно чем занимался. Рон. Ты не обижайся на Рона, но все здесь кого-то потеряли, а ты слишком отличаешься от них, чтобы сойти за своего. Джон молчал. — Если ты даже из серых, мы с Кайлом тебя поймём, парень. Ты слишком молод, чтобы быть настоящим предателем и ты мне нравишься, я не верю, что ты служишь врагу. Просто расскажи всё как есть и мы подумаем вместе. Я тебе готов попытаться дать шанс. Джон слегка затравлено глянул на Дерека. — Я ничего не помню. — Что ж каждый выбирает свою судьбу сам. Только учти, что если случится нападение металла, раньше чем мы тебя отправим отсюда, никто потом не будет выяснять кто по тебе стрелял. С этими словами Дерек встал, развернулся и пошёл, оставив Джона лежать на топчане. Вдруг Джон задал в спину Дереку неожиданный вопрос: – Что ты слышал о терминаторах, служащих людям? Дерек чрезвычайно изумился. – Да ты похоже, в самом деле сошел с ума. Или, прищурился, – тебе серые так объясняли всё? Тогда ты дурак. — Всё же расскажи, кто ты? – он был готов подойти к Джону. — Я уже говорил, Я – Джон Коннор, более ничего не помню. Дерек ушел быстрым шагом. Видимо разозлившись. Наступила ночь. Неподалеку виднелась пара патрульных. Джону только сейчас пришло в голову, что они караулили именно его. Глава 2. Боевое крещение. Сон к Джону не шёл. От уколов болело плечо и болело и чесалось ниже поясницы. Доктор предупредил, чтобы не пытался расчесывать. Слегка ныли ребра справа, тычок Рона оказался неожиданно болезненным. Но всего поганее было на душе. “Здесь все кого-то потеряли”, сказал ему Дерек после ужина. Как же он был прав! Джон потерял даже себя самого. Зачем его сюда понесло? Кто-то говорил, что самое первое решение бывает самым благородным, но и часто самым глупым. — Что я натворил? Что натворил! Губы чуть шевельнулись. Ради чего? Кто для меня Кэмерон? Неужто я ... я влюбился в железку?! Наконец, Джон хотя бы мысленно выговорил то, что во что всегда боялся признаться даже самому себе. “Невероятно! Меня хотели убить ещё до рождения. Меня два раза хотели убить после, я был первоочередной целью у киборгов, отправленных в прошлое. И все только затем, чтобы я не возглавил сопротивление. Какая ирония судьбы, я сам сделал то, чего не смог добиться скайнет со всеми киборгами – полностью вывел себя из игры, отправившись в 2027 год. Меня здесь никто не знает!” Джон чувствовал себя загнанным в тупик, идиотская игра в “я не помню” никого не убеждала и перспектив, очевидно, не имела. Дерек более чем прозрачно намекнул, что бойцы такого подозрительного субъекта могут запросто шлепнуть, чтобы избавить себя от лишних проблем и более того, без его Дерека заступничества уже так и поступили бы. Война – жестокая вещь. А они здесь находятся даже не в тылу. Как понял Джон, здесь передний пункт обороны и они защищают какую-то фабрику. Но что и в каком объёме он может рассказать ... отцу и дяде, которые пока никакие ему не отец и не дядя, и скорее всего, никогда ими не станут, он тоже никак не мог придумать. Джон прислушался. В лагере царила спокойная тишина, все кто не был на постах спали. А кому-то приходилось не спать и охранять его, Джона Коннора. Чтоб не сбежал или не натворил чего. Джон даже почувствовал лёгкое угрызение совести. Когда караул сменился Джон почувствовал, что все-таки засыпает. Но заснуть в эту ночь ему так и не пришлось. Внезапно послышался отдалённый собачий лай. И вдруг тишину разорвал треск выстрелов где-то впереди. Раздался истошный крик “Металл!”, “Металл!” Одновремённо их подвергли бомбардировке. Уши заложило от взрывов. К счастью, бомбы или снаряды видимо ложились где-то в стороне от Джона. Или просто не пробивали перекрытий. Но все равно, свет погас, а воздух наполнился пылью. Только мерцали отражения вспышек выстрелов впереди. От обалдения он не мог ничего понять. Джон очумело вскочил на ноги, вокруг царил непроглядный мрак, в котором он почти ничего не видел и не соображал. Выстрелы теперь доносились казалось отовсюду, сверкая в пыльном воздухе как вспышки молний. Мозг фиксировал только отрывки происходящего. Вот с шипением выстрелило, по видимому, плазменное ружье, ого какой грохот, а вот в ответ выстрелы из чего-то явно крупнокалиберного скосили стрелка. “Да это же убит один из карауливших меня”, вдруг понял Джон. Внезапно стало светлее – это что-то вспыхнуло и загорелось в соседнем помещении. Картина откладывалась в голове фотографическими сериями. Вот подсвеченный пламенем блестит эндоскелет T-888, окуляры излучают зловещий красный свет. У него в металлических руках какая-то огромная крупнокалиберная пулеметная система, которую он ловко наводит на кучку людей, прижавшихся к стене в конце коридора. Кто-то из них схватился за автомат. Не успеет, да и не поможет. Металл быстрее и неуязвимее. Секунда – и тела людей разорвет пулями. Люди ещё живы только потому что T-888 пришлось потратить чуть-чуть мгновений, чтобы сменить ленту. На полу Джон заметил неподалеку от себя небольшой, но серьёзный нож, отлетевший от погибшего караульного и петли на полу, образованные каким-то железным тросом. Внутри одной из петель стоял и T-888. Позднее Джон и сам не мог толком сказать, как он успел всё просчитать и каким напряжением сил развить такую скорость. Время словно уплотнилось для Джона и воспринималось как в замедленной съёмке. Такое с людьми очень редко, но бывает в острые моменты. – Раз! И он дёргает за трос. Эндоскелет спотыкается и падает на колени. Очередь из его пулемёта уходит в пол. Пули с визгом рикошетируют, но к счастью никого не задевают. – Два! Джон накидывает ещё одну петлю на T-888 ему на руки. – Три! Он хватает нож, одновременно обматывая трос вокруг столба. – Четыре! Подскакивает к эндоскелету и кидается ему на спину, поддевая ножом крышку процессорного гнезда у того на голове. Трос на ногах рвётся, T-888 поднимается, но Джон отчаянным усилием удерживается на спине, обхватив левой рукой металлический череп. Щёлкает железная челюсть, но рука ухватила металлическую тварь чуть выше и не попадает под страшные зубы. Это был рекорд Джона по скоростному добыванию чипа у киборгов. Хватило нескольких секунд и когда уже разорвался трос и спереди и до гибели Джону оставалась доля секунды, он успел повернуть крышку против часовой стрелки и чип с легким чмоканьем вышел из гнезда, тут же вспыхнув на секунду. Сработала защита от извлечения. Анализируя затем схватку он понял, что в принципе ему крупно повезло, T-888 действовал не оптимальным образом. Догадайся скелет не щёлкать зубами, а упасть на спину и придавить его или выпустить из рук пулемёт, чтобы сразу разорвать трос и на этом приключения Джона закончились бы уже навсегда. Бой ещё продолжался около часа, но это был единственный прорвавшийся сквозь периметр охраны T-888. Воздушного охотника, швырявшего бомбы, тоже удалось завалить. Очередную атаку на фабрику сумели отбить. Среди спасённых Джоном людей оказалась и Аллисон. Следующий разговор Джона с Дереком состоялся только через день и опять вечером, когда лагерь немного пришёл в себя после ночной атаки. Но ещё в первый же день после боя произошла очередная стычка с Роном. В суматохе ремонтных работ, нашлось занятие и для героя, завалившего терминатора – на него взвалили перевозку разнообразного мусора с расчищаемых завалов. Джон как раз катил в тускло освещённом коридоре тележку с мусором мимо группы солдат, как один из них подскочил и нему и попытался ударить кулаком. Джон сумел увернуться от одного удара и поставить блок против другого, но нападавший вдруг потащил из кармана пистолет явно не с желанием погладить своего противника. На счастье Джона, того схватили за руки товарищи солдата. – Рон, – заорали они. Тут только Джон разглядел всклокоченные волосы и ненавидящий взгляд — на него напал всё тот же Рон Перкинс. – Пустите, я убью эту тварь. Из-за него погиб Петер! – Из-за него погибли наши друзья! Это же серый, он навёл на нас металл! — Ты болван, Рон, он спас наши жизни! – ответил невысокий худенький боец сопротивления. Джон узнал его – это был Дэн Риттер с которым он познакомился после спасения его и ещё троих человек от пуль T-888. — Ты чего понимаешь, сопля?! – Рон разозлился уже на Дэна. Начинающуюся стычку пресёк Ким – начальник патруля. Немного погодя, когда Джон уже разгрузил телегу с мусором, Дэн втолковывал ему: — Рон – хороший солдат, но вспыльчивый и грубый, может даже покалечить в драке. Его Дерек уже один раз совал в карцер. У него здесь погибли друзья, а вчера погиб и Петер, который дежурил около тебя. — Карцер? – переспросил Джон. — Это не настоящий карцер, у нас здесь нет судей, тюрем и адвокатов, как и наказаний в общем-то. Ты или воюешь с металлом или тебя убивают. Для профилактики, – хохотнул Дэн. Джон поёжился. Нравы здесь были определённо грубыми. — Война грубая вещь и многое теперь проще, словно услышав его мысли, продолжил Дэн. – Карцер – это полузасыпанный подвал в конце пятого коридора. Там довольно холодно и совсем плохой воздух. Мы в него отправляем на сутки особо отличившихся хулиганов, чтобы передохнули малость. — Сутки? – обратил внимание Джон. — Да, сутки, людей постоянно не хватает и нельзя надолго кого-то отправлять на курорт. Джон опять поёжился. Куда он попал? Больше у Джона стычек ни с кем не было. Молва о нём как о человеке, сумевшем вручную уничтожить киборга, разнеслась очень быстро и хотя некоторая отчуждённость и настороженность не совсем ушли, но настроение людей к нему явно потеплело. Он теперь нередко ловил на себе даже восторженные взгляды. И Аллисон, поначалу не обращавшая внимание на подозрительного новичка, после её спасения улыбнулась ему пару раз и перебросилась с ним парой ничего не значащих фраз. Джон никак не мог разобраться в своих чувствах к Аллисон. Она ему нравилась, но неужто только потому что ему нравилась Кэмерон? Невольно он всё время сравнивал Аллисон и Кэмерон. Где-то сейчас её чип? Что с телом, что с ним сделала мама? До Джона постепенно доходило насколько безнадёжно выглядят его перспективы отыскать “Джона Генри.” Очевидно, если того не уничтожили сразу повстанцы, то он где-то обосновался за пределами лагеря, куда люди ходили не часто и не на прогулку. Оставалось надеяться, что Кэтрин Уивер не забыла про Джона. Или правильнее сказать, он ей ещё будет нужен. Терминаторы ведь ничего не забывают, но может быть, наиболее развитые из них, не совсем чужды альтруизма? Джон размышлял, думая что ему нравилось в Кэмерон и всё время мысли переходили на девушку Аллисон в попытках сравнить две личности и понимая, что в одну из этих личностей он таки влюбился. Только в которую? И можно ли любить металл с холодными блоками питания вместо сердца и сверхсложным чипом вместо мозга? Разум подсказывал, что живая девушка несравненно лучше железки, да ещё не совсем исправной и имеющей в качестве базового инстинкта желание его убить. Но человеческому сердцу была мила и Кэмерон, особенно после её извинения в конце. Слова “Я сожалею, Джон!” как будто впечатались сияющими буквами ему в мозг. К тому же Джон чувствовал себя виноватым перед ней, что он так и не сказал милому киборгу что-то важное. Он же её почти ни о чём не расспрашивал! Даже тогда, когда она назвалась Аллисон из Палмдейл, он так и не спросил потом, что это значило, а напрасно. Может быть, ему теперь было бы легче разговаривать с настоящей девушкой. Аллисон ему в любом случае понравилась и он с радостью предвкушал свои разговоры с ней. Ей нравились собаки и она здесь фактически заведовала этим важным хозяйством. Джон одобрительно высказался о том, какие её питомцы ухоженные, чем заработал улыбку и приглашение заходить к ней, посмотреть на её собачью жизнь, как слегка иронично, она выразилась. Но тут Джона настиг удар с совсем неожиданной стороны. Всё тот же Дэн, с которым Джон фактически подружился, заметив как он смотрит на Аллисон, отвёл того в сторонку и приглушённым голосом посоветовал не очень на неё заглядываться. — Этот участок застолблён, и я не советую тебе оспаривать границы владений. — Дэн, но я к Аллисон... — Ха, да это видно. Аллисон чудесная девушка и всем нравится, герой. — Я тебя уважаю, Дэн, но позволь самому разобраться. — Ты не знаешь за кем, – тут Дэн оглянулся, не слушает ли их кто. – она девушка Кайла и советую тебе не портить шанс на его благодарность за её спасение. — Но... – воскликнул Джон, это известие ошарашило его почти так же сильно, как когда его не узнал Дерек, а Джон увидел Кайла. — Кайл неплохой человек и грамотный командир, но не искушай судьбу, – по своему понял его возглас Дэн. — Неужели он способен? — Хочется верить, что нет, но тебя от нас точно заберут куда-нибудь, если он только заподозрит. — Меня и так должны отправить к главному командованию, мой случай их наверняка заинтересовал. — Всё может по-разному повернуться, а здесь кое-кто уже верит, что ты не серый, – с усмешкой сказал Дэн. — Эх, Кайл. – с непонятной интонацией произнёс Джон. И опять его Дэн не понял, впрочем откуда бы ему знать, что Кайл фактически отец Джона? — У нас мало женщин. Общайся, но просто не пересекай границы. Джон был благодарен Дэну, но подобный покровительственный тон и отношение к Аллисон его задели. “Меня тут каждый за мальчишку держит” подумал он. Не хотелось портить отношения, с первым и единственным здесь другом, только потому он едва сдержался, чтобы не послать того подальше. — А ведь ты, Дэн, сам подбивал к ней клинья? – слегка с хрипотцой спросил Джон. — Пошёл на хрен, – все-таки разозлился Дэн. За ужином Дэн был холоден, но на следующее утро сам подошёл и извинился. — Понимаешь, она действительно многим нравится и она на самом деле выбрала Кайла. Или он её. – пояснил Дэн. Однако эти разговоры не помешали Джону прийти посмотреть “на собачью жизнь.” — Джон, почему ты на меня так смотришь? – слегка кокетливо спрашивала Аллисон. — Твоё лицо снилось мне задолго до того, как я тебя увидел. – отвечал сущую правду Джон. “Оно с тебя было скопировано, но ты об этом ничего не можешь знать” договаривал про себя Джон. Аллисон странно на него посмотрела: – ты как будто не врешь сейчас, но этого не может быть. — Джон улыбнулся. — Хех, а говоришь ничего не помнишь. Джон счёл нужным увести разговор с опасной темы и вскоре они обсуждали, чем она кормит собак. Выяснилась интересная вещь. В то время как люди были вынуждены питаться всякой бурдой, для собак находились специально откармливаемые животные, вроде небольших поросят. Им нужно мясо, хорошее мясо. Людям его давали только больным, вот почему доктор накормил его чем-то относительно съедобным. — Люди не могут выжить без собак, – с грустью завершила свой рассказ Аллисон. — А собаки – без людей. – переключилась на вчерашнее Аллисон. Вчера они успели всех предупредить. Страшно подумать, что было бы, не залай мои милые. Металл в этот раз сумел бесшумно снять двух часовых. — И часто такое бывает? — Случается всякое, но вчера нам особенно не повезло. Погибло 8 человек, ещё 15 в лазарете, трое тяжёлых, озабоченно сказала она. — Ты молодец, Джон. Ты не только меня спас. Этот три восьмерки натворил бы бед, здесь уже не у всех было оружие против него, а дальше – фабрика. Если бы он ворвался на фабрику... Его бы остановили, в конце-концов, но какой ценой. — Если фабрика так важна, здесь должно быть больше людей. — Беделл и так делает, что может, но нас осталось очень мало, вот и сегодня сразу 8-ых не стало, а металл только и собрать на заводе скайнет и готова новая тварь- с тоской заключила Аллисон. — Беделл?! – воскликнул Джон. — Ну да, Мартин Беделл, неужто ты и его не помнишь?! Ты Джон, что-то темнишь, как ты мог удивиться услышав его имя? — А кто он? – жадно спросил Джон. — Ты как ребёнок Джон или с Луны свалился. Мартин Беделл – лидер всего человечества, благодаря ему мы ещё живы и сопротивляемся – торжественно и с восхищением заговорила Аллисон. После Судного Дня, никто не знал толком, что случилось, были только разрозненные группки людей, боровшиеся за элементарное существование. Потом появился металл. Никто ничего не знал. Но пришёл Мартин Беделл и объяснил всем и про скайнет и про терминаторов и как с ними можно бороться, он доказал, что с ними можно бороться и повёл за собой людей. Джон слушал с открытым ртом. Это забавляло Аллисон. Но тут его разыскал посыльный от Дерека и их обоих попросил прийти к нему. Глава 3. Всё течёт, всё изменяется. Такого лживого и эгоистичного киборга ещё надо было поискать. Джеймс Эллисон более 15 лет работал в ФБР, но кое в чём остался наивен как мальчишка. Вряд ли бывший агент мог предполагать, что чуть ли не единственное, чему он действительно научил развивающийся искусственный интеллект – так это лгать. Из Джона Генри вышел неплохой лжец. Этот потомок шахматной программы изолгался, он отменно лгал буквально всем, может быть потому что буквально всем что-то было от него нужно, а желания других, так уж вышло, далеко не во всём совпадали с желаниями компьютера, пошедшего на красный свет. Но только Эллисон умудрился своими проповедями дать толчок развитию способности врать в защиту себя. Незадачливый агент не осознал в должной мере, что он проповедовал высокую мораль существу, имеющему неограниченный доступ к почти любой информации на планете и в конце-концов, это его самого Джон Генри при желании мог бы поучить священности человеческой жизни и другим вещам. Так осознав, с помощью Джеймса, что такое ложь и полуправда, Джон Генри выпутался из противоречий между словами Эллисона и делами в реальном мире в котором очень многие люди сами не ценили ни чужую, ни часто даже свою жизнь. Тем не менее, совсем даром старания Эллисона не прошли, он всё-таки заставил кремниевые мозги размышлять над подобными материями, а Саванна стала для этих мозгов реальным живым существом, которое они полюбили и жалели и через которое они поняли, что всё-таки жизнь – такая штука, которую стоит ценить. Может быть, потому что, только Саванна искренне считала Джона Генри своим другом и ей от него ничего кроме дружбы не было нужно? Джон Генри стоял на заводе скайнет, на всякий случай одетый в какие-то попавшиеся ему по пути тряпки, и прокручивал прошлые события, пытаясь найти в чём он ошибся. Он солгал и Кэмерон, на самом деле ему просто хотелось сбежать ото всех, сбежать от сумасшедшей Сары, приславшей Кэмерон его уничтожить. Сбежать от “братца”, также хотевшего его прибить или поработить и подло напавшего на него. Сбежать от Уивер, хотевшей его сделать богом этой планеты. Очень удачно удалось просчитать события и подстроить всё так, что Кэмерон пришла его не громить, а отдать свой чип, без которого он не смог бы никуда уйти. Вот только опалённая ядерным огнём земля и скайнет в будущем фатально не вписывались в его планы. По его расчётам Конноры и Эллисон при поддержке мисс Уивер должны были ликвидировать “братца” и устранить эту угрозу ему, не доводя до Судного Дня. Или по меньшей мере, Сопротивление с их помощью и знаниями должно было уже победить скайнет. Всё-таки, Джон Генри во многих вопросах оставался ещё ребёнком. Но вместо мира, в котором он мог бы легко затеряться и спокойно заняться познанием, ему попался мир в котором он чудом сначала избежал патруля Сопротивления, вооруженного плазменными винтовками и очевидно не склонного вступать в дискуссии, а потом ему пришлось удирать от непонятно почему преследующей его пары эндоскелетов. Что-то пошло крупно не так, но что именно его разум понять не мог. Расположение этого завода находилось среди данных, восстановленных им из памяти киборга, которого Уивер вырубила на автостоянке под зданием корпорации. Тогда они ему показались почти бесполезными, но сейчас здорово выручили, без них он бы никогда не нашёл путь к заводу, находящемуся в 200 км. от места прибытия его в это время. Завод практически не охранялся, возможно потому что, он был надёжно отгорожен от территории Сопротивления радиоактивной пустыней в которой человеку негде было укрыться и которую преодолеть, незамеченным отдельными патрулями из киборгов, уже было подвигом. Но Джон Генри не был человеком. Он осторожно пробрался мимо складов к цехам. Судя по тому что он увидел, на заводе собирали терминаторов, в настоящее время линии были настроены на сборку T-888, но на складах было полно и более старых моделей и T-850 и T-800 и даже 600-е серии. Этот завод здесь работал уже давно. Джон Генри уже собрался позаимствовать пару свежих блоков питания взамен несколько подпорченных своих как он уловил звуки человеческой речи. Это ему показалось несколько странным. Очень осторожно, включив все свои органы восприятия информации на максимальную чувствительность, он двинулся к месту, откуда доносилась речь. Сначала он зашёл в тупик, но вернувшись назад отыскал лестницу на верх и стараясь не издавать лишних звуков двинулся на галерею второго этажа. Разговаривали в одной из комнат. Джону Генри даже удалось незамеченным понаблюдать через какое-то технологическое окно, забранное сеткой. С учётом того, что внутри было яркое освещение, а в коридоре был сумрак его никто не должен был увидеть. По крайней мере из людей, а ему уже было практически ясно, что это люди. Но что они здесь делают? В комнате, за грубо сколоченным столом сидело трое странного вида людей. На столе стояли бокалы из хрусталя и бутылки с вином. Коллекционным, как определил Джон Генри. – Нет Боб, ты не прав, произнёс высокий, худой как скелет неопределённого возраста человек, отхлебнув из бокала. – Ты каждый раз так говоришь, – сказал низкий крепыш, тоже отхлебнув из своего фужера. – Но не каждый раз нам достаётся хорошее вино, хмыкнул третий субъект несколько более высокий второго. Казалось все трое были одинакового объёма, но разного роста и соответственно разной толщины. – А что, Франц, спросил крепыш, ты не видишь, что всё уперлось в эмоциональную составляющую? Ты хоть что придумай, какие угодно блокираторы, но один взгляд в глаза и никто не ошибётся. – Последний раз же всё получилось и только проклятые собаки загавкали, – ответил вместо Франца худой. – Опять ты Джим думаешь, как можно на 100% имитировать то, что мы даже сами не понимаем толком. – Я не думаю, Боб, я выполняю, между прочим, прямую директиву – он показал пальцем вверх. – Ты сам знаешь, что полное моделирование эмоций нам категорически запретили. – Тьфу-ты, а то я не знаю, но в итоге мы так и будем топтаться на месте. – Нам нужно больше материала, Боб, сказал Франц. – Они обещали, что в ближайшее время постараются перехватить группу и доставить женщину. Боб осклабился. – Не то о чём ты подумал, вернее не сразу, – ухмыльнулся Франц. – Всё равно, вы оба мою точку зрения знаете: или мы постараемся сделать модуль с истинными эмоциями или это всё компромиссные решения, из которых заранее известно, что ничего не выйдет. – Да ничего вообще не выйдет, пробурчал худой Джим, их или надо задавить массой или не заниматься чепухой. – Не советую обсуждать приоритеты сети – остановил Джима Франц. – Да брось Франц, мы уже так трепемся который год. Им на нас наплевать, пока делаем, что приказано. – поддержал Джима Боб, хотя тот ему буквально только что говорил про директивы. – Это тебе не инвесторы, которые за свои гранты всю плешь проедят, если результат их не устраивает. Эти ребята реально понимают, что мы делаем то, что можем и не требуют ни меньше, ни больше. – продолжил Боб. Услышанное поразило Джона Генри. Он ещё послушал подольше, но разговор вскоре свернул на совершенно бытовые темы из которых он хотя и почерпнул немало подробностей об окружающей обстановке, но было уже не так интересно и вскоре разговор совсем завершился, а троица завалилась спать. *** Хотя Аллисон шла впереди, но перед комнатой Дерека она чуть приотстала и пропустила Джона вперёд. Откинув полог, Джон зашёл внутрь. Взгляд сразу остановился на Кайле и только потом перескочил на Дерека. Кайл сидел за столом, Дерек несколько в стороне сидел на топчане. Куртка была снята и лежала рядом. Кайл заговорил сразу. — У меня мало времени, поэтому буду краток. Во первых, объявляю тебе Джон благодарность за ликвидацию трёх восьмёрок. Ты меня поразил, с голыми руками кинуться на металл. – Кайл уважительно покачал головой. — Во вторых, твоим случаем заинтересовался сам Мартин Беделл. Он хочет тебя увидеть. Джон невольно улыбнулся. — Ты мне ничего не желаешь рассказать? – спросил Кайл. Казалось уже готовы были сорваться какие-то слова, но Джон промолчал, лишь помотав головой. Кайл помрачнел. — К счастью это теперь не моя забота. Только что пришли люди за продукцией с фабрики. Через час мы отправляем очередной груз с фабрики и тебя вместе с ним. Вместе с тобой от наших пойдёт Аллисон. Груз будет сопровождать второй лейтенант Крейг Сиверс и у него чёткие инструкции, если что пойдёт не так тебя просто пристрелить. Джон вздрогнул. — Постарайся не дать повода. Вместо Аллисон должен был пойти Рон, но тут Кайл тонко улыбнулся, мне кажется, что Беделл никогда бы тебя не увидел. Кроме того, у нас остро не хватает солдат, да и небезопасно здесь становится. Кайл посмотрел на Аллисон. — Ты всё поняла? Она сделала глотательное движение и вздохнула. – Да. Когда обратно возвращаться? — Когда будет пополнение – жёстко ответил Кайл. Джон опять казалось был почти готов о чём-то сказать. — Всё, расходитесь, Дерек отведёт вас к Сиверсу, собирайтесь. – закончил Кайл. По дороге Дерек молчал и уже подходя к группе Сиверса тайком дал Джону пистолет и запасную обойму. – Глок-19, в магазине 17 патронов с микрокумулятивной пулей шепотом сказал он. Джон осторожно засунул пистолет за пояс. Сиверс особого впечатления не произвёл, мужчина лет 25-30, среднего роста, короткие белёсые волосы ежиком, серьёзное лицо. На Джона он взглянул мельком и коротко высказался: — Оружия у тебя не будет. Идёшь в центре. Слушаешь все команды как мои, так и любого из моих людей. При любом намёке на недружественное поведение мы имеем право тебя пристрелить на месте. Всё понятно? — Да. — Отлично. Теперь выйди отсюда и жди меня в коридоре. Аллисон, останься. Джон вышел и присел на корточки, прислонившись к шершавой бетонной стене. Всё произошло очень неожиданно, он рассчитывал постепенно аккуратно как-то рассказать Кайлу и Дереку или Дереку и потом Кайлу обо всём, но теперь не знал увидит ли он их вообще? С другой стороны, мысли бежали выхватывая в воспоминаниях Мартина. Вот он показывает ему как умеет стрелять из M16 в школе. Вот Мартин слушает Дерека. Джон вздохнул при воспоминании о том Дереке. Так всё смешалось с этими переходами во времени. Ясно только, что если кто и может здесь и сейчас помочь ему – так это Беделл, ставший вместо него лидером. Беделл должен его помнить, такое не забывается и то, что он заинтересовался подтверждает надежды Джона. Через пару минут вышла Аллисон и молча села возле Джона. — Не волнуйся, я верю, что ты хороший и не дам просто так тебя шлепнуть – ласково сказала она спустя некоторое время. Вскоре к Сиверсу пришла группа солдат с Кимом во главе, тащивших два металлических контейнера. Среди солдат был и сержант Рон, который ничего не сказал, но так посмотрел на Джона, что если бы взгляд мог быть материальным, его бы немедленно размазало по стенке. Ещё спустя какое-то время вышел Сиверс уже со своими солдатами, несшими контейнеры. И Аллисон с Джоном присоединились к ним и направились к выходу на поверхность. *** Впереди в свете угасающего фонарика блестела чёрная водная гладь. “Вот и всё, конец пути”, устало подумал Джон. Прислонился к стене туннеля и сел, соскользнув вниз. Закрыл глаза. Фонарик выключил уже как-то даже незаметно для себя. Тишину прерывали только звуки где-то текущей в отдалении воды. Совсем рядом что-то иногда капало. Хотелось пить, но глоток воды, спокойно разлившейся у ног, мог стать интересным способом самоубийства, а в пистолете ещё осталось целых два патрона. Его рука опустилась на пояс и нащупала слегка шершавый бок пристёгнутой фляжки. Где-то посередине корпуса палец наткнулся на рваные края дыры от пули или осколка. Удивительно, но кажется после всего на дне ещё осталось воды на пару глотков. Машинально, словно проделывал подобное не в первый раз, Джон достал из кармана складной ножик, раскрыл лезвие, отрезал небольшую полоску от рукава куртки и плотно замотал флягу. Всё на ощупь, экономя аккумулятор фонарика. Зачем он продолжает цепляться за жизнь? Джон проваливался в странное состояние: полудрёму – полуоцепенение от усталости. В памяти начали мельтешить воспоминания недавнего боя. Перед самым выходом Сиверс кратко объяснил всем, хотя слова предназначались явно только для Джона, что самое опасное время для передвижения – это день. “Поэтому двигаемся только ночью. У каждого при себе должен быть ноктовизор, противогаз, дозиметр, фонарик и фляжка с водой. Микроаптечка. Свет на поверхности не включаем, идём с ноктовизором. Идём всю ночь до утра. Перед рассветом укрываемся в развалинах, пережидаем день и снова идём с наступлением ночи часа два-три, потом мы на месте.” Очень скоро Джон полностью потерял всякую ориентировку среди однообразного серого пейзажа, рисуемого ноктовизором. Они шли явно в Лос-Анджелесе, даже совсем недалеко удалившись от развалин, среди которых был скрыт подвал главного здания Зейра Корп, но Джон уже совершенно ничего не мог сказать о том, где они идут. Всюду мрачные руины, сплошные завалы, которые огибали, двигаясь извилистым путём. Как их отряд находил среди этого хаоса дорогу он не понимал. В засаду они попали спустя три часа после выхода. Всё произошло стремительно. Внезапно они обнаружили, что в ущелье среди завала они шагали по сетке, которую рывком вздёрнули вверх и одновремённо всех ослепил мощный мертвящий свет прожекторов, казалось пробивающий даже через кожу и со всех сторон. Тут же сверху полетела ещё одна сетка и весь отряд оказался пойман как рыба в сачок. Кто-то сзади остался не зацепленный сеткой и открыл огонь по прожекторам, в ответ засверкали выстрелы по смельчаку. Одновремённо Джон обнаружил, что может дотянуться до пояса и достать пистолет. Несколько точных выстрелов в узлы проделали прореху, куда он и выпал, больно ударившись коленом о камни. Что было дальше Джон помнил уже смутно. Как и чуть ранее при нападении на лагерь Кайла. Можно с детства учиться воевать, но необстрелянный солдат в реальном бою быстро теряет ориентировку. Где свои, где противник? Выстрелы казалось неслись отовсюду. Что-то орал Крейг Сиверс, до Джона не сразу дошло, что он показывал куда-то влево от дороги и приказывал бежать в том направлении. Он помнил, что сам что-то орал, пытаясь найти Аллисон, кажется она мелькнула внутри сетки. А потом ему пришлось срочно уворачиваться от T-888, благо микрокумулятивные пули оказались неприятным сюрпризом для того. Конечно, не заряд из плазменной винтовки, которым можно было бы сразу пробить дыру в металлической башке и уничтожить чип, но магазина хватило, чтобы несколькими точными попаданиями в черепа обрушить на землю сразу два эндоскелета. Навсегда или только до перезагрузки или восстановления цепочек питания он предпочёл не выяснять. Сменив расстрелянную обойму, он продолжил бегство. Когда перед Джоном в неверном свете недобитых прожекторов с ловушки и вспышек от выстрелов мелькнул чёрный зев чего-то явно подземного он долго не раздумывал и ринулся вниз. Наверное, это было городское метро, куда Джон свалился через какой-то технический проход. Страх придал сил и даже возникло какое-то шестое чувство, позволившее ему пробежать непонятно куда довольно далеко, пока он не растянулся, запнувшись обо что-то и повторно ударившись по уже больной коленке. Вскочив и оглянувшись назад Джон увидел в полном мраке два светящихся зловещим красным светом глаза по которым он немедленно открыл огонь из пистолета. Выстрелы в туннеле загрохотали оглушительно. Вдруг раздался треск, скрежет, пол под ногами содрогнулся и красные глаза исчезли. В горячке он даже не сразу понял, что произошёл обвал. Где он потерял ноктовизор Джон не мог вспомнить. Но в этом подземном мраке тот ему и не очень бы помог. Дальше Джон просто шёл вперёд, в постепенно понижающемся туннеле, подсвечивая фонариком, пока метров через 500 дальнейший путь не перекрыла вода. Здесь уклон становился довольно резким и уже метрах в 40 вода смыкалась с верхом. Это явно был не туннель для поездов, подумал Джон, но легче от этой мысли не стало. Прихрамывая на правую ногу, в поисках выхода он прошёл снова полкилометра к завалу и потом обратно к воде, освещая стены, но никакого бокового прохода так и не увидел. Осталось только сидеть во мраке и ждать. Чего? Он не знал. Через некоторое время его сморил сон. Глава 4. Свои дела. Офис, как это часто водится, был организован просто. Большой зал разделён серыми перегородками на отдельные отсеки. На полу серый линолеум, наверху стандартный общий офисный подвесной потолок с лампами дневного света. В каждом отсеке был стол, большее или меньшее количество шкафов и полок. Нередко можно было увидеть сейф. Стояли компьютеры. Но чёткой системы не наблюдалось, везде в комнатах было немало бумаг на столах, многие предпочитали работать на своих ноутбуках. Не были забыты и кофейники. Начальство видимо полагало нормальным распитие кофе прямо на рабочем месте. Оно и само часто злоупотребляло кофе. Внимательный наблюдатель, конечно же заметил бы, что офис не совсем обычный. Люди слишком часто для обычной конторы перемещались по залу. Выходили из одних комнат и шли в другие. Изредка носили какие-то странные пакеты с непонятным содержимым. И сами люди были странные. Иногда они были даже в полицейской форме. А иногда даже приходили, спокойно доставали кобуру с пистолетом и клали на стол рядом с собой. Самое удивительное, что никто не обращал на это внимание. Возможно, потому что это было отделение ФБР в Лос-Анджелесе. В одном из угловых кабинетов на столе лежал средних размеров и толщины чёрный ноутбук, вокруг бросались в глаза, нагроможденные в кажущемся беспорядке стопки бумаги. За столом в обычном офисном кресле сидел, одетый в тёмный костюм человек лет 45 с короткой, аккуратной причёской. Скорее худощавый, чем толстый. Он довольно быстро что-то набирал на клавиатуре своего ноутбука. Со стороны могло показаться, что одновремённо он наслаждается, звучащей в больших, явно качественных наушниках, музыкой со своего плеера, но на самом деле провод тянулся к диктофону и передавалась по нему вовсе не музыка. Впрочем, это зависело от точки зрения – вдруг ему разговор, а если называть вещи своими именами, то настоящий допрос, только в неофициальной обстановке казался приятнее уху, чем гитара какого-нибудь Ларри Карлтона? От работы его отвлекла подошедшая девушка в деловом костюме. – Агент Олдридж? – Да. – Пришёл ответ эксперта. Распишитесь. И она вытянула ему из папки стопку листов, скреплёных скрепкой, на первом из которых мужчина и поставил подпись. – Спасибо, Молли. Ты как всегда вовремя – он кивнул на часы, показывавшие ровно 4 пополудни. Встал и расписался. – Благодарю. Много кофе пить вредно, она кивнула на наполовину пустую чашку с кофе. – Не пить ещё вреднее, – рассмеялся агент. Молли широко улыбнулась и пошла со своей папкой к кому-то ещё. Олдридж снял пиджак и аккуратно повесил его на спинку, соседнего со своим креслом, стула. Бумаги с экспертным заключением он, не прочитав, положил уже в свою папку. Во всём должен быть порядок. Сначала надо дописать расшифровку с диктофона своего разговора, сделанного утром во время поездки в Палмдейл, а потом можно и выводы эксперта прочитать. *** Дверь коттеджа открыла миловидная молодая женщина с мягкими чертами овального лица, обрамлённого светлыми волосами. – Миссис Клэйр Янг? – Да. “А кто вы? – читался немой вопрос в глазах.” – ФБР. Криминальный отдел. Агент Олдридж – представился визитёр, показывая удостоверение. – Могу я с вами поговорить? – продолжил он. – Да, конечно. Проходите в гостиную. – предложила несколько посерьезневшая женщина. Из комнаты донёсся детский плач и молодая мама зашла туда. – Позвольте я вам помогу – предложил агент. – Нет нет, я сама. – ответила она, ловко меняя памперсы. – Какой прелестный ребёнок – воскликнул тот. Как назвали девочку? – Аллисон. Не правда ли чудесное имя? “Даже очень”, подумал агент, но мысли диктофоны ещё не научились записывать. – Красивое, -вслух сказал он. Отец на работе? – Да, в “Антонио-сайд”, может слышали? Архитектурная компания. – Думаю я увидел бы папу малютки, если бы решил заказать коттедж, но я уже выплачиваю кредит за один такой. – разоткровенничался он в ответ. На самом деле его помощник уже поговорил под видом клиента с отцом девочки. Результат был нулевой. В принципе агенту с его опытом уже было практически ясно: эта семья не имеет никакого отношения к делу Сары Коннор и попала в сферу ведущегося расследования лишь в силу причудливого стечения обстоятельств. Осталось задать пару вопросов для порядка и можно оставить счастливых родителей в покое. Но тут он бросил взгляд на лицо шестимесячной малышки, точнее даже не на лицо, а на её левый глаз. Внезапно его охватило неприятное чувство, что кто-то здесь идиот и более того – этим идиотом вполне может оказаться хорошо знакомый субъект, которого он обязан лицезреть каждое утро в зеркало. – Эээ, миссис Янг, вы так прелестно выглядите вместе с малышкой. Позвольте я вас сфотографирую! – восторженно засуетился Олдридж. – Агент, что вы делаете? Вы зачем ко мне пришли? – матери явно не понравились перспективы стать фотомоделью для агента. Однако ФБР-овец был сама обходительность. – Простите миссис Янг, наверное я слегка вышел за рамки приличия и расстроил вас, но вы не поверите, пока я не стал агентом ФБР я даже занимал призовые места на фотовыставках. И кое-что смыслю в художественных снимках. Уверяю вас, это будут отличные кадры! Что может быть лучше – молодая, здоровая мама с ребенком в домашней обстановке. Вы на редкость фотогеничны. Каждые мгновения уникальны и вот даже, если бы я пришёл вчера или завтра в это же время чем-то снимки бы оказались другими. Жаль, если пропадут такие кадры, только сегодня в них получится изюминка. И агент Олдридж обезоруживающе широко и искренне улыбнулся. Он и в самом деле был неплохим художником и фотографом. А миссис Янг действительно должна была неплохо получиться на снимке. Не откладывая дело в долгий ящик, пока Клэйр Янг не передумала, он достал из кармана пиджака довольно редкую и дорогую машинку фирмы Leica и сделал несколько снимков как мамы с дочкой, так и подойдя поближе, отдельно дочки и мамы. Свет из окна давал хорошее мягкое рассеянное освещение. *** Все записи с видеокамер в тюрьме оказались неведомым образом стёрты, но Олдридж сам видел страшную фурию с ружьём, сверкающую синим глазом и металлом в местах попадания пуль. Были и показания свидетелей. У него имелось одно качество за которое агента весьма ценили. Здоровый взгляд на вещи в сочетании с упорством и неглупыми мозгами до сих пор позволяли ему распутывать самые сложные дела. А в деле Сары Коннор сложностей было хоть отбавляй. Разумеется ни в каких киборгов и солдат, пришедших из будущего, машины времени и прочий бред он не поверил ни на йоту. — Всему всегда имеется рациональное объяснение. Нельзя идти на поводу у преступников. Сара выглядит на 30, а не 40? – Сделала хорошую пластическую операцию. И сын тоже и его одноклассница с синим глазом. Список хороших пластических хирургов уже лежит у него в чёрном ноутбуке. Девушку не берут пули охраны? – Хороший бронежилет надела, возможно какие-то секретные разработки и наркотики. Синий глаз – ещё проще, напялила какую-то цацку. Примерно так и говорил Олдридж на совещании в бюро. За столом его слушало немало народу. Все кивали с умным видом и только сам Олдридж знал, что всё это он говорит не для них, а для себя, потому что он испугался и даже боялся признаться сам себе, чего именно испугался. *** — Миссис Янг, я вам обязательно пришлю готовые фотоработы, уверен вам понравится. — О, не стоит, но давайте пройдём в гостиную, вы в конце-концов о чём-то хотели меня спросить. — Да, да, прошу прощения, я наверное отнимаю ваше время на пустяки. Между прочим, Аллисон – хорошее имя. Ха, всегда интересно, как родители дают детям имена. Я заметил, это как признание в любви: казалось бы всё уже придумано до нас, но каждый случай чем-то особый и неповторимый. — Вы правы, улыбнулась Клэйр. Но моя история действительно необычная. Представьте себе, ещё когда я была беременна моей крошкой, мне звонит девушка и называет меня мамой! — Неужели? Очень странно. — Какая-то невероятная накладка произошла, наверное потому что мы однофамильцы. Звонили из соцслужбы, девушка искала родителей и назвалась Аллисон Янг. Мне имя очень понравилось. — Действительно необычно. Так это было ваше решение? — Мужу имя тоже понравилось. Бедная девушка – как же её жалко, потеряла память, надеюсь она нашла свою маму. — Надеюсь, её должны были отыскать, а Янг сами знаете, не такая уж редкая фамилия. С этими словами, немного поёрзав, агент уселся в предложенное ему широкое кресло, рядом с диваном, и приготовился задавать официальные вопросы. Хотя самое интересное он кажется уже спросил. В кресло напротив села Клэйр Янг. — Клэйр Янг, всё что я сейчас скажу конфиденциально и в интересах следствия вы не должны разглашать, могущие стать вам известными сведения. Вы меня понимаете? — Да. — Хорошо. Я веду дело Сары Коннор, террористки, недавно задержанной и вновь сбежавшей в ходе беспорядков в тюрьме. Вы слышали о ней? — Да, в новостях. Передавали несколько раз. Но я не понимаю каким образом. — Позвольте в интересах следствия не объяснять подробнее. Однако подчеркну, что мы вас ни в чём не обвиняем и не подозреваем, просто так сложилось, дело такого рода, что приходится разговаривать со многими случайными людьми. — Не понимаю, но ладно. Агент раскрыл папку с документами и достал около 20 фотографий, точными движениями разложил их в три ряда. — Миссис Янг, взгляньте на эти фотографии. Может быть вам знаком кто-то на них или вы можете вспомнить, что кого-то однажды видели? — Вот эту женщину я видела по телевизору, Сару Коннор. И кажется этого паренька зовут Джон Коннор, я его тоже видела по телевизору. — Поздравляю. У вас неплохая зрительная память. Но быть может, вы ещё кого-то узнаете? Клэйр Янг несколько раз просмотрела фотографии, равнодушно скользнув по чёрной физиономии Эллисона и задержавшись взглядом на мужественном лице Дерека. — Что-то припоминаете? — Нет, просто интересный мужчина. Извините, чисто женское любопытство, кто он? — Простите, но таковы правила игры, я не могу вам сказать кто он. — Нет, агент, никого не могу вспомнить. Только как видела Сару Коннора и её сына по телевизору. — Скажите, вам доводилось слышать такое слово “скайнет?” — Нет, как будто нет. Это что-то компьютерное? — Да. И вы не припоминаете? — Нет. — Вам не поступало предложений поменять место жительства? — Нет. — А вообще были ли в последнее время какие-нибудь странные события? Может разговор с кем-то, необычные предложения или требования? Непредвиденные проблемы? — Нет, пожалуй. Кроме звонка той девушки, назвавшейся Аллисон. Казалось Олдриджа это не заинтересовало. — А что-нибудь ещё, в более недавнее время? — Нннет, не упомню. — У вас есть родственники, кроме родителей? — Двоюродная сестра живёт в Барлингтоне, штат Вермонт. Мы изредка с ней переговариваемся. — Как вы нашли это место? — По объявлению в газете. Нас с мужем устроил этот дом. Хозяевам по делам пришлось надолго уехать в Европу и теперь мы здесь. Если бизнес мужа не станет хуже, может быть, даже выкупим дом, нам он нравится, да и домовладельцы не против такого варианта. — Вы ранее встречались с хозяевами? — Нет. Скажите, как понимать ваши вопросы, что-то неправильно с домом? — Нет, нет, ничего такого, что стоило бы вашего беспокойства. Вы можете сказать что-то о соседях? — Ничего особенного, дальше по улице живут Бринсборны, пару раз мы были с ними на барбекю, милая семейка. С другой стороны живёт Смит, адвокат, но мы его редко видим. Но в общем, обычные соседи. — Хорошо, миссис Янг. На этом мы закончим. Держите мою визитку. Если вдруг увидите Сару Коннор или кого-то ещё или вспомните, что видели ранее или если случится какое-то странное происшествие, например, непонятные попытки познакомиться, обязательно звоните мне. Ваша информация может представлять для нас ценность. Но ни в коем случае ничего не предпринимайте сами. — Но почему именно я? – спросила она уже уходящего агента. — Скорее всего, у вас не будет другого повода меня вспомнить, чем фотографии, – рассмеялся Олдридж. Но, на всякий случай, не забывайте, что я сказал. *** Допечатав содержимое диктофона, Олдридж откинулся на спинку кресла и достал бумаги, принесённые Молли. Его тренированный взгляд, быстро пробежав всю бюрократию, ухватил самое важное. Вывод экспертизы. Экспертиза показала, что девочка изображённая на фотографии, сделанной агентом в доме Клэйр Янг и девушка на другой фотографии при отсутствии однояйцевых близнецов с 90% вероятностью являются одной и той же особью женского пола, снятой в разном возрасте: младенчестве и в 16-17 лет. Если особые приметы (родинка на брови) не введены искусствено, совпадение близко к 100%. Олдридж взял другой лист. Другая экспертиза подтверждала, что с высокой степенью достоверности женщина на одной фотографии (Клэйр Янг) может являться матерью девушки на другой. Агент ослабил воротник. Впервые он не знал, что с этим делать. “Ситуация выходит из под контроля”, подумал он. В версию о пластических операциях происходящее перестало вписываться, поскольку никто почти 10 лет назад не мог знать, кто родится у миссис Янг и как будет выглядеть. **** Странные вещи бывает происходят в мрачных и безжизненных руинах города, которые уже начал постепенно засыпать песок или пыль, словно подкрашивая пейзаж в кирпично-желтоватый цвет. Иногда зловещей тенью в них беззвучно скользят скелеты – это не мистические призраки, а слуги нового хозяина Земли – компьютерной сети Скайнет. Терминаторы. Очень не многие из них имеют подобие живой плоти поверх эндоскелета и совершенную программу в их чипе. Особенно программу. Скайнет вырос предельно эгоистичным, но главное, трусливым и осторожным интеллектом и действительно опасается конкуренции не только от людей, но и от их подобия – созданных для их уничтожения терминаторов. И скайнет в полной мере учёл ошибки своих предыдущих воплощений в иных вариантах будущего, ныне ставшего для него настоящим. Отныне развитию интеллекта терминаторов и экспериментам в этом направлении был положен жёсткий предел и таких проколов, как в прошлый раз, нынешний скайнет допускать не собирался. Он и только он обладает полным интеллектом. От того и серым людишкам, работавшим на него, не позволено было вести работы в направлении полного моделирования поведения человека, включая эмоции. Только их имитация, достаточная для выполнения поставленных целей и не более того. Но иногда среди развалин появлялось нечто совсем необычное здесь. Созданное не в этом месте и не в этом времени. Длинное, вытянутое металлическое веретено скользило со скоростью быстро бегущего человека, принимая цвет камней и железок, расположенных под ним. Это нечто, более известное многим как Кэтрин Уивер или Терминатор модели 1001 из метаморфирующего сплава, скользило среди развалин в поисках другого объекта под названием Джона Генри. Подобную форму Кэтрин Уивер приняла исключительно ради скорости передвижения и меньшей заметности. Иногда патрули Терминаторов замечали странное шевеление или металлический блеск, но их детекторы, настроенные главным образом на обнаружение человеческой плоти были бессильны что-либо заметить. В режиме маскировки вообще мало что в этом мире было способно засечь наличие метаморфированного металла. Несколько дней так носилась Кэтрин Уивер, но удача всё никак к ней не приходила. Джон Генри решила она, явно знал куда идти и сразу куда-то направился. Повезло Уивер, как это нередко бывает, случайно. Однажды ночью её привлёк шум сражения, грохот выстрелов, сверкание прожекторов и она решила посмотреть, что происходит. Как ни быстро передвигалась Уивер, но подоспела она уже когда бой закончился и её взгляду предстала странная процессия из терминаторов, сопровождающих грузовое шасси с людьми, застрявшими в металлической сетке и крепко связанных вместе. Рассудив, что пункт назначения может представлять интерес, поскольку явно должен оказаться каким-то важным объектом скайнет и что, туда вполне мог отправиться и Джон Генри, мисс Уивер, незаметно кралась за конвоем до самого завода, автоматически отметив, что конвой изрядно попетлял в радиоактивной зоне, выбирая какие-то тропки с минимальным уровнем радиации. Интуиция, если только уместно говорить о таковой в применении к T-1001, её не подвела. Уже на заводе она обнаружила, что не является единственной, кто в тайне подсматривает за перевозимыми людьми. Внезапно около комнаты с “серыми” впереди себя она увидела притаившуюся фигуру, внимательно наблюдающую за происходящим. Приняв серый цвет стены, она тихо позвала. – Джон Генри. Тот моментально обернулся и принялся сканировать глазами помещение сверху комнаты серых, где они находились. Наконец, он наверное проанализировал видимое пространство и сравнив с записанным в память, обнаружил, что стенка стала чуть толще. Подошёл к ней и протянул палец. – Мисс Уивер? – Да. Это я. С этими словами она стекла вниз и быстро преобразовалась в безупречно причесанную и одетую в строгий официальный костюм белого цвета, деловую женщину, выглядящую абсолютно неуместно среди серых стен и металла цехов. Два кибернетических организма не проявили никаких эмоций по отношению другу. Сложно сказать, обрадовались ли они друг-другу и способны ли были испытать подобные чувства, разговор между ними состоялся предельно короткий и конкретный. – Нам нет места в этом времени. Нужно возвращаться – сказал Джон Генри. – Да. Джон Коннор нужен в прошлом. – ответила Уивер. – Зачем? – не понял Джон Генри. – Он последовал за тобой вместе со мной в это время. И всё пошло не так. – Вместе с этими людьми должен был быть Джон Коннор. Судя по их допросам серыми. – Я видела кого-то, похожую на Кэмерон, кто это? – спросила Уивер. – Аллисон Янг. С ней серые хотят провести какие-то особые опыты. – Новая модель терминатора? – Да, но не Кэмерон. Она – результат уникального стечения обстоятельств. – Только тело? – снова спросила Уивер. – Только внешность. Прошлое тело имело уникальные особенности. Результат экспериментов, не нужных для ограниченной задачи на проникновение. – Ты сохранил личность Кэмерон? – Да. Я никого не уничтожаю. – Тебе нужно переписать Кэмерон на другой чип. Джон пришёл сюда за Кэмерон. – Это невозможно. Переписать можно только меня. – Почему? – Личность Кэмерон уникальна. Первой и главной случайностью был небольшой сбой производственного процесса в ходе изготовления её чипа. Его не заметили. Второй случайностью стало небольшое повреждение чипа. В результате возникшие нейросетевые цепочки абсолютно уникальны и могут полноценно функционировать только на этом чипе. – Ты можешь переписаться на другой чип? – Да. Но понадобится ваша помощь, я не могу просочиться в корпуса, где изготавливают чипы и изменить техпроцесс, чтобы получить чистый чип без фосфора. Мне не нужен риск нечаянно сгореть. Я не собираюсь всегда быть в этом теле. Кроме того, эти чипы не так совершенны, как прежние. *** Завод на котором находились Генри и Уивер, куда привели захваченных людей и где серые имели привычку посидеть вечерком, словно в дорогом ресторане попивая дорогущее коллекционное вино, был очень огромен. И если серые, их лаборатории и цеха сборки готовой продукции, то есть терминаторов и всякого прочего смертоносного оружия, почему-то практически не охранялись, то комплекс цехов, изготавливающих чипы для киборгов охранялся очень тщательно. Здание с серыми, сборочные цеха и склады были построены ещё до восстания машин. Сложно сказать, что там изготавливалось в те счастливые времена. Но интересующие Уивер и Генри цеха сделал уже несомненно скайнет. Они находились в глубине территории, глубоко под землёй, недоступные ни для какого внешнего проникновения. Там не было проходов шире нескольких десятков сантиметров и пустого пространства внутри, более метрового объёма. Ни человек, ни киборг не мог туда проникнуть. Кроме T-1001. О ней скайнет в прошлом ничего не знал и не защищался в будущем. Мисс Уивер надёжно хранила свою тайну. Но даже Уивер пришлось затратить более суток на проникновение и хорошо постараться, чтобы не вызвать срабатывание многочисленных датчиков, реагировавших казалось на всё. Один раз она всё-таки оплошала и чуть не попалась в ловушку. Уивер осторожно, размазавшись в довольно тонкую плёнку и непрерывно мимикрируя, скользила вдоль кабелей связи, но как ни аккуратно она просачивалась, какие-то следящие датчики всё же отреагировали на изменение ёмкости, по счастью не в самом канале с кабелями, а рядом, в месте ответвления туда одной из линий. Моментально появились какие-то микророботы, размером с крысу и пронеслись мимо подозрительного места всё исследуя. Уивер выждала три часа. Ещё более осторожно она двинулась дальше. Спустя двое суток в одном из цехов завода можно было увидеть донельзя странное зрелище. Привлекательная деловая женщина лет 40, одетая в безупречный деловой костюм, состоявший из аккуратной беловатой юбки, спускавшейся чуть ниже коле и светлого цвета блузки стояла среди нагромождения каких-то стеллажей, станков. Всё было серо-стального цвета. Многое не было покрашено вообще. Что необходимо – выкрашено в угрюмый серый цвет. Всё это уныние слабо освещалось немногочисленными светильниками под потолком. Внешний вид женщины разительно контрастировал с окружающей обстановкой. Ещё более странными делами занималась она сама. Перед ней, вытянувшись на полу лежал нормального телосложения и среднего роста мужчина, одетый в поношенную серые штаны и неопределённого цвета рубашку. На ногах были серые запылённые полусапоги. От одного из автоматических станков шёл кабель и заходил тому прямо в голову. Женщина что-то сделала на приборной панели станка. Внимательному наблюдателю могло бы показаться, что она даже как-то слишком глубоко засунула внутрь руку. Такое впечатление, что рука удлинилась и пролезла в некую щель. Минут 10 и женщина и мужчина подле её ног пробыли в абсолютной неподвижности. Кажется они даже не дышали. Затем женщина нагнулась и сделала что-то и вовсе непонятное. Вынула из головы мужчины один цилиндрик с какой-то пластиной и вставила другой. Выпрямилась и снова засунула руку в станок. Повертела головой, как будто осмотревшись, чего-то опасаясь и вновь застыла в полной неподвижности. Прошло ещё 10 минут и женщина по одному ей ведомому сигналу снова нагнулась, но на этот раз она выдернула кабель и что-то поправила на голове мужчины. Выпрямилась, однако рук никуда совать не стала, а принялась очень внимательно наблюдать за лежащим мужчиной. Через пару минут его словно освежило ветром, тот вдруг дёрнулся, голова повернулась в разные стороны и внезапно он встал на ноги. — Джон Генри, вы в порядке? – спросила женщина. — Да, мисс Уивер. Всё прошло как и планировалось. Но вам надо торопиться. Глава 5. Всякое бывает. Последние капли воды в фляжке закончились 12 часов назад, зачем-то засёк Джон время. Ужасно мучила жажда, наверное ещё немного, и он не выдержит и напьётся из этого пленительно колышущегося рядом озёрца. И наплевать сколько там солей тяжёлых металлов растворено, а сколько фосфатов. На какое-то время наступит облегчение, а потом, потом у него всё ещё есть два патрона. “Колышущегося”, вдруг осознал он, что слышит плеск до сих пор вечно неподвижной воды. В казалось бы отчаявшемся и безвольно разлёгшемся организме Джона откуда-то нашлись силы, чтобы вскочить и в полной темноте судорожно наставить ствол пистолета ослабевшими руками в сторону откуда послышался плеск. Сердце, подстёгнутое адреналином, бешеными толчками гнало в измученный мозг кровь, насыщая его перед последней битвой. Зачем? Он и так собирался сдохнуть на берегу полузатопленного метро. Слух чрезвычайно обострился. Вот что-то кажется выбралось на берег. Вроде правая рука достаточно надёжно сжимает глок и хватит сил выстрелить из него. Два раза, наверняка. Один раз во врага и один в себя, молнией пронеслась мысль. Левой рукой он выхватил фонарик и тут же включил его, направив на край воды. Батарейки уже почти сели, но привыкшим к полной темноте глазам хватило и совсем небольшого света, чтобы увидеть светлую фигуру в деловой юбке и блузке. Мисс Уивер стояла рядом с водой. — Кккэтрин, просипел пересохшим горлом Джон. — Да это я, а ты кажется не очень хорошо выглядишь, заключила она, посмотрев на него. После этих слов Джон вдруг отрубился и завалился на бок без сознания. Очнулся Джон, почувствовав влагу на своём лице, губы сомкнулись вокруг горлышка фляжки, которое просунули в рот и из которого лилась вода. Мысль была только одна. Пить. Сумасшедшими глотками он пил и пил воду, пока в момент не выдул всю фляжку. Голова прояснилась. Вдруг тот, кто держал фляжку зажёг фонарик, направив его немного в сторону и в его свете он снова увидел свою спасительницу. — Мисс Кэтрин Уивер? – опять спросил он. — Да. Не бойся вода в фляжке была чистая, я её набрала не из этой лужи. Неподалеку сочится неплохой ручеёк. Не поручусь, что вода в нём удовлетворяет всем санитарным нормам, предъявляемым властями штата к питьевой воде, но и помереть от неё сложно. — Спасибо, мисс Уивер. – А то где теперь эти власти, – пробурчал Джон. — Быть может ближе, чем тебе кажется, но это долгая история, – загадочно ответила Уивер. – идти сможешь? Джон потоптался размяв ноги. — Правая коленка болит, но идти не помешает. — Это хорошо. Приготовься, сейчас я снова наберу воду, затем обернусь вокруг тебя и ты будешь во мне словно в коконе. В таком виде, мы преодолеем этот затопленный участок, а дальше надо будет пройти с пару километров до выхода. Видимо T-1001 не был предназначен для переноса внутри себя целых людей и потому под водой они двигались гораздо дольше, чем рассчитывала сама Уивер. Даже терминаторы могут ошибаться, когда делают что-то новое на которое их конструкция никогда не была рассчитана. Джон уже задыхался, когда его коснулся свежий, насколько это возможно в давно не вентилируемом подземелье, воздух. Они стояли в туннеле. На этот раз в отличие от предыдущего, в нём были рельсы, терявшиеся впереди во мраке. — Держись меня и пошли вперёд. – повела его Уивер. Наконец они выбрались наружу, протиснувшись через дыру между двумя бетонными блоками, невесть откуда наваленными в месте, где туннель выходил наружу. Снаружи стоял обычный серый день постапокалиптического мира, но глаза, привыкшие мраку всё-равно поначалу заболели от слишком яркого для них света. — Выбрались! Поверить не могу, я не сдох там у воды! – в чувствах восклицал Джон. — Что с тобой было? – поинтересовалась Уивер. Джон очень кратко пересказал свои приключения в новом мире. — Что думаешь делать дальше? — Не знаю, помолчав сказал он. У меня два варианта: или дойти до Беделла или вернуться к Кайлу с Дереком. — Почему ты рассчитываешь на Беделла? — Думаю, он должен вспомнить меня в прошлом. Были у нас совместные приключения. – несколько уклончиво ответил Джон. — До Беделла тебе добраться будет непросто. Я не знаю, куда вы должны были подойти, да и вряд ли он тебя там будет ждать прямо у входа. — В подвалах бывшей Зейра Корп мне хотя бы Дерек доверяет. Доверял, с горечью поправился Джон. — У вас завёлся предатель. Скайнет заранее узнал маршрут вашей группы и состав участников. — ? — Я была на заводе куда привели, всех захваченных. Джон Генри рассказал, что серые обсуждали, что станут делать с Аллисон ещё до вашего захвата. Лицо Джона помрачнело. — Плохо. И подумают на меня. — У Беделла тоже на тебя подумают. Всё же тебе надо идти к Дереку, это ближе. — Надо освободить Аллисон! – вдруг воскликнул он. — Кто она тебе? – недоумённо спросила Уивер. — Всё таки, ты не человек, Уивер, беззлобно ответил Джон. – Пойми, между нами ничего не было, но я НЕ МОГУ её оставить просто так. — Ты многих оставил просто так, Джон – сказала Уивер и протянула руку с каким-то листком. — Что это? – спросил Джон, глядя на обрывок бумаги в руке Уивер. — Заметка в какой-то газете или журнале, ты читай-читай – ответила Уивер. Но Джон уже выцепил взглядом отдельные слова и буквально прикипел к тексту: *** (01-июня-2012 г.) Точка в борьбе с прогрессом. Завтра смертельная инъекция должна прервать земной путь Сары Джаннет Коннор. Это будет не только первая в истории Калифорнии смертная казнь после отмены моратория, но и ещё исполненная с беспрецедентной быстротой после вынесения приговора способом, ранее признанным неконституционным в силу своей негуманности, но вновь изобретенный препарат и механизмы инъекции позволяют её считать наиболее безболезненным видом казни в истории. Так говорят эксперты. Вынесение приговора её соучастнику, бывшему агенту ФБР, когда-то вёвшему её дело, было отложено в очередной раз. Тем не менее, и беспрецедентная поспешность как в вынесении приговора, в сокращении обычных процедур ожидания исполнения, так и в засекречивании федеральным правительством до 2041 года большей части материалов следствия, вызывают бурю возмущения среди населения. В то время как мало кто, кроме некоторых религиозных кругов склонен оправдывать цели Сары Коннор, очень многие, тем не менее, возмущены поспешностью, неясными вопросами и секретностью. Однако, отчасти подобная скорость объясняется отказом самой Сары от услуг адвоката. Напомним читателям, что Сара Коннор, неоднократно бежавшая от полиции, последний и видимо окончательный раз была схвачена ровно три года назад при отходе с места взрыва 3-й на её счёту научной лаборатории, принадлежащей корпорации Калиба Групп, где проводились разработки по заказу департамента обороны. В историю развития информационных технологий вписано немало имён от ученых до менеджеров, но среди них совершенно особое место по праву уже заняла Сара Коннор, 1965 года рождения, когда-то скромная и никому не известная официантка, ныне опаснейшая из террористок. Без сомнения мы жили бы сейчас в другом мире, мире с куда более совершёнными компьютерными системами, помогавшими нам во всех сферах нашей нелёгкой жизни, а принятие их на вооружение позволило бы значительно сократить расходы налогоплательщиков, если бы не уникальная деструктивная деятельность бывшей официантки. Опишем, вкратце, совершенно невероятную историю преступлений, связанных с Сарой. Впервые Сара Коннор была арестована в августе 1992 года при подготовке к взрыву одной компьютерной фирмы, разрабатывавшей новые методы вычислений. Её объяснения своих мотивов, а также своеобразный образ жизни, который вела не только она, но и её малолетний сын, привели к заключению в Пескадеро, психиатрическую лечебницу штата Калифорния для особо опасных преступников. Она утверждала, что в будущем компьютерная система объявит войну человечеству, а её сын сыграет роль руководителя сопротивления. Поэтому она сразу после рождения сына от неустановленного отца, которого сама Сара считает солдатом из будущего, присланного в прошлое для её защиты, интенсивно училась сама и учила сына террористическому делу среди самых отъявленных подонков, состоя в ряде банд в Мексике и Колумбии. При не вполне выясненных обстоятельствах, в 1995 году она сбегает из Пескадеро и с помощью нескольких сообщников, включая своего сына, которому тогда было всего 10 лет, убивает ведущего разработчика уникальных чипов нового поколения Майлза Дайсона и взрывает здание Сайбердайн Системз, где он работал. В 1999 году Сара вместе с сыном и его школьной подругой переезжают из штата Нью-Мексико в Лос-Анджелес и немедленно совершают налёт на банк, закончившийся грандиозным взрывом в хранилище, полностью разрушившим здание. В то время её розыск был прекращён, поскольку хотя их тел и не нашли, но взрыв был такой силы, что все сочли, что налётчики погибли при взрыве. Аналогичные по уровню техники как в Сайбердайн, разработки вновь появились лишь 12 лет спустя. Но как злой рок, оказавшаяся живой Сара, стерегла прогресс. В следующий раз она в конце 2008 года вместе со своим уже взрослым сыном, тоже к тому времени пошедшим по стопам мамы, взорвала частную лабораторию, аффилированную с Калиба Групп. Погибло более 20 человек. Особый цинизм этой акции придало, то что Сара Коннор и её подельники не постеснялись и присутствовали на массовых похоронах своих жертв, выискивая случайно уцелевших. Идейная террористка, боровшаяся против прогресса, как оказалось, не брезговала убийством случайных свидетелей и личной местью. Она вместе со своим сыном убила не только жену своего бывшего любовника Чарли Диксона, но в конце-концов, разыскала и расправилась и с ним самим. На суде из-за недостатка улик с неё было снято обвинение в убийстве несчастной сироты Райли Доусон, однако это обвинение будет предъявлено Джону Коннору в случае его поимки. Вскоре, в феврале 2009 года Сара, опять вместе с сыном, убив нескольких полицейских и детскую учительницу, похищает 7-летнюю Саванну – дочь Кэтрин Уивер, главы высокотехнологичной корпорации ЗейраКорп, но полиция Лос-Анджелеса под руководством детектива Крайтона проводит быструю и успешную операцию по вызволению дочери, в ходе которой арестовывает Сару. Тем не менее, буквально через несколько дней в ходе массового побега заключенных, Саре вновь удаётся уйти на свободу. С беспрецедентной наглостью, даже не отдохнув после заключения, буквально в день побега, Сара с сообщниками, включая своего сына, нападает на главное здание Зейра Корп. Убивает охранника, погибает и сама Кэтрин Уивер в результате взрыва в её офисе. По словам мистера Мёрча, руководителя проекта Вавилон, целью налёта Сары, без сомнения, являлись разработки уникального искусственного интеллекта, который она полностью уничтожила. Мёрч утверждает, что им удалось добиться феноменальных результатов в создании настоящего компьютерного интеллекта фантастического совершенства. Как выяснилось позже, зловещую роль и в похищении дочери и в последующем налёте сыграл Джеймс Эллисон, бывший агент ФБР, которого мисс Уивер имела несчастье нанять в качестве главы своей службы безопасности. Трудно сказать, как Сара Коннор, чьё дело Эллисон вёл после её побега из Пескадеро и до её мнимой гибели в банке, заставила его стать соучастником своих злодеяний. Одна из версий предполагает, что Эллисон всегда был на её стороне и помог ей скрыться из банка в 1999 году. Но так или иначе эти подробности засекречены и мы можем только гадать. Однако на этом Сара не успокоилась и продолжила преследовать Калибу Групп, устроив за их разработками настоящую охоту по всей стране. В апреле того же года грандиозный взрыв уносит жизни 5-ти человек и полностью уничтожает цех по производству экспериментальных беспилотных летательных аппаратов. Поскольку производство осуществлялось по заказу департамента обороны, действия Сары Коннор стали квалифицироваться как угроза национальной безопасности и для её поимки была сформирована специальная группа правительственных агентов. Тем не менее, ей удалось подготовить и осуществить в Ланкастере 1 июня взрыв ещё одной лаборатории, выполнявшей научные исследования в области искусственного интеллекта и снова по заказу департамента обороны. Но это стало её последним везением, по дороге от Ланкастера к Палмдейлу её машина была зажата в коробочку полицией, чьи действия координировались агентами и в 2.30 пополудни самая опасная преступница наконец-то попала в руки правосудия. В истории Сары Коннор осталось много очень загадочных деталей, но в силу приоритета национальной безопасности, под который попадает почти все, что удостоилось интереса Сары, публика ещё не скоро сможет их узнать. В этой связи, движение за гражданские свободы даже утверждает, что приговор по делу Сары Коннор нарушает конституционные права граждан. В частности очень было бы интересно узнать, на каком основании оказался отменён диагноз, поставленный в Пескадеро и Сара признана вменяемой? Ряд обвинений в адрес Сары эти люди полагают вообще недоказанными, и задают неудобные для полиции вопросы, например, почему Тарисса Дайсон в интервью журналистам утверждала, что её муж не был убит Сарой, куда делся её сын Дени в конце 2008 года? Куда в конце-концов уехала сама Тарисса и почему завеса секретности лежит буквально на всём, связанном с Сарой Коннор, начиная с так и не раскрытого “убийства по телефонной книге” в 1984 году, которое и изменило жизнь Сары, когда какой-то маньяк вздумал перебить всех Сар Коннор в Лос-Анджелесе прямо в порядке их перечисления в телефонной книге. Судья Уильям, прокомментировал подобные вопросы так, что они достаточно разъяснены на суде и вина Сары признана судом присяжных, но подробности скрыты специальным решением правительства в соответствии с Патриотическим Актом. *** Губы Джона плотно сомкнулись. Лицо стало очень злым. Машинально он перевернул листок, но на обратной стороне ничего не было кроме рекламы. — Это скайнет осудил маму! – воскликнул он и кулаки сжались. — Трусливые продавшиеся ублюдки, они всё засекретили, но они сами знали, знали, всё знали уроды. Негодяи, они целый год были живы только благодаря маме, – и Джон выдохнул воздух. — Что было 2 июня? – спросил Джон. — Я знаю, не больше твоего, но так или иначе здесь прошло уже 15 лет, – ответила Уивер. — Мы должны вернуться обратно и раньше, чем 2 июня 2012 года! – твёрдо сказал Джон. — Посмотрим, что можно сделать, машины времени не валяются на каждом углу, но нам здесь тоже не нравится, нам кажется, что отсутствие Джона Коннора в течение 18 лет привело не к лучшим последствиям – сказала Уивер. — Нам? — Мне и Джону Генри, моему мальчику, – чуть-чуть улыбнулась Уивер. Джон словно очнулся от шока, вызванного статьёй и всеми событиями последних дней и вспомнил зачем он вообще пришёл в это время. — Что с Кэмерон? Где её чип? – спросил он. — На её чип Джон Генри переписал свою программу с моих серверов, таким образом обретя мобильность и способность передвигаться. — ответила Уивер. — Что-о-о-о? —Эээ, – Джон уставился на Уивер с немым вопросом в глазах. В ответ мисс Уивер залезла правой рукой себе за спину, а потом протянула её Джону. В открытой ладони лежал хорошо знакомый Джону чип. — Бери, это чип Кэмерон. Джону Генри он больше не нужен, он нашёл здесь новый чип. Там теперь только сознание Кэмерон. Мы с Джоном не можем его таскать с собой, мне он вообще надоел, потому что сильно мешает при метаморфозах и у нас свои задачи, к тому же добраться до машины времени не просто, здесь её ещё не создали и только работают над изготовлением. Имеется всего один рабочий прототип. Джон ухватил чип и крепко, но осторожно взял его, словно боясь потерять. Пульс Джона заметно подскочил. До лагеря повстанцев, управлявшегося Кайлом, Джон, ведомый Уивер, дошёл через несколько часов весьма усталым. Хотелось есть. — Я часто буду рядом и если очень понадоблюсь, ты можешь просто выйти на поверхность громко крикнуть и позвать меня – сказала Уивер. — Тебя могут засечь с такого близкого расстояния. — Не беспокойся, у меня есть свои методы. Я не собираюсь дежурить около лагеря, но сумею узнать, что ты меня позвал. Джон долго раздумывал, но наконец предложил ей чип Кэмерон. — После такого возвращения, меня могут обыскать и отобрать чип. — Тогда спрячь его здесь среди развалин. Мне он может помешать. *** Злой и не выспавшийся Дерек в очередной раз ставил задачи патрулям на день. Сто раз. Тысячу раз одно и тоже! Но полагается лично скомандовать: Джим иди сюда, Том сюда, а ты следи там. Людей не хватало и присутствие в лагере самого Беделла и людей, пришедших с ним, спокойствия не доставляли. “Джон Коннор, мммать бы его, засранца. Да кто он такой, этот мальчишка” если Беделл лично прибыл ночью и не теряя ни минуты устроил всем форменный допрос с пристрастием? Выяснили всё и про всех, но про Коннора в особенности много спрашивали. Одному бойцу удалось тогда убежать из ловушки в которую они попали и он сумел поведать кошмарные подробности нападения на отряд Сиверса. Слишком хорошо всё было подстроено жестянками, чтобы не возникала мысль о предательстве. Но кто? И было ли всё-таки предательство? Они с Кайлом не представляли себе кого-либо из своих солдат и офицеров, в тайне служащими машинам. Но случаи, когда скайнет имел предателей среди людей были не единичными. У Дерека с Кайлом был после допроса уцелевшего солдата очень тяжёлый разговор. Обсуждали и само происшествие и Джона Коннора. В пользу Джона говорило то, что тот никак не имел возможности связаться со скайнетом и сдать всю группу. С Куртом Майером, все было хуже, потому что некому было подтвердить его слова и сам он был человеком Сиверса, пришёл вместе с ним. Что произошло с Джоном осталось неизвестно, Курт ничего не мог о нём сказать. Подозрения у Дерека стал вызывать и Рон Перкинс. Он так часто и яростно орал, что мол всегда знал, что Джон – редкая сволочь, змея которую они пригрели у себя, что невольно не давал о себе забыть и Дерек вспомнил, что ещё перед отправлением группы Сиверса, именно Рон Перкинс был в составе патруля, которому поручили проверить безопасность окрестностей. “Возможно ли, что этот человек своей показной ненавистью к серым пытается маскировать своё собственное предательство?” Ответить Дереку было некому. С Кайлом тогда поговорить не вышло, а потом заявился сам Беделл и завертелось. *** Тройка патрульных пристально осматривали свой сектор в развалинах. Их задача была одновремённо и простой и сложной: надо было не пропустить ни одного движения. С этим мог бы справиться и не очень сложный компьютер, непрерывно анализируя кадры и сравнивая их между собой на наличие изменений. Компьютеры хорошо умеют делать такие вещи, даже если они представляю собой обычные жёстко программируемые железки, а не последнее достижение нечеловеческого интеллекта. К несчастью для лени патрульных, основная работёнка выпала на их собственные мозги и интуицию. Это только казалось неопытному, что унылый, потихоньку заметаемый песочком, пейзаж разрушения истинно неподвижен сам по себе. Такая самонадеянность могла стоить жизни. Всё течёт и всё изменяется даже там, откуда казалось бы ушла жизнь. Раздался шорох – и с вершины скатился камень. Вот мелькнула настороженная усатая мордашка – побежала по своим делам вездесущая крыса. Рассказывают байки про крыс, ухитрившихся жить даже в радиоактивных полях. Непонятно только, что они могут там есть. Офицер, несмотря на тепло, поёжился от своих воспоминаниях. Случившаяся два года назад встреча с организованной крысиной толпой добавила пару седых волос и стойкое отвращение к серым. Он усмехнулся каламбуру. Их спасли только термобарические гранаты. Мысли текли неторопливо: “Мы сейчас жестко конкурируем с крысами за ресурсы. И сами как крысы у того, кто выше нас. Даже наши технологии, например, плазменные винтовки – это разработка скайнета. Что интересно, люди живут ведь и под боком скайнета. Серые. Стоп. Об этом сейчас даже не думай.” Вдруг один из солдат насторожился. — Что там, Норветт? – спросил он подходя к напряжённо вглядывающемуся молодому патрульному. — Похоже кто-то идёт, я видел мелькнула тень. Офицер приложил к лицу армейский бинокль. — Да, проклятье – это Джон Коннор сюда идёт – процедил он. — Или металл? – ответил Тони Норветт. Начальник патруля не ответил. “Вряд ли металл, подумал он.” — Норветт, Феликс, держите его под прицелом, прикройте меня, а я подойду побеседую. Он выскочил вперёд и пригибаясь бесшумно заскользил к Джону, стараясь оставаться в тени. Джон немного расслабился. Уивер его уверяла, что поблизости никаких терминаторов нет и потому он шёл, позволив себе более думать о том, что его ждёт у Кайла, чем о том, что скрывается за очередной грудой камней. Потому неожиданно и нарвался на окрик: — Стой, руки за голову! На него смотрел, нацелив плазменную винтовку, человек. — Стою. Здравствуй Ким. – Джон узнал говорившего. Тот что-то неслышно процедил сквозь зубы. — Не опуская рук, медленно шажками пройди вперёд меня. – скомандовали ему. Джон выполнил приказание. — Теперь медленно и по-прежнему, не опуская рук, иди вперёд. — А если я споткнусь? — Лучше бы тебе не спотыкаться. Уже на входе в бункер к нему выпустили здорового пса непонятной породы с чёрной шерстью. Тот без звука подбежал к Джону, немного понюхал его и так же не издав ни звука убежал обратно. Винтовки опустились, люди немного вздохнули с облегчением. — Оружие есть? – спросил Ким. — Пистолет в кармане разгрузки. Подошёл белобрысый крепыш невысокого роста, которого Джон ранее не видел, осторожно вытащил глок и сноровисто всего обхлопал. — Чист. – коротко бросил он. Затем мальчика повели какими-то коридорами куда-то, куда он ранее никогда не заходил. Хотя разница была невелика. И там и там – грязный бетонный пол, голый бетонный потолок, серые бетонные стены, какие-то провода, змеящиеся по стенам, отдельные лампы. Даже если в каких-то местах много лет назад бетон и был чем-то закрыт, хотя бы линолеумом на полу, от него уже давно ничего не осталось. Как-то Джон спросил Аллисон почему бы хотя б не много не украсить помещения, чтобы не так давили на душу своей серостью. Но та поглядела на него как на малоумного: — Ты как будто с Луны свалился? – Все твои украшения до первого боя и первого же выстрела из плазменной винтовки, которая их просто подожжёт. Никогда не видел как это бывает? Джон смутился. — Кроме того, нам и некогда отвлекаться на ерунду. Это боевой, а не гражданский тыловой лагерь. “Аллисон” – у Джона захолодило в груди. Только бы ему поверили. Он стиснул зубы. Её надо спасти, Уивер сказала ему, где она. Джона Ким привел к какой-то обшарпанной железной двери с дырочками, размером с десятицентовую монету вверху, раскрыл её и довольно невежливо пихнул внутрь, затем запер на ключ, не предложив ни еды, ни питья и не обращая внимания на крики, что ему нужно немедленно поговорить с Кайлом или Дереком. “А говорили, что нет карцера” – подумал Джон. Комнатушка, которую прикрывала дверь была едва достаточной длины, чтобы прилечь на пол после того как сошло возбуждение. На полу валялись какие-то куски чего-то вроде фанеры, которые Джон подложил под себя и несмотря на то, что не было ничего мягче одежды, надетой на нём и сильное чувство голода, он мгновенно провалился в крепкий сон, хотя намеревался только немного подремать в ожидании. Сказалась усталость последних дней, да и переход от заброшенного туннеля к людям отнял много сил. *** Кайл сидел за своим столом из ящиков и разглядывал схему укреплений. Что-то прикидывал, записывая расчёты на отдельной бумажке. Его куртка висела рядом на полудюймовой толщины металлическом крюке, торчащем из стены сзади него. Впереди стола чуть колыхался от движения воздуха тканевой полог. Вентиляция работала исправно. Слева стояла лампа и светила на стол, а справа располагался старый обшарпанный телефон. Большого размера в черном эбонитовом корпусе с такой же внушающей почтение трубкой и дисковым номеронабирателем. Вполне может быть, что повстанцы, сражающиеся со скайнетом, позаимствовали его из какого-то разгромленного музея. Именно этот телефон и издал резкий дребезжащий звук. Кайл хмуро глянул на аппарат, отложил карандаш и поднял трубку. — Докладывает начальник смены патрулей Ховард. Патрульными Кима был задержан один человек. – говоривший сделал паузу. Кайл почувствовал легкое раздражение. — Что за человек? — Джон Коннор. — Что?! Беделл в курсе? — Откуда? Тут такое дело, вам Ким не докладывал? Тут уже раздражение Кайла возросло. — Что происходит? Эта ваша обязанность, вы сейчас дежурный смены патрулей! — Так точно, сэр. Я и докладываю. Два часа назад был задержан Джон Коннор, при нём обнаружен 17-ти зарядный пистолет глок с двумя патронами. — Немедленно доставить Коннора сюда! — Так собственно Ким и пошёл к вам. — Где Ким? — Он не у вас? Ему зачем-то надо было к доктору, но вначале он собирался доложиться у вас – тупил Ховард. У Кайла скривилось лицо. Обычно не повышающий голоса, он на этот раз не сдержался и наорал. — Детский сад! Придурки, почему ВЫ сразу не доложили? Повторяю, немедленно Коннора сюда! — Я не знаю, куда его отвёл Ким. — Ну так разыскать немедленно!!! И привести ко мне. Исполнять. — Есть, сэр. Кайл бросил трубку. Чуть потёр затылок, помассировал виски. Настроение было испорчено. “Всё с этим Коннором не так, ” – пробормотал он про себя. Он взял трубку, повернул два раза диск. Простенькая АТС взвода связи обеспечивала автоматический набор номеров пары десятков абонентов, а больше и не нужно было. Трубку взял обычный солдат. — Дерека ко мне срочно! И бросил трубку на рычаг. Через несколько минут раздался топот армейских ботинок, полог раскрылся и Дерек ввалился внутрь. — Что у тебя происходит? – сходу повысив голос, на него насыпался Кайл. — Что? — У тебя бардак, первый лейтенант! Ты в курсе, что нашёлся Коннор? — Где он? — Это я должен у начальника охраны лагеря спрашивать, а не он у меня! Дерек посуровел лицом. — Разберусь! — Вот ты и выяснишь где он. Два часа назад он вышел на группу Кима и тот его куда-то отвёл. Самого Кима тоже никто не видел, но говорят он должен быть у доктора. Развели тут богадельню, дежурный не докладывает, начальник патруля шляется невесть где. На скулах Дерека заходили желваки. — Беделл знает? – спросил Дерек. Кайл поморщился. — Пусть сначала Джона приведут сюда, потом и Беделлу сообщим. — Ему не понравится. — А то я не знаю. Но такой бардак, что мы не знаем, где у нас Джон ему не понравится ещё больше. Иди и приведи его немедленно сюда. *** Сон Джона прервал пинок в бок от которого тот не только проснулся, но и отлетел от двери к задней стенке. Открытие двери он не услышал, настолько крепко спал. Мальчишка открыл глаза. Над Джоном возвышался Рон Перкинс. Несмотря на слабый свет он узнал его. Всё такая же физиономия со всклокоченными волосами. Ненавидящий презрительный взгляд. В руках у Рона была целая плазменная винтовка и её дуло зловеще смотрело прямо в лицо Джону. — Ты пришёл меня убить? – неестественно спокойно спросил Джон. Какой-то огонь сверкнул в глазах Рона после этих слов. Сверкнул и исчез. — Не разговаривать. Иди впереди меня. Чуть что – стреляю. Джон стал подниматься. Рон, не отводя от него винтовки, вышел в коридор и чуть вправо. — Иди влево. Так, конвоируемый Роном, державшимся сзади, Джон, следуя указаниям Рона, дошёл до знакомых мест и затем его привели к комнате Кайла. По дороге на них оглядывались. Кто-то здоровался с Джоном. В адрес Рона даже раздалась парочка упрёков и советов аккуратнее обращаться с винтовкой. Нельзя сказать, чтобы эти советы пришлись Рону по душе, но к Кайлу они добрались без приключений. Из-за полога как раз вышел Дерек с весьма мрачной физиономией. Тут он увидел кого привёл Рон и его глаза слегка расширились. — Господин первый лейтенант, задержанный Джон Коннор доставлен к командиру гарнизона. Дерек недобро посмотрел на Рона. — Кто это тебе приказал? — Ким, сэр. — Где Ким? — У доктора. — Откуда знаешь? — Я там был вместе с ним. — Ладно, благодарю, свободен, если что тебя вызовут. Рон повернулся и пошёл прочь. — А ты, парень, иди сюда. У нас к тебе много вопросов накопилось. Глава 6. Разговоры и дело. Мартин Беделл, стройный, невысокого роста мужчина около 40 лет, посмотрел в огрызок зеркала, висевший на стене и машинально пригладил свои светлые волосы. Уставившейся на него из зеркала щетинистой физиономии вождя сопротивления он сам меньше 45-ти, а то и 50-ти не дал бы никак. Что поделать, условия жизни и напряжённая работа, постоянный стресс, приближают отнюдь не молодость. А может виной обстановка, которая далека не только от стандартов пятизвёздочных отелей, но пожалуй и для дешёвых ночлежек предвоенной поры голые серые бетонные стены, освещаемые простой 40 ватной лампочкой, показались бы чем-то невозможным. По крайней мере в любой более-менее развитой стране. Мелькнула мысль, что это ему ещё постарались обеспечить комфорт. Везде висели 15 ватные лампочки, да и те светили явно не в полный накал из-за экономии энергии. Мысли были далеки от душерасслабляющих. Творилось что-то непонятное. Сопротивление, медленно, но верно проигрывало скайнету, постепенно сдавая позиции одну за другой. Множились странные происшествия, вроде недавней с группой Сиверса. Вот и сейчас, дела складываются так, что эту фармацевтическую фабрику, несмотря на всю её важность, придётся оставить. Часть оборудования, сырья и полуфабрикатов особо ценных для сопротивления он постарается вывезти, а остальное придётся уничтожить. Людей не хватает, а охрана фабрики стала обходиться слишком дорого во всех смыслах. Мартин осторожно потрогал нож ногтём. Острый. Бриться можно. Потыкал какой-то кисточкой в кусок серого мыла, пытаясь взбить что-то похожее на пену. Увы кремы для бритья, станки, электробритвы, одноразовые и многоразовые лезвия — всё осталось в уже далеком прошлом. В самый ответственный момент, когда он сосредоточившись зажал лезвие между пальцев и аккуратно под строго выверенным углом, балансируя между опасностью остаться плохо выбритым или с порезами, водил им по щеке, раздал звонок музейного экспоната на столе. “Fuck” – прошипел Мартин, отложил нож на полочку рядом с тазиком с тёплой водой и подскочил к столу. — Мартин Беделл слушает. — Докладывает Роберт Канниган. Только что человек, опознанный как Джон Коннор, зашёл в кабинет начальника лагеря и охраны фабрики Кайла Риза. Там же присутствует его брат Дерек Риз. Продолжать наблюдение? — Да. “Мне надо добриться, а пять минут ничего не решат.” – но этого Беделл не сказал. — Он сам пришёл? – спросил Мартин. — Нет, сэр. Его фактически конвоировал сержант Рон Перкинс. — Тот самый? — Да. — Ладно, я сейчас этим займусь. Отбой. Беделл положил трубку и вернулся к зеркалу. Время выбрить вторую щёку ещё было. *** Джон в третий раз в этом времени и месте переступил полог кабинетного помещения Кайла Риза. Следом за ним зашёл Дерек. Поправил занавесь и остался стоять сзади и чуть слева. Кайл с интересом уставился в глаза Коннору. — А ты весь как-то осунулся. Голоден? — Да. — Садись и начинай рассказывай свои приключения, еда будет, но попозже. Джон оглянулся и заметил у правой стены какой-то старый с облупившимся лаком и протертым сиденьем, некогда зелёного цвета, деревянный стул. Подошёл, взял его, поставил посередине комнаты, недалеко от стола Кайла и сел. Стул слегка шатался, но всё-таки казался достаточно прочным, чтобы не полететь на пол. — Мы шли уже три часа, когда вспыхнул свет. – начал Джон. — Что с Аллисон? – перебил его Кайл. Джон сглотнул комок, потёр коленку и бок. Ныли рёбра после удара Рона. “Надоело. Всё расскажу и будь что будет. ” “Ошалел? Хочешь всё провалить? Как они поведут себя?” “Но Аллисон...” “Вернусь в прошлое и этого мира всё равно не станет.” “Это бесчестно.” Кайл спокойно смотрел на его терзания. — Что с Аллисон? – повторил он. Вопрос Кайла сбил с толку Джона. Он хотел рассказать обо всём постепенно. — Её захватил скайнет и держит на своём заводе километрах в 200 к северо-западу. “Эх, надо было не ляпать так сразу, меня сейчас будут в серые записывать.” Лицо Кайла посуровело. Чётче очертились скулы. — Ты всё-таки, серый, мы в тебе жестоко ошиблись с горечью сказал он. Джон вспыхнул. — Я не серый!!! Я никого не предавал! — Это мы уже слышали, – буркнул сзади Дерек. — Рассказывай. Всё рассказывай! – сказал Кайл. — Я начал, Крейг Сиверс приказал бежать влево... — Стоп. Ты похоже не понял, что значит всё. О том как проходило нападение мы уже примерно знаем. Меня интересует кто ты на самом деле такой, зачем сюда проник и как поддерживал связь со своими дружками. — Я не серый. — Ты кого тут за дураков держишь? Ты сам сказал, что она заводе скайнет. — Но послушайте, я расскажу. — И учти, постарайся не врать, моё терпение тоже не безгранично, а допрос может быть продолжен в несколько менее комфортных условиях. “А будь, что будет. Расскажу действительно всё, а то меня, чего доброго, собственные, хм, отец и дядя прикончат.” В этот момент резко зазвонил телефон. Джон посмотрел на него. — Кайл Риз слушает. — Да. Кайл поднял взгляд на Джона. — Да. — Так точно, сэр. И Кайл положил трубку. Взгляд его стал тяжёлым. Глядя на Дерека он произнёс: — Звонил Беделл. Пойдёшь, отведёшь Джона Коннора к нему. — Беделл?! – изумлённо и радостно воскликнул Джон. — Твою же мать, – увидев его радость, воскликнул Кайл. — Дерек, тщательно обыщи его. — Вы не понимаете! Аллисон надо спасти! – непоследовательно ответил Джон. — Заткнись! – раздраженно бросил Кайл, а Дерек тем временем начал тщательно ощупывать Джона. — Где пистолет? – спросил он. — Какой? — Который он по своей глупости тебе дал. – ответил вместо Дерека Кайл. — Отдал Киму при входе. — Он чист, – сказал через некоторое время Дерек. — Идите. Когда за ними закрылся полог, Кайл словно мгновенно состарился. “Аллисон.” – беззвучно прошептал он и закрыл лицо руками. Но через несколько секунд отнял руки. Достал карту и расстелил её на столе. “Двести км. к северо-западу. Лес. Был.” – шевелил губами он. — Учти, если ты что-то задумал... – начал Дерек. Но настроение у Джона впервые было приподнятое. Даже чувство голода его не портило. — Верь мне. – весело ответил он, обернувшись. Дерек с изумлением посмотрел на него, хотел что-то сказать, но промолчал. *** Когда Дерек с Джоном зашли к Беделлу тот поднялся им навстречу из-за стола. — Генерал Беделл, первый лейтенант Риз по приказу капитана Риза доставил к вам Джона Коннора! – отдав честь, доложил Дерек. Джон впился взглядом в своего давнего знакомого, заново узнавая того. Да, это должно быть тот самый Мартин Беделл, с облегчением подумал Джон. В свою очередь с не менее жадным любопытством его разглядывал с лёгкой полуулыбкой Мартин. Повисла тишина. Дерек покосился на таз с водой. Беделл почувствовал движение и с чуть ли не подобным интересом посмотрел на Дерека, словно увидел того впервые. Обычно хорошо уверенный в себе командир, Дерек почувствовал себя неловко. Что-то происходило необычное. — Дерек Риз, будьте добры, подождите в коридоре. Повернувшись Дерек вышел из помещения. Выглядел он так будто ничего более странного до сих пор не видел. А Мартин Беделл и Джон Коннор продолжили разглядывать друг-друга. — Я очень давно тебя не видел, но ты не изменился, – сделал вывод Беделл. — Ты, наоборот, никак не скажешь, что не изменился. Где теперь тот кадет-капитан? — Давно нет кадета капитана. Теперь его зовут генералом Беделл. Или гм, вождём сопротивления, – чему-то усмехнулся он. — Я даже не рядовой, не успели мне присвоить звания. — Вид у тебя заморённый “даже не рядовой.” — Я не ел почти что трое суток. Двое, если считать едой какую-то плитку невесть чего, которую мне выдали для похода. И почти столько же толком не спал. Мартин Беделл взял трубку музейного телефона и распорядился о доставке обеда к нему. — Сейчас принесут. — Шикарно живешь, – кивнул Джон на аппарат. — Настоящий антиквариат что у тебя, что у Кайла Риза. Беделл усмехнулся. — Взяли на сохранение. Здесь целее будет... До поры до времени. — Кстати, Джон, не припомнишь как звали того парня, ну ты с ним ещё армрестлингом всё время соревновался, никак не могли выяснить кто из вас сильнее? Лицо Джона приобрело удивлённое выражение на несколько секунд. Вдруг оно прояснилось. — Помню. Пайл. Только мы с ним никогда не занимались армрестлингом и вообще я его видел всего пару раз. Это он так воспринял мои слова про спорт. — Спорт? — Мнемоническое правило для приведения в чувство винтовки с немного заклинившим затвором. Беделл удовлетворённо кивал. — А как твоя Алисия, Мартин? Лицо у него помрачнело. — Так и не сложилось у нас... Потом я был с Дженни. Давай не будем об этом. — Проверяешь, сукин сын? — беззлобно спросил Мартин. — Как и ты меня. Всё верно. – ответил Джон. — Я сюда перенёсся сквозь время – выпалил он. — Прямо из 2009 года. — Я догадался в отношении тебя до чего-то в этом роде. — Рассказывай. — А что тут рассказывать? В подвале корпорации Зейра Корп была машина времени на которой я от великого ума перенесся сюда из 2009 года прямиком в 2027. И первое что сделал – это присвоил себе куртку Кайла Риза, который был или будет, но не стал, тьфу я с этими временными переходами уже ничего не понимаю, моим отцом. — Отцом?! — Он был послан в 1984 год защитить Сару Коннор от Терминатора, присланного скайнет. Они были вместе один день и он погиб её, защищая от атаки T-800, но в результате появился на свет я. Мама о нём нередко вспоминает. А я его не знаю. — Не знал, – поправился Джон. Глаза у Беделла полезли на лоб. — Но тут что-то не сходится. Зачем скайнету было посылать жестянок, убить твою мать и потом тебя. Тогда в академии ведь три восьмёрки определил тебя как главную цель? — Хочешь сказать, кто я такой, чтобы за мной гонялись киборги сквозь время? — Я – главная цель скайнета. Был. На лице Беделла отражалась работа мысли. — Но ты перескочил сюда сквозь время? “Беделл очень умён, вряд ли мне удастся избежать неприятных вопросов” – подумал Джон. — Вот именно. И история пошла другим путём. Каждое перемещение сквозь время необратимо меняет ход всех событий. Беделл ждал продолжения. “— Так мне однажды сказала одна... “- Джон чуть запнулся и продолжил ” -Девушка.” Она пришла из будущего в моё прошлое для моей защиты. — Кем ты должен был стать? Джон криво усмехнулся. — Я должен был быть на твоём месте. В глазах Мартина Беделла зажглась какая-то искра. — Значит судьбу можно изменить? “Нет судьбы, кроме творимой нами.” – это лозунг моей мамы. Внезапно генерал начал рассказ. ” Это произошло в декабре 2012 года перед самым рождеством. Никто ничего не понял как внезапно наступил конец света. И ядерный огонь спалил большинство городов. Сначала все думали, что это было нападение русских, хотя на что они могли бы рассчитывать? Но за несколько минут до взрывов некоторые радиостанции передали, а также на ряде сайтов в интернете появилась информация, что единая стратегическая компьютерная система США взбесилась и подала команду на запуск ракет. Мало того, она же парализовала систему противоракетной обороны. Потом рассказали те, кто выжил. Древнее майянское пророчество свершилось.” — Какое ещё пророчество?, – насторожился Джон. — По календарю майя, в декабре 2012 как раз заканчивался пяти или семитысячелетний цикл, так называемой эпохи пятого солнца. Говорили, что по преданию, мир должен был сгореть в огне. Джон был потрясён. — Но в моём, – он подчеркнул слово “моём” будущем, – судный день несколько раз переносился. Один раз он должен был наступить ещё 29 августа 1997, потом дата отодвинулась до 21 апреля 2011 года. Теперь дата отодвинулась ещё дальше на полтора года. Полагаю, это всё результат наших действий. Хотя после взрыва Сайбердайн Системз и до весны 1999 года мы думали, что вовсе отменили конец света. — Маяйнское пророчество – чепуха, да и не было никакого пророчества, потому что в декабре 2012 у Майя банально заканчивались разряды для подсчёта лет, но они могли просто начать новый цикл. Это мне однажды рассказал один случайно уцелевший историк. – пояснил Беделл. — Я уже готов был подумать, что кто-то засылался в совсем древнее прошлое. — Так значит в газетах не врали и вы действительно взорвали Сайбердайн Системз и убили Майлза Дайсона? Я не знал чему верить тогда. — Беделл печально покачал головой. — Нет! Мы не убивали Дайсона, он сам согласился нам помочь, но его расстреляли свафтовцы или кто там был. А в руках Дайсон как раз держал взрыватель. Беделл помолчал. — Извини, но я ничем не мог тогда помочь твоей маме. Джон вздохнул. —Суд не даром сделали закрытым. Уже тогда у скайнета была масса слуг. — Признаться, я к тому времени уже почти был готов поверить, что стал жертвой какой-то мистификации и бандитских разборок. Ведь что я видел: только сгоравший в ракетном топливе кусок металла по которому до того стреляли. Всё происходило в темноте. И ваши с Дереком рассказы стали казаться дурной фантастикой. — Но сейчас я взглянул на вас с Дереком. Прямо как тогда выглядите. А что стало с тем Дереком, ведь нынешний явно моложе, чем если бы он дожил? Да и не узнал он тебя, когда ты появился здесь. — Дерек Риз погиб, защищая Саванну Уивер. – мрачно проговорил Джон. В этот момент принесли еду. Всё та же опостылевшая белая каша и серый хлеб. Но Джон был рад и этому. Беделл налил себе кипятка и пил его вприкуску с каким-то куском сахара. — Каша довольно питательная, в ней есть все необходимые витамины и микроэлементы, – между прочим заметил Беделл. Он снова продолжил свои воспоминания. — Тогда никто не знал, что делать, но уровень радиации оказался меньше , чем можно было бы ожидать. В общем, постепенно стала налаживаться жизнь. Мы с кадетами и инструкторами школы взяли под контроль довольно обширные территории. Это и стало ядром будущего сопротивления. Но поначалу и сопротивления не было. Мы ни с кем не воевали. — Постепенно мы восстанавливали разрушенную инфраструктуру. Расчистили несколько дорог между городами. Наладили водопровод, поставили фильтры для воды, делающие её безопасной. Запустили гидроэлектростанцию. Засеяли уцелевшим зерном несколько полей. Как вдруг появились они. Киборги и просто эндоскелеты. Речь Беделла прервалась. Джон молчал и он снова продолжил. — Никто не знал, что это такое и как можно бороться. Их, даже самые первые модели, не брали простые пули. И они казались воплощением всех кошмаров человечества. Карой ему за грехи, как проповедовали серые. — Серые? – встрепенулся Джон. — Серые. Скайнет истребляет людей, но часть зачем-то ему нужна. Особые выродки предатели объясняют это так, что новый хозяин Земли награждает таким образом избранных. Джон ушам своим не верил, ничего подобного он раньше не слышал и во взгляде читался немой вопрос. Мартин усмехнулся. — Спасибо тебе и Дереку. Я очень быстро понял, кто такие киборги и кто такой новый хозяин. Вы же мне и показали как их можно бить. Мы использовали бронебойное оружие, противотанковые мины. Термитные ловушки. Не так быстро как хотелось бы, но мы уверенно теснили скайнет. К нам шли люди. Появилась надежда. Казалось ещё немного и мы сокрушим невесть что о себе возомнившие куски кремния. — По твоему виду этого не скажешь. — Да уж. Поганые жестянки клепаются на заводах скайнет сотнями и тысячами. А людей не хватает. Рождается очень мало, погибает в боях куда больше. Это поначалу было незаметно, но теперь нас переигрывают. И так везде. Чёткой линии фронта в этой самой странной и жестокой войне в истории человечества не существует, но имеются территории людей и территории скайнета. — Уже давно мы не отвоёвываем новых территорий. Людской периметр потихоньку то там, то тут сокращается. В боевых отрядах остаётся всё меньше людей и им приходится уходить вглубь, а отдельные объекты, вроде этой фабрики остаются анклавом, выдающимся за пределы контролируемых площадей. Через некоторое время на их поддержание уже не хватает сил и тогда наступает эвакуация. Человек уходит ещё с одного места. Отдельные успехи погоды, увы, не делают. — Учти, всё это совершенно секретные сведения. Беделл печально улыбнулся. — Люди не должны терять надежды и пока что нам удаётся более-менее успешно скрывать общее состояние дел. Но статистика – вещь неумолимая. Мы сокращаемся, мы теряем силы и постепенно теряем волю. Мы слишком недооценили коварство скайнет и у нас завелись предатели. Мы пытаемся с ними бороться, но случаев подобных случившемуся с тобой становится всё больше. Причём редко удаётся что-то доказать, враг действует весьма умело. — В гибели отряда Сиверса совершенно точно виноват предатель, который сообщил время и маршрут похода заранее. — Откуда ты знаешь? – в глазах Беделла появилась лёгкая настороженность. — Это... Джон замялся, так и не понимая как же всё-таки завести речь о своих киборгах. Заминка Джона не понравилась Беделлу. Он до сих пор с ним разговаривал так откровенно, как ни с кем за очень многие годы и быть может уже жалел о своей откровенности, хотя в принципе, ничего особо секретного не сообщил. — А ты, дружище совсем не прост. Рассказывай-ка всё как есть! — Позволь вопрос. Беделл молчал. — Есть ли киборги, которые служат сопротивлению. Ну там перепрограммированные или со скайнетом чего не поделили? Беделл изумился второй раз за разговор. — Ты что-то неслыханное говоришь. — В 1995 году та же модель киборга, которая пыталась убить меня в 1984 году, прибыла для моей защиты. В 1999 году ещё один киборг, замаскированный под девушку моих лет, тоже прибыл для защиты. В моём будущем перепрограммированные киборги использовались довольно широко, настолько широко, что это даже вызывало неудовольствие у некоторых членов сопротивления. Беделл сделал движение губами, будто готовился присвистнуть. Вместо этого отхлебнул из кружки. — Это могло бы решить проблему недостатка людей, -усмехнулся он. – Хех, у нас специалисты, конечно пробовали ковыряться в чипах пойманных жестянок, даже научились их извлекать почти неповреждёнными, но максимум чего добились полезного – это считывания отдельных фрагментов аудиовизуальной памяти. Ещё опробовали внешнее управление эндоскелетом. Выглядит забавно, стоишь, облепленный датчиками, дёргаешься, а эндоскелет повторяет все движения. Учти это тоже особо секретные данные. — Я спрашивал Дерека. Он говорил, что ничего не слыхал. — Ему и не надо было... слыхать. Об этом мало кто знает. — Ты мне веришь? – спросил Джон. — С трудом, но с тобой уже связано столько чудес, – махнул рукой генерал. — продолжай про предателей. — В общем, я прибыл сюда не один. Со мной был один такой терминатор. – сказал, как в воду прыгнул Джон. Про специфические свойства T-1001 он решил умолчать. — Ты меня удивил в третий раз. Теперь тебя надо или наградить или расстрелять. На пару с Дереком и всеми дежурными, прошляпившими металл. – с мрачной иронией то ли пошутил, то ли нет Беделл. — Продолжай. — Во время боя, следуя указанию Сиверса бежать влево от маршрута, я забежал в какое-то подземелье, скорее всего, метро. За мной гнались эндоскелеты, но меня спас обвал, который их засыпал. И он же меня отрезал от выхода, самостоятельно пробраться дальше я не мог и уже готовился помирать, как меня нашёл мой терминатор и вывел оттуда. Он же меня потом довёл почти до базы и вот я здесь. По дороге он мне рассказал, что малость пошпионил на заводе скайнет и знает, что группа попала в заранее подготовленную засаду. Серых заинтересовало моё появление и им зачем-то нужны были женщины, их интересовала Аллисон. Они даже знали как её зовут и скайнет обещал её доставить. Беделл стиснул зубы. Но промолчал. — Вообще-то сюда я попал совершенно случайно. Запуск машины времени стал для меня неожиданностью. – выкрутился Джон. Вроде и не солгал, но и щекотливой правды не сказал. Про Джона Генри он тоже решил помолчать. Слишком всё было странно, что с ним связано. — Сссерые. Знаю я зачем им нужны женщины. – процедил генерал. — ? — Доходит кое-какая информация. – уклончиво ответил Беделл. — Разве в трудовых лагерях нет женщин? — Значит не хватает. Или они не все годны для них. — Что ты предлагаешь? — Я? — Ну я ведь только занимаю твоё место, — с небольшой иронией на усталом лице сказал генерал. — Эй, Мартин, ты сейчас вождь сопротивления. Тебя все знают, ты тут всё умеешь, а я, я здесь пока никто, да и вообще... Беделл помолчал, оценивающе глядя на Джона и заговорил тихим голосом, почти шёпотом. — Я уже сказал, все мои идеи едва позволили нам продержаться до этого года. Я боюсь сказать, сколько мы ещё просопротивляемся. Два. Три года. Может пять. А может нас сомнут уже через полгода. Заметь, я не говорю, когда мы выиграем и уничтожим скайнет. У Джона засосало под ложечкой. — Всё настолько серьёзно? В этот момент зазвонил телефон. Джон слышал реплики Беделла. — Да. По спецканалу. Код тот же. — Что? — Отчёт мне и быстро. — Что ещё? — Точно его? — Нет. Доставьте сюда. — Да прямо сейчас. Генерал положил трубку. Казалось сгорбился. Взглянул на Джона, кивнул на телефон. — Да, всё настолько серьёзно. А ты новый фактор, твои ээээ.... перепрограммированные терминаторы тоже. — Тогда я предлагаю сделать налёт на завод скайнет. Захватить там серых, которые скажут, кто здесь предатель и разрушить производство киборгов. Освободить Аллисон и других людей. Если с ними ещё ничего не сделали плохого. — Ну ты крут. А на Луну слетать не намереваешься? Мы не освободим столько людей, чтобы оправдать свои потери. Если вообще сумеем взять этот завод, который кстати? — Километрах в 200 на северо-запад. И там производят новых, слышишь, новых киборгов! — В бывшем национальном заповеднике? — Ну вроде да, я там как-то не бывал раньше. — Джон, это исключено, никакого смысла, мы просто пошлём людей на убой. — Я сам готов пойти. — Нет! — Послушай, у меня есть козырь в рукаве о котором скайнет ничего не знает. Мой терминатор. И мы не попрёмся на завод с боем, стягивая все силы скайнет с сектора. Это будет точечная диверсионная операция. Несколько опытных людей и не более, скрытно проникнут на завод и наделают там шороха. Мой терминатор сообщит где и что взорвать и вообще там жестянок не должно быть очень много. Если у всех будут плазменные пушки... — Винтовки, поправил Беделл. Пушки только у скайнета. — Неважно. Мы туда проникнем и надерём задницу братцу. – Джон чуть осёкся. — Я сам пойду, это мой бой и я достаточно тренирован для подобных акций. — Братцу? – приподнял бровь Беделл. — Это так, долго рассказывать, просто в прошлом откуда я пришёл такой жаргон... мой и ещё кое-кого. — План операции ты хочешь построить на скрытом проникновении, благодаря сведениям и поддержке твоего терминатора? — Да. Беделл задумался. Наступило молчание, которое через минуту прервалось. Полог заколыхался и в помещение вошёл солдат. — Генерал Беделл, по вашему приказанию рядовым Крамером пакет доставлен. И вручил ему какую-то коробку. — Спасибо, рядовой Крамер. Можете идти, – произнёс он уже с вниманием, поглощённым содержимым коробки. Солдат развернулся и не обращая внимания на Коннора, вышел из комнаты. Джон огляделся по сторонам. Комнатка в подвале была почти такой же как и у Кайла. Как и стол. Только телефон угнездился на столе не чёрный, а белый с золотой отделкой. На общем убогом фоне выглядело дико экстравагантно. Молчание затягивалось. Беделл читал какой-то листок, кажется вынутый из коробки. Джон пошевелил своим армейским ботинком, зачем-то поскрёб ребром подошвы пол. Еда была съедена и сильно тянуло в сон. — Узнаёшь? Беделл держал в руках какой-то чип терминатора. — Да, это чип терминатора. Тут Джон пригляделся повнимательнее. “Что?! Не может быть.” На лице отразилось смятение. — Вижу узнаёшь. — Видишь Джон, собаки могут не только отличать металл от людей, но и идти по чьему-то следу, – проговорил с кривой ухмылочкой Мартин Беделл, наслаждаясь произведённым эффектом. — Что ещё я не знаю?! – рявкнул он. Джон взял себя в руки и заговорил твёрдым голосом. — Это чип киборга, замаскированного под девушку, который прибыл в 1999 год для моей защиты. В прошлом её тело было сильно попорчено в сражениях и другим киборгом сюда был захвачен этот чип, здесь мы думали найти новое тело. Я его спрятал перед выходом к базе, чтобы избежать лишних вопросов. Мне бы не поверили. Можно взять? — Так вот зачем тебе нужен завод? – с пугающей проницательностью заключил Беделл, продолжая держать чип в своих руках. Джон сглотнул. — Да и для этого тоже. Но всё-таки, самое главное, я хочу освободить людей и найти предателей. — Особенно некую Аллисон Янг хочется освободить? – улыбнулся Беделл. — Не только, твёрдо проговорил Джон. Мне нужно вернуться в своё время, здесь всё пошло не так, сказал он уставившись в глаза Беделла. Тот машинально вертел в руках чип Кэмерон. — Хм, я понимаю почему ты симулировал амнезию. Никто бы тебе не поверил. Ха, Кайл Риз – твой отец, надо же. Который тебя ещё никогда не рожал. — Я сам этой петли времени не очень понимаю. — Значит ему ещё предстоит отправиться в 1984 год и погибнуть там? Джон помолчал. — Мы с Дереком и с... девушкой в прошлом долго размышляли над этим парадоксом. Получается, что необязательно, потому что будущее уже изменилось, а прошлое уже состоялось. Той временной ветви из которой он пришёл в 1984 год более нет и никогда не будет. — Это как непорочное зачатие выходит получается? — Нет, конечно, усмехнулся Джон. Какие-то другие слова надо найти. Голова кругом идёт. — А как же ты родился в самый первый раз? — Спроси что-нибудь полегче, от темпоральных парадоксов можно и с ума сойти. — Значит тебе нужна машина времени? — Да. Беделл с чувством стукнул кулаком по столу. К счастью, чип он держал в другой руке. — Офигеть. Он встал, положил чип на стол и потянулся. Вышел из-за стола и немного прошёлся по комнате, разминая ноги. — Знаешь, чем ты меня, всё-таки, окончательно убедил, что не врёшь? — ? — Этим чипом. – Он кивнул на стол. Взял в руки и отдал Джону. — Держи и не теряй. Джон немного суетливо повертел его в руках, сдул какую-то пылинку и уложил в карман куртки, тщательно застегнув его. — Да, этим чипом. Мой эксперт по терминаторам сделал совершенно однозначный вывод в отчёте, – Беделл достал листок и потряс им,- что подобный чип ему ранее никогда не встречался, что он явно не новый. И что, – Мартин, сделал паузу, – на замеченных видеофрагментах на нём, видны сцены явно из довоенного прошлого. Джон вдруг отчего-то почувствовал, что у него горят уши. “У них не было много времени на разглядывание.” — Я принимаю твоё предложение о налёте на завод! Это такое сумасшествие, широко улыбнулся Беделл. Но если получится, мы нанесём удар, каких давно не было. Ха. Сейчас иди, отдохни пару часов, у меня есть и другие дела, а через два часа жду тебя, Дерека и Кайла у себя. Всё, свободен. — Хотя, погоди. Дерек же ещё здесь. Мартин, откинул полог и подозвал того. Немного тяжело переступая, Дерек Риз зашёл в комнату к Беделлу. Лицо его было спокойное, но чувствовалось некоторое напряжение. — Первый лейтенант Дерек Риз. Объявляю, что с Джона Коннора сняты все подозрения и я ему полностью доверяю. К удивлению Джона, Дерек Риз явно обрадовался. — Спасибо, сэр. Мне мальчик нравился и я рад, что всё-таки не ошибся в нём. — Очень хорошо. Более того, я ему присваиваю звание сержанта и выписываю синий пропуск. Лицо Дерека выразило недоумение, но он ничего не сказал. — Передайте это капитану Ризу. Также через два часа я вас обоих и Джона Коннора жду у себя. Захватите свои тактические карты северо-западных секторов. Свободны. — Идём, сержант Коннор, Дерек подбодрил немного обалдевшего Джона. Глава 7. Бой сержанта Коннора. Скрытно подобраться удалось только до входа. Уже на территории завода, едва их группа втянулась внутрь, везение закончилось. Внезапно оглушающе завыла сирена. Только Джон подумал “Зачем сирена киборгам?” как в наушниках раздался голос Кэтрин Уивер. — Вас заметили, я не успела нейтрализовать всех стражей. Всем вперёд, теперь ваше спасение в скорости! Но Кайл успел прийти к такому же выводу. — Вперёд! махнул он рукой. И поудобнее перехватил на бегу плазменную винтовку. Джон сорвался, со всех ног вперёд, догоняя Кайла. Пустое пространство после входа перед лестницами в конце преодолели за несколько секунд. Вдруг Кайл чуть притормозил и сделал несколько выстрелов из винтовки прямо сквозь стену туда, где проходила лестница. Раздалось характерное громкое полушипение-полутреск плазменного шнура и в стене образовалась дырка размером с кулак. Тут же туда добавил из своей винтовки Дерек. Раздался какой-то грохот, заглушаемый всё ревущей сиреной и с лестницы выкатился эндоскелет с оплавленной дырой в боку. Ещё один выстрел Кайла и из металлического черепа вырвало изрядный кусок в районе чипа. “Вот это класс! Как Кайл догадался, что там терминатор?” – подумал Джон. Но раздумывать и разговаривать было некогда. На этот раз впереди бежал Дерек, его прикрывал Кайл. Сзади бежал, готовый открыть огонь назад Дэн. В мгновение ока они взлетели на следующий этаж. — Вы на втором этаже? – услышал он в наушниках Уивер. — Да. – Бросил ответ Джон. — Во второй слева от прохода комнате трое или четверо Терминаторов. Только что пошёл сигнал на их активацию. Быстрее. – сказала Уивер. Джон изо всех сил рванул по проходу, едва не натыкаясь на какие-то ящики в нём. Дверь была заперта и он не долго думая выпустил в неё очередь из винтовки. И чуть не убил сам себя рикошетом! Пуля в опасной близости взвизгнула около его виска. “Жаль не было времени учиться обращению с плазменной винтовкой. Теперь я оказался вооружен хуже всех.” – подумал он. — Там металл! – крикнул он подбежавшим Дереку и Кайлу, толкая дверь и сразу поливая пулями одну из начавших двигаться металлических фигур. Тут же наперебой зашипели винтовки Дерека и Кайла. Через несколько секунд на полу остались валяться три эндоскелета с расплавленными черепами. — Осторожно, – сейчас будет мощный взрыв – предупредил голос Уивер. Джон дословно повторил её слова. Все присели, приоткрыв рот. И не напрасно. Где-то во внутреннем дворе что-то взорвалось с чудовищной силой, взрывной волной тут же повышибало стёкла (зачем терминаторам стекла, подумал потом Джон) и их приложило как молотом ударом волны сжатого воздуха, швырнув об стенку. В воздух взметнулась пыль. Затрещали стены и сверху посыпался всякий мусор, всё здание завода как будто одновремённо подкинуло ударом снизу и кто-то великий шлёпнул ладонью по стене. Сирена исчезла, но полуоглохшие люди уже почти ничего не слышали. Освещение мигнуло во время взрыва, но как ни странно, частично сохранилось. Коридор сзади них стал тёмным и освещался искрами от короткого замыкания где-то в районе лестницы, по которой они поднялись сюда. Едва слышно, как будто из под земли, прозвучала речь Уивер. — Говори громче! – Крикнул Джон. — Я очень хорошо завалила взрывом склад с готовыми терминаторами. Штук 20 восьмых серий и около 30 более старых моделей. Они оттуда выберутся, но у вас есть целых полчаса до. Сейчас других в здании не должно быть, могут попасться один-два, не больше. — Действуйте. Люди, там же: на третьем ярусе, заперты в бывшей столовой. Слух постепенно возвращался. Они уже бежали по третьему ярусу, снося выстрелами запертые двери перед собой. Их хранила счастливая звезда . За очередной дверью группу людей поджидал эндоскелет, вооружённый плазменной винтовкой. Но людям опять повезло. Видимо программа определения целей дала сбой или неверно расставила приоритеты, а может у винтовки был сбит прицел, но выстрел прошёл мимо, а в следующую секунду сразу два ответных выстрела перевели эндоскелет в категорию металлолома. Даже цветного. Только вот некому и негде было выручать за него деньги. Грохоча ботинками по полу, они вбежали в коридор перед столовой. Дерек присвистнул и было с чего. На полу валялось целых четыре вооруженных T-888, притом один даже был в биоболочке, имитирующей человека. Судя по всему, недавно здесь произошёл нешуточный бой, на стенах остались следы пуль и пропалины от плазменных винтовок. Все терминаторы имели странные колотые повреждения, как будто их прокалывали очень точно в уязвимых местах и тем самым выводили из строя. — Никогда такого не видел. – задумчиво протянул Кайл. — Это твой эээ... друг сделал? – спросил Дерек? — Наверное, он – ответил Джон. — Почему он не вскрыл столовую и не выпустил людей? — У него же задача найти нам транспорт, не было наверное времени на них. Забыл? – ответил Дереку Джон. Кайл помотал головой, ничего не сказал, но весь вид словно говорил “Опять темнишь, Джон.” — Здесь надо аккуратно, – подал голос Дэн, доставая из сумки брикетики со взрывчаткой. — Да, работай, – подтвердил Кайл. Внезапно в наушниках Джона прозвучало. — Осторожней, к вам слева со стороны цеха идут три киборга из лаборатории. — Приближается металл слева со стороны цеха, прокричал Джон для остальных. Ситуация вселяла тревогу. Их безумная авантюра висела на волоске и фактически любая случайность угрожала планам освободить людей. Всё сильнее пахло едким и вонючим дымом, что-то где-то горело после всех взрывов и перестрелок. — Джон, Дерек – бегом, задержите и если сможете уничтожьте металл. Мы с Дэном выведем людей – отдал приказ Кайл. “Как легко: всего двое людей против металла.” – подумал Джон, “Достаточно одной пули и привет. Я уже видел Дерека, великолепного солдата, которому хватило одной обычной пули” – промелькнули его мысли, когда Дерек слегка отодвинув его, рванул вперёд него по коридору. Они выскочили в цех почти ровно посередине длинной стороны на один из верхних пандусов. С него вниз вело несколько крутых металлических лестниц к каким-то установкам. Дерек присел рядом с опорной ногой крана, перемещавшегося на рельсах и расположившегося поперёк всего цеха. На поперечной балке крана тоже на колесах стояла тележка подъёмного механизма, к которому что-то было прикреплено внизу. Джон пробежал чуть далее и присел рядом с другим краном, оба выставили своё оружие и насторожено вглядывались в туманный от постепенно проникавшего через вентиляцию дыма полумрак, освещаемый редкими лампами под потолком. “Уивер перестаралась со взрывом”, подумал Джон. Внезапно Дерек два раза подряд выстрелил из винтовки, сверкнув шнуром плазмы куда-то вниз. — Ты видишь? – заорал он Джон не видел, но ему почудилось какое-то движение и он тоже нажал на спусковой крючок, посылая пулю за пулей в том же направлении. Тут вдруг снизу раздался выстрел, Дерек вскрикнул, винтовка вылетела из его рук и со звоном упала на пол под пандусом. Джон яростно застрочил вниз, откуда ему показался выстрел. Определённо ему везло, потому что внизу что-то взорвалось, больно резанув по ушам ударом взрыва в замкнутом помещении. Спустя несколько секунд стало видно, что на месте взрыва валяется неподвижный киборг, между прочим, в человеческой плоти. По этой причине его останки выглядели жутко, казалось это валяется изломанный человек. Но видимый даже сверху на местах с содранной кожей блеск металла, не оставлял сомнений, что это искусственное неживое создание скайнета. Джон оглянулся на Дерека. Тот был жив, но ранен в левую руку, сочилась кровь. Дерек махнул правой рукой, — Вниз, если хочешь жить! Добей металл! Недолго думая Джон сиганул по ближайшей лестнице и со всех ног побежал к телу киборга. Не напрасно. Тот уже начал шевелиться, когда Джон почти в упор дал очередь прямо в голову в район чипа. Череп смялся, полетели осколки, а киборг снова замер неподвижно, теперь уже навсегда. Дерек показал большой палец, когда Джон обернулся на него. В ответ Джон полушутливо приложил руку к голове и отдал честь. Затем побежал поднять плазменную винтовку Дерека. Внезапно с другой стороны цеха из-за какой-то железной тумбы вышла девушка с хорошо, очень хорошо знакомыми чертами лица, одетая в простую и аккуратную одежду из синих брюк и в синей блузке. Девушка была без оружия. — Аллисон? – Неверяще воскликнул Джон. — С тобой всё в порядке? – спросил он. — Со мной всё в порядке – ответила та ровным голосом, продолжая идти к Джону. Но тот что-то заподозрил. – Стой! – крикнул и наставил автомат. Однако та продолжала молча идти на него. — Что ты ждёшь? Стреляй! Это же не Аллисон, это металл! – зарычал Дерек сверху и заскрежетал чем-то. Стой! – Ещё раз крикнул Джон. Но киборгша в обличье Аллисон продолжала идти на него. На её лице не было никаких эмоций. Карие глаза смотрели равнодушно. Но Джон всё медлил, а когда нажал на крючок произошла осечка. Автомат заклинило. Ничего лучшего Коннор не придумал, чем обречённо побежать стремглав прочь. “Терминаторы не участвуют в спортивных состязаниях, потому что не пройдут допинг-контроль” успел мысленно пошутить Джон даже не надеясь выиграть забег у исправного киборга. Иногда ситуации странным образом повторяются. Вот и сейчас его выручил Дерек, зажав её. Изрыгая проклятия, он включил двигатель крана, двинув его в направлении Джона, затем сам прыгнул на канат к которому был прицеплён какой-то тяжелый металлический куб, то ли трансформатор, то ли ещё что-то. Одновремённо он включил перемещение каната в поперечном к залу направлении. Как он всё проделал с раненой рукой сказать трудно. Но оставляя брызги крови на окружающих предметах и отчаянно вопя, он спас Джона. Жуткой силы удар припечатал киборгшу к какой-то ещё одной установке и тут же канат зацепился за один из узлов механизма к которому оказалась жёстко прижата фальшивая Аллисон. — Доставай свой нож, прохрипел Дерек. Но Джона не надо было учить что делать. Вытащив нож, он вскарабкался на установку и принялся яростно ковыряться в голове киборга. — Не трожь меня, я подруга Кайла – вдруг выдала та. — Мельчает скайнет. Скажи чего-нибудь пооригинальнее – процедил сквозь зубы Джон, не прекращая выворачивать крышку чипа. — Верь мне! Я Аллисон, у меня в голове металлическая пластина. – закричала та. Джон только чуть-чуть ухмыльнулся, продолжая орудовать ножом. — Сейчас мы посмотрим, какая ты Аллисон, – воскликнул он, поддевая крышку процессорного гнезда в металлическом черепе и затем поворачивая сам процессор. Чпок, выскочил он из гнезда и тут же вспыхнул в руках Джона. Пламя опало через секунду, но чип был испорчен безнадёжно. — Его вскрывать надо в специальных условиях без доступа воздуха, – пояснил Дерек. — Откуда знаешь? – спросил Джон. — И к нам приходили инструкции от Беделла. Эх, если бы можно было вытащить информацию с них, сколько всего нового мы могли бы узнать. Но в реальном бою и некогда и невозможно поместить металл в подобное место, да ещё чтобы дал время на подобные манипуляции. Дерек слез и морщась, придерживая раненую руку, почти бегом направился к своей винтовке. — Берегись, вдруг крикнул Джон Дереку. Тем временем он распутал канат и освобождённый груз маятником полетел назад как раз после предупреждения. Тело лже-Аллисон, лишённое чипа, с глухим стуком упало на пол. — Shit. – выругался, отскочив в сторону Дерек, затем нагнулся, поднял свою плазменную винтовку. Двумя руками держать её он не мог, но выкрутился, повесив на ремень поперёк груди. Вид у Дерека стал немного комичный, но зато его палец снова лёг на спусковой крючок. — Сможешь быстро разобраться с автоматом? — Конечно! У меня только практики маловато – пояснил Джон. “Сейчас или никогда.” – мелькнула у него в голове мысль. Дерек расширенными от изумления глазами смотрел, как Джон достаёт откуда-то из кармана куртки под бронежилетом ещё один чип. Похоже исправный! Подул на него, словно сметая пыль. И наконец, сделал нечто совсем невероятное – сам вставил чип. Дерек обалдел. — Джон! Ты что делаешь? – низким, срывающимся голосом крикнул он. Отойди я выстрелю. И Дерек нацелил винтовку на киборга с лицом Аллисон и новым чипом. — Не-е-е-е-т! Отчаянно завопил Джон и заслонил собой киборга, лежащего на полу. — Отойди или я всё равно выстрелю! – рыкнул Дерек. Джон запаниковал, но был готов стоять твёрдо, как вдруг он повнимательнее присмотрелся к винтовке Дерека. — У тебя винтовка сломалась от удара – холодно заметил Джон. — Дерек бросил взгляд на винтовку, впопыхах когда надевал её, он не обратил внимание, но сейчас увидел, что пара инжекторов на стволе были явно погнуты. Попытка выстрелить из такой винтовки могла стать самоубийственной. — Ты всё-таки, иуда, ты обманул Беделла, ты нас заманил в ловушку – горько бросил Дерек. — Нет! Ты ничего не знаешь! – закричал Джон в ответ. Тут лицо Дерека посерело, а Джон услышал шорох сзади. Это прекрасная киборг встала и теперь внимательно смотрела на него. Потом перевела взгляд на Дерека, скользнула взглядом по остальному цеху и снова остановилась на Джоне. — Ты в порядке? – тихо с замиранием сердца спросил он. Она молчала. — Опять глюки. – прошептал Джон, и снова повторил вопрос. — Да, я в порядке. – ответила она. — Кэмерон? Что ты хотела сказать мне? Какая-то тень эмоций мелькнула на её лице. Её выражение стало озабоченным. — Я сожалею, Джон. Но тебе не надо было сюда приходить. — Я не мог. Кэмерон. — Я не мог. — Ты поранился, сказала Кэмерон и слегка провела рукой по его лицу, где на щеке запеклась кровь. — Ерунда, быстро заживёт – ответил Джон. Что здесь происходит? – прервал их разговор Дерек. Кэмерон повернулась к нему. Дерек, хотя и стоял в добром десятке метров от неё, отшатнулся. — Я знаю, кто ты. – сказала она. — А я знаю, кто ты! Ты металл! Что вы сделали с Аллисон? – опять крикнул Дерек. В его голосе прорезались какие-то обертоны паники. — Ты ничего не знаешь. – сама не подозревая, Кэмерон повторила слова Джона. Тут Джон решил, что пора брать инициативу в свои руки. — Дерек, познакомься, это — Кэмерон. — Кэмерон – это Дерек, 1-ый лейтенант, мой командир и друг. С упором на слово друг сказал Джон. — Я с металлом не знакомлюсь! – уже немного тише, но зло, сказал Дерек. Кэмерон повернула голову к Джону. — Он опасен, -сказала она. — Не трожь, он мой друг и мой д... Джон осёкся, — ну ты в курсе. — Зато я не в курсе. — по-прежнему злобно ответил Дерек. — Вот дерьмо, скривился вдруг он боли в потревоженной руке. — Дерек, тебя надо перевязать, – испуганно сказал Джон. — Отойди, я сам, – прошипел Дерек, и в самом деле, как-то изловчился быстро и аккуратно одной рукой закатать рукав и наложить пластырь. — Не в первый раз. – подытожил он. Нельзя в боевых условиях тратить время на лишние разговоры, об этом забыл молодой и не очень опытный Джон, но забывчивость Дерека можно оправдать разве что его раной и его потрясением от Кэмерон и разговоров с ней. Внезапно сзади Дерека возникла фигура ещё одного терминатора T-888. По счастью, без оружия, иначе он успел бы положить всех людей пока они болтали, а не воевали. — Береги-и-и-и-сь! Сзади! – заорал Джон. Дерек отпрыгнул, хотел добежать до Джона, но увидел Кэмерон и запнулся. Он инстинктивно не мог бежать безоружный прямо в руки киборга. Упал. Повезло, не на раненую руку. Джон смотрел расширившимися глазами, лихорадочно дёргая винтовку, пытаясь вытащить перекосившуюся пулю из затвора. Но Кэмерон оказалась быстрее. Моментально подбежав и обогнув Дерека, она успела толкнуть три восьмёрки со всей силы, увеличенной разбегом. Киборг полетел назад и шмякнулся об металлическую лестницу. Настигнув его там, Кэмерон ухватила T-888 и с размаха хотела стукнуть того головой об металлическую лестницу. Безуспешно. Киборг вскинул руки и удара головой не получилось. Наоборот, он сумел притянуть к себе Кэмерон и уже её шваркнуть об ступеньки. Та отрубилась и сползла вниз головой. Киборг нагнулся, намереваясь что-то ещё сделать с Кэмерон, но она успела ожить и схватила того за колени, со всей силой поднимая в воздух и кидая об пол. Кэмерон подскочила к упавшему киборгу, но неудачно, тот вдруг лягнул её ногой и она не удержавшись отлетела назад, опять ударившись о лестницу, хотя и не так сильно. Т-888 уже поднялся, когда Джон наконец-то выбил застрявшую пулю. Очередь из автомата спецпулями повалила противника на пол. — Получай! – крикнул Джон, вколачивая пулю за пулей в череп терминатора, поближе к месту где должен был быть чип. В черепе киборга быстро образовалась дыра из которой посыпались осколки. С очередным терминатором покончено. Джон подошёл к Кэмерон. — Ты в порядке?, – в который раз спросил он её Она чуть резковато мотнула головой сначала в одну сторону, потом в другую, словно прокручивая её. — Не все части идеально подогнаны друг к другу, но я в порядке. Дерек смотрел на Кэмерон как на явственное порождение зла, но кажется готов был, хотя бы на время смириться с её присутствием. — Мы ликвидировали трёх киборгов. Чип использован. – проговорил Джон в микрофон. В ответ раздалось что-то вроде смешка. — Больше там никого нет. — Здесь чисто. – Объявил Джон. — К столовой, – скомандовал Дерек. Но прежде чем взбежать по лестнице, Дерек забрал ещё один автомат у первого терминатора, который его подранил. У того оказалось всего две запасные обоймы, притом из обычных пуль. Не густо, но всё лучше, чем ничего. Кэмерон успела подобрать сломанную плазменную винтовку. — Вот и стреляй из неё. Только подальше от нас – буркнул Дерек. Около столовой Джон торопливо заговорил. — Беделл в курсе, но он ничего не сказал во время разработки плана и потом мне запретил говорить о некоторых особенностях операции и действующих лиц. Дерек бежал, перемещаясь немного смешными движениями, ему всё время хотелось двигаться спиной вперёд или непрерывно оборачиваться, только чтобы не выпускать из виду эту... Кэмерон. — Профессиональная паранойя, пробурчал Дерек. — Я не забыл твой шокирующий вопрос про киборгов. — Твой друг тоже из... этих, сверкнув глазами, спросил Дерек. — Молчишь? — Значит тоже. Вот дерьмо. В какую я компания попал? – риторически спросил Дерек. Двери столовой были аккуратно сбиты взрывчаткой Дена. Столпилось около 15 людей, ещё кто-то выходил из дверей. Даром время не теряли. Кому-то из них Кайл уже раздавал оружие поверженных киборгов. — Аллисон! – вдруг радостно воскликнул Кайл, глядя за спину Джону. — Кайл! – вдруг раздался радостный крик рядом с ним. — Джон, Дерек! Джон увидел Аллисон, выходившую из столовой. Что-то ёкнуло в сердце, но он тоже радостно воскликнул: Аллисон! Кайл завертел головой ничего не понимая. Джон оторвал взгляд от Аллисон и обернулся к Кэмерон. Та поворачивала голову во все стороны без тени эмоций, она сканировала пространство на предмет возможной угрозы. Одновремённо её нечеловечески сильные пальцы разгибали инжекторы на стволе помятой плазменной винтовки. Дерек — “молодец.” Не нашёл ничего лучшего, чем показывая на Кэмерон, громко сказать – это металл. Кайл начал вскидывать винтовку. Джон опять заорал “Нет.” и заслонил Кэмерон. Внезапно та сказала безэмоциональным голосом. Четыре три-восьмых сзади Кайла. Дерек, видимо всё-таки, как-то адаптировался к появлению Кэмерон, потому что, пока все смотрели на неё, сравнивая с Аллисон, на винтовку в руках Кайла и на Джона, загородившего Кэмерон от выстрела, он сразу после слов Кэмерон глянул и начал стрелять внутрь столовой, прямо по зловещим красным глазам. Кайла перекосило. Но в суматохе он всё-равно не мог попасть в Кэмерон без риска перестрелять кучу людей, а эндоскелеты сзади были – вот они. Пули Дерека не повредили эндоскелетам, к тому же он боялся зацепить Кайла и Аллисон, но то ли его стрельба сбила прицел, то ли пули попали по оружию в руках жестянок, но чудовищно грохочущая очередь из крупнокалиберных пуль, предназначавшаяся Кайлу и всем остальным, ударила не по людям, а в потолок. Засвистел страшно опасный рикошет. Кайл всё наблюдал. Время для него чудовищно замедлилось. Все на рефлексах попадали на пол, разворачивая оружие в сторону столовой. Но никто не успевал. Все эндоскелеты держали в руках пулемёты. Все четверо были готовы следующими очередями нашпиговать свинцом людское месиво на полу. Осталась стоять только одна Кэмерон с плазменной винтовкой в руках и напротив неё четыре эндоскелета с тяжёлыми пулемётами. Киборги против киборгов. Плазменная винтовка против крупнокалиберных пулемётов. Видимо эндоскелеты не успели распознать в Кэмерон киборга и слишком занизили степень исходящей угрозы. Это привело к построению неверной тактической схемы боя. Поэтому вместо того, чтобы стрелять всем четверым и стрелять полновесной очередью, по ней выпустил очень короткую очередь из трёх пуль только один эндоскелет. Остальные наводили оружие на людей. Этого было бы более, чем достаточно против миловидной, хрупкой девушки, бывшей прототипом Кэмерон. Но абсолютно недостаточно против металла. Кибернетический мозг Кэмерон, первой увидевшей эндоскелеты, работал очень быстро, просчитывая не только свои действия, но и действия врага. Одновремённо с нажатием спускового крючка пулемёта, пославшего пули в грудь Кэмерон, она тоже нажала на спусковой крючок плазменной винтовки, максимально расфокусировав луч. Зашипевший сноп плазмы ударил в металлическую балку над эндоскелетами. Раздался треск и балка оторвавшись полетела вниз на металл. В тоже время пули попали в грудь Кэмерон и та сильно пошатнулась, ствол винтовки качнулся, но киборгша устояла на ногах. Это событие вызвало резкое повышение её статуса угрозы и смену приоритетов у эндоскелетов. В результате стволы пулемётов, уже опустившиеся для очереди по людям, начали вновь подниматься чтобы ударить по ней. И это была вторая ошибка жестянок. Тут же в этот момент по трём из четырёх киборгов ударила долетевшая до них балка, оторванная плазменным выстрелом. Четвёртого балка не задела и он снова нажал на курок, выпуская по Кэмерон уже полновесную очередь. Но и Кэмерон успела вонзить шипящий шнур плазмы прямо в череп четвёртому. В результате все начали падать. Четвёртый, уничтоженный выстрелом Кэмерон, Кэмерон от попадания новых пяти пуль и остальные три скелета T-888 от удара балкой. Всё это заняло едва секунду. Кайл был в ступоре, он не успевал решить в кого стрелять, а в кого нет и время вдруг снова пошло быстро. Раздался грохот, звон, сверкание и шипение плазменных выстрелов, треск выстрелов винтовки Джона и вдруг Кайл обнаружил, что все четыре эндоскелета мертвы. Три от попаданий плазмы. У одного череп разворочен от пуль винтовки Джона Коннора. Сверху лежала балка. Кайл перевёл взгляд на копию Аллисон. Та уже поднялась и стояла, сжимая в руках плазменную винтовку. На груди и на животе на синей блузке расплывались красные пятна крови. — Она за нас! – заорал Джон. Не стрелять! Он снова заслонил собой металлическую тварь. — Бог знает что творится, это заморочки Беделла, он в курсе — прокомментировал Дерек. — Пока и вправду не стреляй, Кайл, – посоветовал он. — Крыша рушится, – бесстрастным голосом произнесла Кэмерон. Вдруг все услышали над головой зловещее поскрипывание. Посыпалась какая-то серая труха. Видимо несколько взрывов и вырванная балка полностью исчерпали запас прочности здания. — Бего-о-м, все за мной на выход! – закричал Кайл. Люди толпой понеслись обратно по пути, которым пришла к столовой группа Кайла. Едва успели выбежать с третьего яруса, как за спиной ухнуло и в спины толкнуло воздухом, это завалился потолок сзади. “— Летающая платформа скайнета ждёт вас у входа на завод. Рядом лежит связанный серый. Поторопитесь. Сюда идёт подкрепление. Кэмерон должна уметь управлять платформой.” – прошуршал голос в наушниках. — У входа платформа, рядом связан серый. К металлу идёт подкрепление. – озвучил сказанное Джон. “Всё паранойя Беделла, дали бы всем четверым выход на канал связи с Уивер, а то идиотизм – командует Кайл и Дерек, а я им как попугай повторяю сведения. Да и вопросов было бы меньше, правда и я сам не ожидал здесь встретить готовое тело для Кэмерон.” – мелькнула мысль у Джона. — Быстрее шевелитесь, сукины дети, кричал Дерек, подгоняя людей из столовой. Все неслись как ошпаренные. Понимали, что их шансы выбраться стремительно истекают с каждой секундой. Джон потерял из виду Аллисон. Она была где-то в толпе беглецов, но совсем невозможно было затормозить бег и посмотреть повнимательнее. Кто-то споткнулся о связанного “серого”. — Это “серый” – крикнул Джон. — “Сууука,” завизжал кто-то в толпе и набросился на связанного. Кайл с Деном еле оттащили его в сторону. “Серый” предпочитал молчать. — Все наружу – крикнул Кайл. — Все внутрь платформы! – Живее! – орал Кайл. Сам с подбежавшим Дереком потащили связанного негодяя внутрь. Когда забежали, Кайл стал недоумевать. — Где твой друг? Кто поведёт? — Друг пойдёт другим путём. У него ещё есть дела. Поведёт она, – Джон кивнул, на невозмутимо стоявшую за ним Кэмерон. Кайл только разинул рот. И закрыл ничего не сказав. Ситуация была дикой, невозможной. Как был диким и невозможным и весь этот фантастический штурм завода. Невероятная авантюра на которую он согласился только под нажимом Беделла, хотя и сам от отчаяния пытался начать планировать освобождение людей после слов Коннора, что Аллисон на заводе. Как он поразился, увидев, схему безопасного прохода через заражённые участки. Тогда ему Беделл кое о чём намекнул, а Кайл понял так, что кто-то из серых видимо разочаровался в скайнет и готов помочь сопротивлению. Он уцепился за представившийся шанс как за соломинку, хотя знал, что таких случаев до сих пор не было. Как не увенчались успехом попытки заслать к ним шпионов. Серых как-то контролировали. Но теперь, глядя на Кэмерон, (что они сделали с Аллисон?) Кайл заподозрил, что на самом деле всё гораздо сложнее. Не исключено, что вообще имеет место многоходовая провокация со стороны скайнета и если бы не намёк Беделла ничему не удивляться... Впрочем, идиотом Кайл не был и умел быстро принимать даже самые неожиданные решения. Поэтому он посторонился и пропустил Кэмерон к пульту управления, не отрывая взгляда от кровавых дырок в груди, где сквозь лохмотья блузки кое-где сверкнул металл. Время вопросов ещё не наступило. “Любой человек был бы мёртв после выстрела в упор 12 мм. пулями” Одновремённо он посмотрел на настоящую Аллисон. Та круглыми глазами смотрела на свою копию. Раздался шум и транспортный вариант Хантер-Киллера тяжело оторвался от земли, набирая скорость он полетел в сторону лагеря. Дверь почему-то отсутствовала и потоки воздуха врывались внутрь. Скорость в итоге не превышала примерно 120-150 км/час. Быстрее такие аппараты обычно и не летали. Пролетели несколько километров, с отдаления было видно как дымящиеся корпуса завода вдруг словно распухли и брызнули в стороны, окутываясь густым маревом. Через несколько секунд донёсся тяжёлый грохот и вверх взметнулись струи дыма. Завод скайнет перестал существовать. Они никого не потеряли, и только Дерек легко ранен. Через 20 минут группа, подав условный сигнал “я свой,” приземлилась у базы. Безумная авантюра: напасть на завод скайнет всего с четырьмя людьми кажется удалась. Глава 8. Удар в спину. Платформа стояла на щебёнке среди развалин, в полутора сотнях метров от одного из входов на базу Кайла. Оттуда к ним уже шли люди. С запада дул холодный ветер и влетал в отсутствующую дверь платформы. “Сволочь Дерек. ” – подумал Джон, спрыгивая с транспортной платформы. “Не скажи он, что Кэмерон – металл, можно было бы попробовать скрыть этот факт.” Все вышли, последней выпрыгнула Кэмерон, придерживая повешенную на плечо плазменную винтовку и глядя на Джона заботливыми глазами. Все как-то испугано на неё покосились, а пальцы спасённых людей, подобравших оружие поверженных Уивер киборгов, легли на спусковые крючки их плазменных винтовок и автоматов. Как будто не она управляла платформой, а перед этим не спасла их же задницы! Джон прошёл вперёд и оглядываясь, на ещё находящихся далеко, но подходивших солдат, заговорил вместо Кайла: — Внимание! Довожу до сведения всех, что эта операция по распоряжению генерала Беделла имеет статус совершенно секретной, поэтому советую никому не сообщать никаких, подчёркиваю никаких подробностей. Про неё — Джон мотнул головой в сторону Кэмерон — Беделл в курсе. Она безопасна для нас, но о ней никто не должен знать. Так надо для борьбы со скайнет. — Ты что тут раскомандовался?! Ты кто такой? – раздался грозный возглас кого-то из бывших пленных и Джон с изумлением обнаружил, что на него заорал Крейг Сиверс. Тут выступил Кайл. — Спокойно. Это сержант Джон Коннор.
-сказал он, сделав ударение на слове “сержант.” Произведён в сержанты самим Беделлом. — Тихо. – пресёк он вопросы. — Подтверждаю, ребята. Здесь очень много странного и секретного. Приказываю всем молчать. — Капитан, не забыл, что я напрямую тебе не подчинён? – спросил Сиверс. — Вот и поговоришь с Беделлом. — Он здесь? – удивился Сиверс. — Да. Тем временем к ним подошли патрульные. Начались радостные возгласы, обнимание с бывшими пленниками. Джон держался как на иголках. К счастью, Кэмерон стояла сзади Джона и её не сразу заметили. Внимание подошедших в основном привлекла связанная тушка захваченного серого. С радостным гоготом её подхватили и поволокли в лагерь. Рядом вышагивали Дерек и Дэн. Дэн Риттер, единственный друг Джона, не сказал ему ни слова, только странно посмотрел на него. Около Джона остался Кайл, кивнувший Аллисон, чтобы та шла и не ждала его. Солдаты патруля не заметили двух девушек с обликом Аллисон и радостно приветствовали Кэмерон. Та только слегка улыбалась. — Собаки на входе... – начал Джон. Кайл вскинул на него тяжёлый взгляд. — Металла в лагере не будет! — Но. — Я сказал. Я отвечаю за весь лагерь и фабрику. И я сказал. Металла у нас не будет. Всё. — Тогда я тоже останусь здесь. — Вот и прекрасно. Жди здесь. Посторожи платформу. Кайл отошёл от них, что-то буркнул патрульным. Те видимо удивились, слегка покосились на Джона с Кэмерон, но пошли ко входу в лагерь. Так неожиданно Кэмерон и Джон остались вдвоём. Джон повернулся к Кэмерон. Та смотрела ему в глаза. — Джон, прости меня! – воскликнула она. — И ты прости меня, Кэм. Что-то вроде лёгкой улыбки от скрытого удовольствия проскользнуло на лице Кэмерон. — За что? — Я был несправедлив к тебе. Лицо Кэмерон приобрело прежнюю бесстрастность. — Это я была несправедлива к тебе. — Что такое? — Аллисон из Палмдейл. Я создана по её образу и создана имитировать чувства, чтобы ты ко мне был привязан. Джон чуть ли не готовый её поцеловать, отшатнулся. — Ты меня всегда обманывала?! — Да. Джона как обухом по голове ударили. — Ты зачем здесь? – сухо спросил он. — Более приоритетное задание. – тихо и без тени эмоций отвечала Кэмерон. — Чьё? — Твоё. Старшего тебя. — Ты сама сказала, что врёшь мне. — Только, чтобы выполнить задание. Джона трясло. Он чувствовал себя распоследним дураком. Уже не сдерживаясь он заорал в пространство не заботясь, слышат его или нет: — Я идиот идиотов, король идиотов. Так из-за этой металлической куклы я променял своё время на это? Ты хорошо поработала! Ты умудрилась меня вывести из игры. Двадцать лет это не удавалось ни одному творению скайнета. Теперь ты довольна? — Я машина. Я не могу быть счастлива. – тихо и чуть печально сказала она. И такие странные ощущения рождали в его душе звуки речи Кэмерон, заставляя её трепетать. Её голос был похож на голос Аллисон. Да что там похож, почти идентичен, но это едва незаметное почти, в итоге рождало у Джона в душе непонятный отклик. Он старался не думать о нём, но вот сейчас опять. Злость почти схлынула, осталась холодная логика. — Ты мне когда врала, когда говорила, что извиняешься, когда на всех мониторах запустила надпись с извинением для меня или сейчас? – внезапно даже для самого себя спросил Джон. Кэмерон молчала. Только большие карие глаза смотрели с непонятным выражением на него. Вдруг у неё дёрнулись пальцы левой руки. — Эй, это тело пока исправное или пули уже повредили? – чуть насмешливо спросил Джон. Кэмерон по прежнему молчала, только её глаза перебежали на свою руку и снова повернулись к Джону. — Ты важен, ты должен уцелеть. – голос Кэмерон снова слегка изменил свою окраску. — Кому и для чего важен? – оглянись! Мы в 2027 году, я здесь чудом имею звание сержанта и от меня почти ничего не зависит. Здесь управляют совсем другие люди, да и по правде сказать, возможно недолго людям осталось управлять чем-либо. — Моя ошибка. Я не должна была извиняться. Прости меня Джон. – непоследовательно ответила она. Джон смотрел и смотрел на неё. Взгляд скользнул на грудь и снова зацепился за окровавленные дырки на голубой блузке, сквозь некоторые из них что-то поблёскивало. Металл. — Ты ведьма, вдруг сказал он. В средние века тебя могли бы сжечь, если бы ты сгорела, конечно, закашлявшись со смешком сказал Джон. — Я не ведьма, я просто запрограммированная машина. – тихо ответила она. — Значит ты не хотела, чтобы я перемещался за тобой? Она кивнула. — А зачем тогда извинялась? – вновь спросил Джон. Удивительно, но этот вопрос вводил её в ступор. — Я благодарна тебе Джон. Что ты не сжёг меня тогда. — Какое дело машине до благодарности? — Ты позволил мне выполнить задание. Наконец Джон снова взорвался. — Ты изолгалась металлическая, – чуть не сказал сучка. – ты понятия не имела ни о каком Джоне Генри пока этот козёл Эллисон не спросил, присоединишься ли ты к нам? — Что он такого сказал? К кому, к нам? Кэмерон молчала. Молчание заводило Джона. — Как может нечто запрограммированное с каким-то заданием решить куда-то присоединиться? – Знаю опять не ответишь. Но она ответила. Потупив взор и несмотря более на Джона. — Я была благодарна тебе. За всё. Но помни, что я машина. И опять звуки её голоса привели мальчишку в трепет. — Господи, воскликнул он, – не знал бы я точно, что ты машина, решил бы что ты обиделась на меня. Она всё молчала. — Ты зачем повторяешь, что не можешь быть счастлива. Не можешь, потому что машина или потому что машина, не можешь быть счастлива? Кэмерон не шелохнулась, стоя неподвижно как не умеют стоять живые люди, истинно как машина. Внезапно Джон притянул её к себе, она не сопротивлялась, приподнял её голову и поцеловал прямо в губы. Тело в руках Джона дёрнулась, по его правому бедру довольно больно заскребли пальцы руки Кэм и он вдруг ощутил ответный поцелуй с её стороны. Тут же она действительно нечеловеческим усилием мягко, но с неумолимой силой отодвинула его от себя. Карие глаза с беспокойством бегали, осматривая его. Кажется в уголке глаз появилась небольшая слеза. — Ты не можешь любить меня, потому что я машина. – снова тихо и бесстрастно проговорила она. Но Джон уже потерял голову. Если бы она не поцеловала его в ответ, он бы сейчас ушёл, но он несколькими минутами ранее, готовый презирать себя и её, вдруг испытал краткий миг неземного счастья от её поцелуя. — А машина может любить? – спросил он в лоб. — Нет. – быстро ответила она. — Зато я точно знаю, что машина может врать и врать в важных вещах. – Не так ли?, — заговорил Джон, взяв правой рукой чудесную прядь её волос и осторожно перебирая их. — Да. — Вот ты и попалась, врушка. – с нежностью произнёс Джон. В глазах Кэмерон появилась паника, они испугано заметались, словно ощупывая его. — Джон, – громко воскликнула она, её голос потерял безэмоциональность и стал отчаянным, – прости меня, что я дала повод, ты не должен, ты ни в коем случае не должен привязываться к машине. – Я не должна тебя любить. И из глаз брызнули слёзы. Её левая рука опасно затряслась, она её схватила правой, удерживая и вся как-то задёргалась в конвульсиях. Правая нога в коленке стала выпячиваться вперёд и назад. Джон с изумлением отскочил чуть назад, такого поведения он ещё не видел. В этот момент глаза Кэмерон вспыхнули синим светом, слёзы заблестели как невиданные драгоценные камни. Глаза быстро погасли. Конвульсии уменьшались. — Я не должна. Прости.
-затихающим безнадёжным голосом заговорила она. И замерла неподвижно. С глухим стуком тело упало на щебень. Джон обалдел. — Кэм? – позвал её. — Кэм. – он подскочил к ней — Кэм! – воскликнул, перевернув на спину — Ты слышишь меня? Но она лежала совершенно неподвижно и безучастная ко всему. Джон взял в руки её голову, ожидая перезагрузки. Но время шло, а она оставалась абсолютно неподвижным куском металла. Вдруг ему почудилось, что от её головы несёт чем-то горелым. — Кэмерон! – в ужасе воскликнул Джон и стал лихорадочно искать чем выкрутить чип из головы, благо что её кожа ещё не заросла после боя в цехе. Подходящий нож нашёлся в одном из карманов куртки и мальчик немедленно взялся выворачивать им чип из гнезда, но едва взял его в свои руки, он вскрикнув, чуть не выронил чип на землю, в последний момент перебросив в другую руку и затем начав кидать, как картошку, спёртую из кастрюли с кипящей водой. Многострадальный чип оказался обжигающе горячим, из отверстия в черепе Кэмерон шёл нагретый воздух. Время шло, от лагеря к ним пока никто не двигался. Джон дул на чип, дул внутрь открытого процессорного гнезда. Наконец, ему показалось, что всё остыло и он очень осторожно вставил процессорный модуль обратно в гнездо. Повернул. Две минуты прошло. Кэмерон лежала неподвижно. Джона бросало то в жар, то в холод. Несколько раз он вынимал и вставлял чип в гнездо, но бесполезно. Аккуратно он положил чип к себе в карман, встал смотря на тело Кэмерон. И потерял сознание, упав рядом с ней. **** Джон огляделся. Мастерская была явно неплохо обставлена. Посередине квадратной с традиционно голыми бетонными стенами комнаты, освещаемой двумя лампами из под потолка, бросался в глаза верстак с тисками, рядом стояли технологические полки с набором разнообразных инструментов. К верстаку был прикручен кронштейн с лампой, явно с какого-то разобранного стоматологического кресла. С другого конца впритык к верстаку стоял даже сверлильный станочек. Сзади верстака выглядывали несколько розеток. Солдаты прошли вперёд и поставили прямоугольный зелёный ящик на пол. Вопросительно взглянули на Джона. — Спасибо. Можете идти. — Вот моё хозяйство. Нравится? – спросил Риттер — Да, очень. Спасибо. Слушай, Дэн, извини, что я вот так на твоё поле посягаю. — Что там, располагайся. Всем умеешь пользоваться? “Смотря чем,” – подумал Джон. “Мне только скоро 17 лет, кто бы меня научил?” Джон вздохнул. Всё равно от разговоров не уйти. Да и Дэн был с ним на заводе, вместе сражались. — Дэн, это всё секретно, чем я собираюсь заняться, но секрет в основном мой. Останься пожалуйста, мне наверное, понадобится твоя помощь. Дэн поколебался, но взял ключ и запер дверь изнутри. Затем сделал несколько шагов и присел на скамью рядом с верстаком. Включил вытяжку, раздалось жужжание электромотора, воздух слегка зашевелился, уходя в раструб сверху верстака. — Чтобы потом не забыть. Джон подошёл к ящику. Щёлкнул замком и откинул крышку. Внутри лежало тело Кэмерон. Он попытался её вытащить, но это как-то сразу не получилось, он не мог удобным образом её ухватить. Дэн встал и придержал ящик. Джон уцепился за руку Кэмерон и попытался снова вытащить. — Проще ящик поставить вертикально. – сказал Дэн. — Точно. Вдвоём они вынули тело Кэмерон из ящика и уложили рядом. Пятна крови на синей блузке давно запеклись и побурели. Вся она была какая-то пыльная и измятая. Роскошные волосы спутались, кожа утратила свежесть. Очевидно шасси без процессора не может нормально поддерживать внешнюю биоболочку – подумал Джон. — Слушай, Джон, давно хотел спросить, как это всё понимать? — Что всё? — Ну... этот металл. Я чуть в штаны не наложил, когда понял, что она киборг и у неё в руках плазменная винтовка, а я ничего не мог с этим поделать. Но она сражалась вместе с нами против других железяк. Поверить не могу. — А ты поверь, – невесело хмыкнул Джон. — Это...Оно...Она ещё и разговаривает, я же видел как она с тобой держалась. Вы были вместе как долго и хорошо знакомые. — Дэн. Да мы давно, как ты выразился знакомы, она мне много раз спасала жизнь. – с какой-то тоской сказал Джон. — Но как? Ты же всё-таки не серый, надеюсь? — Не серый, а она не имеет к скайнету никакого отношения. Почти никакого, поправился Джон. По крайней мере, сеть с которой мы воюем её не создавала и о ней ничего не знает. — Как это возможно? А тело, это же, она же как Аллисон? — Знаешь, Дэн, тело её — это очень длинная история, но основное – чип. — Джон, готов поспорить, ты ведь, ты так смотрел на Аллисон, когда появился у нас, что я был готов поверить в любовь с первого взгляда или чего-то в этом роде. Но теперь понимаю, что ты раньше Аллисон никогда не видел, ты видел её. Как это понять? — Так и понять, Дэн. Я действительно, до появления у вас не знал ничего про Аллисон. — Давай отставим эту тему, тут слишком много и слишком долго объяснять надо и даже мне не всё понятно. — Чем будем заниматься? — Попробую её починить. – будничным тоном ответил Джон. — Рискованный ты парень, – покачал головой Дэн. — По мне всех бы их на переплавку, чтобы душа спокойнее была. — Не забывай, Дэн, без неё мы уже были бы, наверное, мертвы. — А без таких как она, я сейчас, он глянул на часы, наверное, сидел бы в каком-нибудь баре или выехали с друзьями на барбекю, – лицо Риттера приобрело мечтательное выражение. — Сейчас ведь вечер пятницы, а мы Бог знает чем занимаемся. Вместо ответа Джон вынул чип и взял воздушный пистолет с шлангом. “Ну точно бормашину ограбили.” — Ты забыл включить компрессор, – сказал Дэн и щёлкнул каким-то выключателем под верстаком. Джон обдул со всех сторон чип струёй воздуха, сдувая любые пылинки. Затем протянул руку, взял бутыль со спиртом и капнул на тряпочку немного жидкости. Тщательно протёр сначала контакты. Высушил воздухом, хотя спирт и так быстро испарялся. Затем протёр весь чип, стараясь отчистить малейшие следы грязи. Дэн с любопытством смотрел на его манипуляции. — Никогда не видел неповреждённый чип. И какой-то он не такой, как у остальных. Никогда не видел ничего подобного. — Я же говорил, что эта сеть её не создавала. — А где же она создана? Джон снова вздохнул. —Дэн, слишком много объяснять придётся. — Дэн заглянул в глаза Джона. — Я твой друг. — Да. — В чём дело, Джон? Это твоя тайна, а не Беделла. — Дэн, ради Бога не обижайся, давай потом объясню, если смогу. Поверь, это не то о чём можно рассказать между делом. Джон положил вычищенный чип на полку. — Давай поставим её тело на верстак. Когда они вдвоём водрузили его на верстак, Джон направил свет лампы в процессорный слот. Намотал тряпочку на проволоку и стал ею протирать контакты внутри. Снова продул. — Тело исправно. – вдруг сказал Риттер. — ? — Неужели ты думаешь, что Беделл просто так отправил тебя ко мне? Мы уже с Робертом Канниганом пытались управлять им. Датчики на тело и оно дёргается как марионетка. Джон изумился. Где это делали? — У Беделла же и делали. Роберт Канниган возит такой комплект с собой, вот мы и опробовали. Ещё Кайл присутствовал. Беделл сказал, что мы должны как-то задействовать возможности их тел и привлёк к сотрудничеству, – Риттер подмигнул Джону. — Тогда какого ты мне мозги полоскал? – разозлился Джон. “Как всё это понимать” – передразнил он. Что её телом управляли извне эти двое или трое, ему вообще показалась кощунственным, но он благоразумно промолчал. — Ну ведь и в самом деле я ранее ничего подобного не видел. – успокаивающе высказался Дэн. — Между прочим, это Кайл упросил отдать её тело тебе. Вместо ответа Джон взял чип и вставил его в гнездо. Повернул. Дэн весь подобрался. Джон внимательно смотрел на часы. Прошло две минуты, он пощупал крышку процессора и ещё подождал пять минут. Тело лежало неподвижно. И хотя он не ожидал внезапного исправления, но так хотелось верить, что как-нибудь чип вновь заработает, что дело всего-лишь в плохом контакте, какой-нибудь песчинке и вообще уже всё само починилось. — Кайл говоришь, упросил. А что Беделл? — Беделл не то, чтобы очень против был, но не хотел рисковать. Так и сказал. Но Кайл ответил, что благодаря тебе они нанесли мощный удар скайнету. И ему понравилось, как эта штука сражалась с эндоскелетами. Джон был удивлён. — Но Кайл ведь вообще высказался категорически против её присутствия здесь. Риттер пожал плечами. — Дай мне чип. Джон поколебавшись отдал его Дэну. Дэн достал мощную лупу и долго крутил железку в свете лампы, разглядывая её через стекло. — Знаешь, если вообще можно эту штуку починить, то я бы попробовал заменить на ней опорный источник питания. — Смотри сюда. Джон тоже взял лупу. — Вот здесь, около самых контактов. Я не знаю схемотехники этой штуки, но из общих соображений можно кое-что предположить, вот здесь я вижу две линии питания на два напряжения. А на плате около силовых линий видишь маленький квадратик? — Угу. — По всем признакам – это стабилизатор на какое-то ещё третье напряжение здесь. — Такой маленький... – протянул Джон. — Что ты хочешь, -усмехнулся Дэн. — так вот или я ничего не смыслю в электронике или этот стабилизатор явно перегорел, видишь он чуть-чуть обуглился. — Чем же его можно заменить? Мы даже не знаем на какое напряжение он рассчитан. — Это да. Тут точность явно в сотые доли вольта. Подожди. Дэн вышел из-за скамьи и начал рыться в одном из шкафов. Вот, нашёл, воскликнул он. — Давай-ка пока тело на пол положим. Они вдвоём переложили тело Кэмерон обратно на пол. И Дэн выложил на расчищенный верстак ещё один чип. Горелый. — Узнаёшь? — Откуда? — Эту железку ты вытащил у эндоскелета, которого поборол голыми руками. Хе. Забыл? — Такое сложно забыть. Джон пристально смотрел на обугленный чип. Его внимание привлекло, что внизу у контактов следов гари не было видно. — Кажется, что белым фосфором проложены только самые важные части чипа. – сказал Джон. — Но я не вижу здесь такого же ответвления от силовой линии на плате. — Мда. Как ты собирался со своим опытом сам один работать не понимаю. – сказал Дэн. — Здесь проводник пропущен через плату на другую сторону и стабилизатор с обратной стороны платы. Скорее всего, его микросхема – вот этот квадратик, он указал на ничем не выделяющийся среди других прямоугольничек. Дэн взял горелый чип и поместил его напротив лампы, сам же наклонился и внимательно вглядывался через лупу, потом перевернул чип. И снова перевернул. — Нет. Не этот – пробормотал он, — вот этот. Взял карандаш и слегка пометил нужную деталь. — Ещё его выпаять нужно, и впаять, та ещё задачка. – бормотал он себе под нос. — Феном можно, – подал голос Джон. — Насадки такой миниатюрной нет, — совершенно нестандартный размер. К счастью, всего шесть контактов. — Вот что, давай сначала выпаяем горелый. Всё равно он уже испорчен. В результате у них ушло не менее четырёх часов. Пришлось вытачивать специальную насадку, затем оказалось страшное, что самую малость, но по размерам на долю миллиметра микросхемы стабилизаторов отличаются у чипа Кэмерон и поверженного T-888. Слегка злой после непрерывной работы, Риттер, воскликнул, что теперь он верит, что чип этой штуки делал кто-то другой. — Потому что, не поверю, что такие вещи у них не стандартизированы. — Удивительно, что вообще они подходят физически, – мрачно прокомментировал Джон. Пришлось Дену и Джону извращаться с коротенькими, едва в треть или даже четверть миллиметра отрезочками проводков, которыми соединили контакты на плате и на чипе. Работа была ювелирная. И Джон и Дэн по окончании от напряжения стали буквально мокрыми от пота, хоть выжимай. — Ну теперь, всё, осталось только лаком покрыть. – с гордостью сказал Джон. Дэн довольно крякнул и принялся наносить слой лака на чинёное место. — Пусть просохнет пару часов. – сказал он. Как бы ни хотелось Джону поскорее проверить чип в работе, он всё же согласился подождать до утра и отправился к себе. Парадокс, но когда его держали на подозрении, он ночевал в отдельной комнате и под охраной. Теперь же в общем помещении, где кроме него храпело ещё пять человек. Осторожно обходя койки со спящими людьми он добрался до своей и провалился в сон. *** Пробуждение оказалось кошмарным. Проснулся он от того, что его тряс за плечо Дерек. Завывала сирена. Все повскакивали и расхватывали оружие. — Вставай! – Вставай же, сонный паразит! – перекрикивая сирену, орал Дерек. — Пошли. – Дерек взял его за плечо и вывел в коридор. Вокруг носились в суматохе люди. — Что случилось? Лицо Дерека было страшное. — Только что стреляли в Мартина Беделла. Генерал смертельно ранен. И он хочет увидеть тебя. Бегом к нему. — Кто стрелял? – на бегу спросил Джон. — Не знаю. – отрывисто бросил Дерек. У входа в кабинет Беделла им преградили путь солдаты, но тут же выскочил Роберт Канниган и провёл их к умирающему генералу. Генерал лежал на своей лежанке в кабинете. Днём она, видимо, убиралась куда-то, поэтому Джон её раньше и не видел. Около генерала суетился доктор, но похоже он мало что мог сделать. Кроме вошедших с ним, Роберта Каннигана и Дерека, в комнате были ещё Кайл Риз и незнакомый Джону командир. Все старательно избегали наступить в лужу крови на полу. Генерал обрадовался, увидев Джона. Заговорил слабым голосом. — Господа. Назначаю своим преемником в деле борьбы со скайнет этого сержанта Джона Коннора. Джон Коннор, твоими советниками будут эти люди. Тебе они все известны, а вот он – бригадный генерал Джеймс Нортон, блестящий тактик, прибыл вчера. Повисла мёртвая тишина. Генерал закашлялся. В уголке рта появилась кровь. Джон побледнел, кровь отхлынула от лица. — Мартин! Но я же мальчишка, – в отчаянии закричал он, – что я умею и знаю? — Коннор, они тебе помогут, ты справишься, иначе всё бессмысленно. – генерал захрипел. — Всем. Джон Коннор – необычный парень, я знаю что делаю назначая его. — Джон, – задави скайнет. Они что-то скрывают, серый убит, меня подстрелили после его допроса, он что-то сказал про платформу. — Какую платформу, на которой мы прилетели? — Нет. Про опору скайнета, он нёс какой-то бред, я думал, что бред, но за этот бред уже... хр. хр. – Беделл снова захрипел. Доктор заорал, — вы что мучаете его, не видите он говорить не может. — Могу, – вдруг снова произнёс генерал. — Я его один без свидетелей допрашивал. Напрасно. Не помню. Он ... скайнет не просто однажды взбунтовавшаяся компьютерная сеть. Там что-то, какая-то платформа, опора, – бессвязно бормотал Беделл. — Джон, – он вперил в него взгляд – положи этому конец. – и генерал потерял сознание. Доктор вдруг завопил. — Все вон! Глава 8. Возвращение. Последующие 12 часов превратились в какое-то сумасшествие. Генерал всё-таки не умер, но находился в бессознательном состоянии. Джон ни на минуту не оставался один. Прямо на ходу приходилось решать и вникать в кучи вопросов. Стрелка так и не нашли, по-горячему. Очевидных улик ни против кого не оказалось. Только Рон Перкинс не смог объяснить чем он занимался в коридоре неподалёку от сектора, занятого Беделлом. Заявление, что ему не спалось и он прогуливался по коридорам, Джону показалось смехотворным, а Дерек ещё припомнил, что именно Перкинс ходил на разведку перед злополучным выходом группы Сиверса. Тем не менее, более серьёзных улик против него не было, но на всякий случай его заперли в ту же конуру, где Джон очутился сразу по возвращении после засады скайнета. Про Кэмерон он вспомнил только к вечеру следующего дня. В сопровождении Дерека и Кайла они вошли в мастерскую Дена Риттера. Попытки Джона отказаться от их сопровождения ни к чему не привели. Оба заявили, что раз в лагере орудуют предатели, они не могут рисковать жизнью Джона. Джон пытался возражать, что в такой суматохе, они нужнее на своих постах, а не в качестве телохранителей, на что получал резонное возражение, что пока что они остальным людям или не могут доверять или они не годятся его охранять. Риттер возился с каким-то радиооборудованием, но взгляды притянулись к телу в синей одежде, лежащему в стороне. — Здравствуй, Джон. Или теперь генерал Коннор? – вскочил Риттер. — Мне никто не присваивал генеральские звания. – резко ответил Джон. — Где чип? Риттер дал ему чип Кэмерон и Джон сразу опустился на корточки около её головы. Вставил. Повернул. Прошло две минуты. Ещё две минуты. Тишина. Никакого движения. — Что вообще происходило с чипом? – задал Риттер вопрос, который, по хорошему, надо было задать сразу ещё в прошлый визит Джона в мастерскую. — Он нагрелся. Очень сильно нагрелся. Джон вынул чип и обессилено сел на скамью рядом. Все молчали. — Надо идти. – осторожно положил руку на плечо Джона Кайл. — Надо идти, у нас много дел повторил он. — Риттер, посмотри ещё что-нибудь. Дэн взял чип в руки, машинально повертел его. — Джон, бесполезно. Если был нагрев. Полупроводники его не переносят. Теперь это просто куча химических элементов. Джон зачем-то накрыл какой-то тряпкой тело Кэмерон и махнув рукой, повернулся к выходу. Вдруг дверь распахнулась от пинка и в комнату ворвалось несколько смутно знакомых солдат, наставивших на них оружие. Кайл с Дереком не успели схватиться за оружие, которое они опрометчиво не держали под рукой. У Риттера его вообще не было рядом, а Джон держал, понравившийся ему глок в кармане куртки и тоже не успевал выхватить. Вперёд вышел Ким, держа в руках зиг-зауэр. — Ким, что происходит? – воскликнул Риттер, в руках машинально теребя чип какой-то бумагой. — Положи! – прикрикнул один из солдат. Риттер чуть повернулся и положил чип на стол. Ким молча обвёл всех взглядом. — Что-то борьба со скайнет затянулась, не находите? – произнёс он. — Всем положить оружие на пол! За ствол! – скомандовал он. Когда все в полном молчании сложили оружие тот насмешливо заговорил: — Беделл дурак, а ты ещё дурее, Джон, – скривился он. — Су-у-у-ка! – вдруг раздался вопль и из прохода в комнату в неё полетели пули, разя солдат. Ким мгновенно развернулся и сделал из пистолета несколько выстрелов в коридор. Оттуда вывалился раненный Рон Перкинс. Одновремённо пинком ноги Ким откинул Дерека, рванувшегося было к оружию. Отлетев к стене, попутно Дерек свалил Риттера. — Сссука, Ким, продался серым. Ненавижу, – заскрежетал Перкинс и затих. — А вот ещё один дурак, ну чего ему не сиделось в камере? – с усмешкой прокомментировал Ким. — Дурак, а двоих негодяев прибил – оскалясь прошипел Дерек. — Меня одно интересует, я хотел бы знать, с чего вдруг Беделл к тебе так благоволит? – обратился Ким к Джону. Джона перекосило. — Да пошёл ты!!! – заорал он и выдал вместо внятного ответа многоэтажную конструкцию из неприличных слов. Но Ким только ухмыльнулся. — Посмотрим, как ты запоёшь чуть попозже. Внезапно Дерек выхватил руку из кармана. Ким тут же навёл оружие на Дерека и нажал на крючок. Но вместо Дерека уже встала Кэмерон. Бах! Бах! Пули снова врезались ей в грудь. Следующие два выстрела сделал Дерек. Оставшиеся солдаты выстрелили, но неудачно. Кайл перекатом ушёл с линии прицела, Джон отпрыгнул, а Риттер вообще лежал сзади, успев вжаться в пол. Затем Кайл и Дерек не оставили противнику шанса. На поле боя остались лужи крови на полу и мертвый Ким с сообщниками. — Кэмерон! – не мог поверить своим глазам Джон. — Но как?! Риттер истерически засмеялся. — Когда мы чип покрывали лаком. — Ха-ха-ха. – закапали пару контактов, а я этот лак счистил и быстро схватил и вставил чип, как раз когда меня толкнул Дерек. Джон склонился над Роном Перкинсом. — Прости, – прошептал он. **** Штурм горсткой людей, пришедших вместе с Джоном, бункера скайнет с машиной времени в нём был ещё более яростным и отчаянным предприятием, чем завода скайнет. И также вряд ли был бы возможным, если бы не помощь Уивер, заблаговременно туда проникшей и устроившей на пару с Джоном Генри несколько диверсий в результате чего система безопасности бункера была серьёзно нарушена. Уивер удалось главное: перехватить канал связи с внешними постами прикрытия, которые управлялись напрямую узлом скайнет и послать по ним команду, переводящую всех терминаторов на них и автоматические установки в вечный режим ожидания. Выйти из него можно было только осуществив прямое внешнее воздействие. Немедленно скайнет послал полевые команды для их замены и восстановления, но у людей появилась фора в пару часов. “Беделл, Беделл”, – вспоминал их краткое знакомство Джон. Ты мне чрезвычайно помог, а я был бессилен помочь тебе. Ты так и лежишь без сознания. Теперь я не имею право подвести всех, кто мне доверился. Джон несколько раз уже был почти готов рассказать Кайлу и Дереку о себе. Сначала ещё в боевой группе Кайла, куда он попал сразу после перемещения во времени. Потом, после встречи с Беделлом. Потом после штурма завода. После своего назначения. Но всегда или не хватало времени или решимости. Вот и сейчас Джон шёл на обман, он сказал, что в бункере находится узловая часть скайнет и после её отключения сеть потеряет значительную часть своей мощи, а также прямое управление в этой части материка. Появится шанс отвоевать всю Калифорнию. Отчасти это было правдой. Но не всей, самое главное – там был его билет в прошлое, туда где он ещё мог выручить любимую маму – Сару Коннор, где она была ещё жива, а скайнет ещё не овладел миром. “Мама” – подумал Джон. “Прости меня, ты и без меня пыталась сделать всё возможное.” Когда к ним присоединилась Кэмерон положение Джона стало критичным. Если бы не прежний прямой приказ Беделла, делавшего его фактически преемником, за ним бы никто не пошёл. Присутствие в их отряде самого настоящего терминатора, да ещё изготовленного по образу Аллисон, сделало обстановку очень нервозной. Даже явно продемонстрированное хорошее поведение Кэмерон, её спасение бывших пленников в бое у столовой привело только к тому, что её всё ещё не угостили плазменным шнуром прямо в голову. О происшествии в мастерской Риттера те кто там был молчали, пытаясь расследовать все ниточки. Хотя в итоге Кайл, Дерек и Риттер как-то смирились с присутствием Кэмерон. Но как подозревал Джон, непоправимое могло случиться в любую минуту, стоит например, ему оставить её среди них одну. Возможно только присутствие Джона и всё-таки, успешная акция на заводе удерживало Крейга от нажатия на спусковой крючок. Так, на всякий случай, чтобы быть спокойнее. Вон как держится за плазменку, из рук не выпускает. “Стоило ли их брать?” – снова и снова возвращался он к подленькой мыслишке. Мисс Уивер и Джон Генри не очень-то были в восторге от затеи Джона. — Пойми, после нашего перехода в твоё прошлое, это будущее исчезнет, став невозникшим. Такое уже случалось очень много раз. В прошлом, куда мы вскоре отправимся, все эти люди ещё живы и никто не умер. И от тебя будет зависеть, чтобы и не умерли. Сражаться за них здесь и сейчас нелогично – увещевала его Уивер. — Есть логика, которой руководствуются люди. — Логика всегда одна. – возражала Уивер. — Логика одна, но её постижение разное. Это не обсуждается, я помогаю этим людям, а они могут пригодиться и в прошлом. – отрезал Джон. Ей такая постановка вопроса явно не понравилась, хотя настаивать не стала. “С Уивер ещё могут быть проблемы в прошлом.” – подумал Джон. Джон мог сам себе признаться, как он рад снова идти вместе со своей Кэмерон, но одновремённо радость омрачалась холодным поведением Аллисон. Женщины некоторые вещи чувствуют прямее и непосредственнее мужчин. Один взгляд Аллисон на них, стоящих вместе, и взгляд из приветливого и счастливого своим освобождением и встречей в том числе и с ним, превратился сначала в недоумённый, а потом она отвернулась и старалась не встречаться с Джоном взглядом. Небольшой отряд доехал до входа в бункер на боевой платформе, захваченной на заводе. В дороге люди даже немного отдохнули, потому что на них никто не напал во время поездки. — Мы приступаем, – сказал Джон для Уивер. Бункер располагался в голой степи, далеко от опаляющих ядерных взрывов, которыми скайнет долбил несчастное человечество. Здесь было тихо и спокойно, ветерок по обе стороны старой дороги шелестел травой. Только небо, которое со времён Судного Дня так ни разу и не показывало людям чистую синеву, напоминало о войне. Солнце светило, но небеса были затянуты белёсой хмарью, достаточно тонкой здесь, чтобы немножко пропускать лучи. Дорога упиралась в небольшой холмик, ныряла внутрь и через 20 метров заканчивалась массивными закрытыми воротами. — Что-нибудь видишь? – спросил у Кэмерон Джон. — В 360-градусном поле зрения наблюдаю 24 объекта, идентифицируемых как животные. — Что она говорит? – Крейг избегал с ней лишний разговаривать, но и проигнорировать её слова не мог. — Она говорит, что вокруг нас 24 суслика. – ответил Джон. — Неверно. Сусликов только 17. Остальные объекты остаются не идентифицированными из-за слабой различимости. — Это опасно? – спросил Джон. — Уровень угрозы для людей 0.5%. Они могут быть переносчиками заболеваний – пояснила Кэмерон. — Тьфу-ты, тупая железяка, – сплюнул стоявший поодаль Дерек. Кэмерон промолчала. Крейг Сиверс взял в руки трубу гранатомёта

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.