История с шоколадом

Гарднер Эрл Стенли

Серия: Лестер Лейт [23]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
История с шоколадом (Гарднер Эрл)

Эрл Стенли Гарднер

История с шоколадом

Высокий и стройный Лестер Лейт, чтобы расслабиться по-настоящему, отпустил пояс роскошного халата.

— Скутл, сигарет! — крикнул он.

Камердинер принес украшенную монограммой коробку для сигарет. Его губы расплылись в резиновой улыбке, которая никак не шла к его крупному, простоватому лицу.

— Да, сэр, — проговорил он.

— И пожалуй, парочку детективчиков. Мне бы хотелось почитать что-нибудь о преступлениях.

Его слуга Скутл, в общем-то, служил в полиции, и ему было поручено следить за своим нынешним хозяином.

— Да, сэр, я как раз и собирался поговорить о них. Ваше желание столь своевременно, что даже похоже на предчувствие.

— Предчувствие, Скутл?

— Точно так, сэр. Помните Картера Милса, эксперта по драгоценным камням?

Лестер Лейт наморщил лоб.

— Милс… Это имя кажется мне знакомым, Скутл… О да, он, кажется, был одним из тех, кто занимался рубиновым ожерельем раджи или кого-то другого. Он настаивал, чтобы объявление об исчезновении этого украшения было помещено во всех газетах. Я помню передовицу: «Нашедшему драгоценности будет выплачен миллион долларов».

Слуга согласно кивнул.

— Это он и есть, сэр. Помните его фото с кожаным чемоданчиком в руке? В газетной статье утверждалось, что Милс носил в нем редкие драгоценности из мастерской к себе домой. Он создавал прекрасные украшения, комбинируя рубины с бриллиантами и добивался уникальных результатов…

— Да-да, Скутл, не продолжайте. Вы, наверное, пом- пите, как я говорил, что его профессия притягивает людей?

Вы говорили, что мистер Милс не мог понять, как сто вдохновенный труд стал добычей подонков. Помнится, вы предсказали, что однажды Милса ограбят, а заказчик не заплатит ему ни гроша и не подумает о несчастном, который носил в чемодане драгоценности в миллион долларов.

— Помню, конечно, помню, — сказал Лейт. — Так вы хотите сказать, что этот мистер Милс был действительно обворован?

— Да, сэр, вчера утром. Он поехал на работу в такси, неся в руках, как обычно, чемоданчик с драгоценными камнями и эскизами будущих украшений. Открыв свой магазин, Милс увидел внутри него человека с пистолетом. Тот приказал хозяину войти и запереть за собой дверь. Милс подчинился. Тогда незнакомец выхватил у него из рук чемоданчик и был таков. Но Милс ведь не дурак: в двери была установлена сигнализация, а под прилавком лежал пистолет. Эксперт нажал сигнальную кнопку и начал стрелять. Несколько пуль зацепило бандиту ноги, а выстрелы, да вдобавок сигнализация, вызвали сильный переполох. Случилось все ранним утром, поскольку Милс любил приходить в магазин задолго до восьми часов. Правда, в соседних магазинчиках уже находились клерки, а на углу дежурил постовой. Естественно, весь квартал пришел в движение, и, когда бандит добрался до аллеи, там его уже ожидали два клерка. Он бросился к припаркованной невдалеке машине, забрался в нее, но клерки вызвали полицию и перекрыли выезд. Тогда бандит выскочил из автомобиля и с черного хода ринулся в кондитерский магазин.

Лестер Лейт поднял руку.

— Минутку, Скутл. Вы же говорили, что бандит был ранен?

— Да, сэр.

— Он, наверное, истекал кровью?

— Конечно.

— А клерки, преследовавшие его, подняли шум?

— Еще какой. Да и мистер Милс с огромным пистолетом изрядно нашумел.

Лестер Лейт пустил к потолку несколько колец сигаретного дыма.

— Довольно необычный калибр для оружия, которое собираются использовать как средство защиты, Скутл.

— Все правильно, сэр, но мистер Милс объяснил полиции, что если бы у него был пистолет меньшего калибра, он мог бы упустить бандита. А гак тот получил по заслугам.

Лестер беззаботно отмахнулся.

— Правильно, Скутл, такое оружие обычно бывает у военнослужащих. Оно поражает мгновенно, особенно с небольшого расстояния. Но что же было потом?

Видите ли, сэр, чёрный ход кондитерской оказался открытым и хозяин уже чем-то занимался внутри. Однако сам магазин был пока на замке. Быстро сориентировавшись в ситуации, хозяин побежал и запер дверь черного хода. Капкан захлопнулся. Чтобы выбраться из него, бандиту необходим был ключ, но его, заперев заднюю дверь, захватил с собой хозяин. Кондитерскую оцепила вооруженная пулеметами полиция. Преступник был убит — его просто изрешетили пулями.

Лестер Лейт понимающе кивнул.

— А полиция вернула хозяину драгоценности. Я прав, Скутл?

— Нет, сэр. Совсем нет. До того как его убили, вор находился в кондитерской пятнадцать-двадцать минут. И за это время он так сумел спрятать камни, что полиция ничего не нашла. Они, конечно, вернули Милсу чемоданчик, эскизы и, возможно, полдюжины камешков. Но основная масса драгоценностей, причем самых лучших, так и не была найдена. Установили личность бандита. Его звали Григсби, по кличке Григи-револьвер. За ним числилось уже довольно много «подвигов».

Лестер снова выпустил несколько колец сигаретного дыма, отстраняя их рукой.

— Послушайте, Скутл, скорее всего, Григи, когда понял, что его схватят, должен был спрятать драгоценности где-то между мастерской Милса и кондитерской или в самой кондитерской, так ведь?

— Конечно, сэр.

— А полиция, вы говорите, не нашла их?

— К сожалению, им действительно не удалось сделать этого, хотя они обыскали каждый дюйм пространства в помещении кондитерской и обшарили весь автомобиль, в котором Григи пытался бежать от Милса. Драгоценностей и след простыл.

Глаза Лестера заблестели, а слуга следил за ним, как кошка за мышонком.

— Скутл, вы меня заинтриговали.

— Пожалуй, что и так, сэр.

— Кондитерский магазин торговал оптом и в розницу, Скутл?

— И так и эдак. За магазином располагается небольшая фабрика по изготовлению сладостей, сэр.

— А рубины были стоящие, конечно. Большие денежки, Скутл?

— Несомненно, сэр. Газеты сообщали, что стоимость их составляет миллион долларов, хотя, возможно, цифра преувеличена. Но раджа предлагал за них награду в двадцать тысяч долларов.

Лейт опять на некоторое время углубился в свои мысли, затем выплюнул сигарету в камин и хохотнул.

— Вам что-нибудь пришло в голову, сэр?

Лестер холодно ответил:

— Каждый человек должен думать, Скутл.

Лицо камердинера побагровело.

— Дело в том, сэр, что мне показалось, будто вы пришли к какому-то решению.

— Скутл, с ума вы сошли, что ли? Зачем мне думать о том, где спрятаны драгоценности?

Слуга пожал плечами.

— Откуда я знаю, сэр. Ведь раньше же вам приходилось думать о подобном.

— О чем, Скутл?

— О различного рода запутанных преступлениях, о которых вы читали в газетах.

Лестер рассмеялся.

— Фу ты, ну ты — ножки гнуты, Скутл. Я считал вас умнее сержанта Экли! Конечно, я размышлял о том, что прочитывал тогда, но не более. Правда, сержант Экли думает, что раз я интересуюсь публикациями о преступлениях, то сам в чем-то замешан. Он держит меня на мушке, подозревая то в одном, то в другом правонарушении, а из отдельных фактов пытается скроить какую-то дурацкую теорию. В своих диких рассуждениях он может дойти и до того, что будет считать меня замешанным в каком-либо жутком преступлении.

Сощурившись, Лестер наблюдал за камердинером.

— Однако сержанту можно верить. Вы действительно предсказываете преступления. А полиция, блуждая в потемках, никогда не находит ни грабителя, ни награбленного.

Лестер наконец зевнул во весь рот.

— Итак, сержант убедил вас, что я способен был предсказать и это преступление?

— Я же так не говорю, сэр, но мысли сержанта Экли выглядят иногда весьма убедительно.

Лейт снова закурил.

— Глупости, Скутл. Если бы я был скрытым предсказателем или даже преступником, меня бы уж давно арестовали. Ведь Экли все время висит у меня на хвосте, хотя у него против меня ничего нет, иначе он бы давно упрятал меня за решетку, и все дела.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.