Первый холод

Эстеп Дженнифер

Серия: Мифическая академия [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Первый холод (Эстеп Дженнифер)

Дженнифер Эстеп

Первый холод

Мифическая академия – 0,5

Название: Первый холод

Серия: Мифическая Академия №0,5

Переводчики: MURCISA, 23456789009876

Редактор: MURCISA

Перевод выполнен специально для группы https://vk.com/club43447162

Любое копирование без ссылки на группу и переводчиков запрещено

Аннотация

Я — Гвен Фрост, и я обладаю цыганским даром. Он называется психометрия, странный способ сказать, что я вижу видения в моей голове и получаю вспышки воспоминаний других людей и почти всего, к чему прикасаюсь, даже к парням.

Мой дар делает меня немного любопытной. Хорошо, хорошо, возможно слишком любопытной, иногда на грани навязчивой идеи. Я хочу знать все о каждом вокруг меня. Но даже я не хочу знать тайну, которую скрывает моя подруга Пейдж. Из-за ужасной потери меня отправят в новую школу, Мифическая Академия, где пре подаватели не готовят нас к итоговым тестом, а учат сражаться потив Жнецов Хаоса.

Теперь у меня нет друзей и нет никаких идей, как мой дар имеет отношение к ним.

Единственная вещь, которую я знаю, что моя жизнь никогда не будет прежней.

— Можно ненадолго взять твою расческу?

Пейдж Форрест смотрелась в широкое зеркало, которое висела над умывальниками на одной стороне со сменной одеждой девочек. Урок физкультуры закончился три минуты назад, и все девушки бросились снимать потные футболки и штаны с тел и переодевались в нормальную одежду.

Они носили узкие джинсы и обтягивающие, открывающие живот топы, чтобы произвести впечатление на себя, на других, и что еще важнее, на горячих парней старшей школы Эшланда.

Только Пейдж стояла как застывшая у зеркала. Она была действительно красивой с ее длинными, черными волосами и светло-зелеными глазами, но у меня не вознило чувство, что она рассматривает себя с тщеславием шестнадцатилетнего подростка.

Во-первых Пейдж не пользовалась блеском для губ или тональным кремом, и она не наносила на кожу блестящую пудру, как делали другие.

Она не сплетничала с другими девочками и не филосовствовала о том, какое ужасное, серое мясо давали сегодня в столовой. Она не писала СМС.

Нет. Пейдж прислонилась к раковине и смотрела самой себе в глаза, как будто могла увидеть что-то, что не видел никто другой, и в ее мрачном выражении лица было что-то пугающее.

Этот взгляд позаботился о том, чтобы я захотела узнать, что он скрывает.

Мне было любопытно. Окей, слишком любопытна. Хорошо, хорошо я была вне себя, неудержимо взволнована от любопытства, иногда это походило уже на фанатичность. Я всегде хотела знать все о людях, которые меня окружают. Почему? Ну да, я винила в этом мой цыганский дар.

Я была Цыганкой с психометрической магией. Или другими словами, Цыганка со способностью узнавать историю вещей, видеть и чувствовать, для этого нужно было бы просто прикоснуться к ним.

И это снова было высокопарное описание того, что почти всегда, когда я прикасаюсь к чему-то, воспоминания и чувства других людей вспыхивают перед моим внутренним взором.

Цепочка, любимая книга или фото. Я могла получить колебания от всего, к чему люди имели личное отношение, и могла точно увидеть и почувствовать, что пережила личность, когда именно носила цепочку, читала книгу или рассматривала фотографию.

Я не знала точно, откуда у меня этот цыганский дар или почему вообще я была цыганкой, но мне нравилась сила, которую мне придавала психометрическая магия. Я хотела точно знать, что люди думали на самом деле.

Была ли девочка моей настоящей подругой или шепталась обо мне за спиной. Действительно ли я нравилась парню или вместо меня он думал о другой девочке.

Как Дрю Скуирес, мой первый и единственный парень. Благодаря моей психометрии передо мной выспыхнули чувства Дрю, когда мы поцеловались, и я почувствовала, что он представлял, как будто я Пейдж. Я сразу же порвала с ним.

Да, иногда вещи, которые я видела, причиняли боль, но все равно мне нравилось это узнавать тайны других. И когда заметила странное выражение лица Пейдж, я поняла, что она скрывала что-то, что-то большое.

—Пейдж? — спросила я снова, на этот раз немного громче, чтобы мой голос перекричал гоготание других девочек, визг обуви по полу и шум дверок от шкавчиков.

По крайней мере Пейдж выскользнула из своего транса и искала в зеркале мой взгляд.

—Гвен? Гвен Фрост? — спросила она оглушенно, как будто она не узнавала меня.

Я осмотрела свое собственное отражение. Конечное, мои вьющиеся, каштанове волосы были в данный момент как вспотревшее птичье гнездо. Поэтому-то я и хотела воспользоваться расческой Пейдж, чтобы сделать высокий хвост.

Моя бледно-белая кожа все еще была покрасневшая и покрыта пятнами из-за попыток поиграть в баскетбол, а мои фиолетовые глаза принципиально казались странными. Хорошо, хорошо, мои глаза казались очень странными.

Но Пейдж и я знали друг друга с детского садика и ходили в один класс. Иногда по выходным мы даже зависали с общими друзьями. Она определенно должна знать, кто я такая, особенно после того как пару дней назад она попросила меня найти ее потерянный мобильный телефон.

Телефоны, ключи, кошельки, скомканные лифчики и боксерские трусы. За определенную ценну ученики старшей школы Эшланда нанимали меня, чтобы найти вещи, которые потерялись или были украдены, или просто не лежили там, где должны были.

Да, я использовала свой цыганский дар, чтобы пополнить карманные деньги, вместо того чтобы бороться против огромной, древней, злой силы. Можете винить меня, потому что я думаю предпринемательски, и как другие подростки не хочу работать в забегаловке фаст-фуда.

Благодаря моей психометрии мне было легко найти вещи. Обычно я должна была только прикоснуться пальцем до письменного стола ученика или осмотреть его карманы, чтобы получить достаточное представление того, где они оставили их мобильные или любимые браслеты.

И если я сразу не получала информацию, где что-то потерялось, я просто прикасалась к следующей вещи, пока не узнавала точно. Почти как Калле Блумквист* ( * суперсыщик, герой серии книг Астрид Линдгрен) , который преследовал по следу сверхъестественный хлебный мякиш.

Люди всегда оставляли после себя колебания, на всем, к чему прикасались. И эти колебания показывали все: от того,что они ели на обед, до того, что в действительности они думали о новом друге ее лучшей подруги.

В большинстве случаев девочки считали его или полным уродом, или хотели его для себя. Все, что мне нужно было сделать, чтобы перехватить эти колебания: увидеть, что люди делали, почувствовать, что они чувствовали и узнать их тайны; это вытянуть пальцы и прикоснуться к вещам, которые окружают меня вокруг.

В случае с Пейдж она пообещала мне двадцать долларов, если я найду ее мобильный, прежде чем ее мама заметит, что он исчез. Поэтому неделю назад я пошла после школы с Пейдж к ней домой, прошлась по ее комнате и провела пальцами по письменному столу, книжным полкам и прикроватной тумбочке.

В основном я видела изображения Пейдж, как она занята домашним заданием за письменным столом, как она рассматривает книгу со сказками, которую она так любила читать, как прячет кексы в прикроватной тумбочке, несмотря на то, что ей не разрешают есть сладкое в комнате.

Все те вещи, которые она регулярно делала в своей комнате, и те чувства, которые испытывала при этом, скука во время домашне рабрты, счастье во время взгляда на книги, хитрое удовлетворение, так как она спрятала свое любимое сладкое прямо перед носом у мамы.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.