Отражение в крови

Сваллоу Джеймс

Серия: Warhammer 40000 [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Отражение в крови (Сваллоу Джеймс)

Джеймс Сваллоу

ОТРАЖЕНИЕ В КРОВИ

Эпистолярий Церис почувствовал прибытие Рыцарей еще до того, как их стало видно сквозь оксидный туман. Библиарий молча повернул голову и слегка поднял руку, сообщая сержанту Рафену и его отделению, что ренегаты приближаются.

Рафен так же молча приказал Пулуо и Аджиру опустить болтеры. Двое воинов нехотя повиновались. Пистолет и меч самого сержанта не покидали кобуры и ножен с того момента, как отделение приземлилось на этой безымянной пустынной луне. Однако напряженную готовность к возможной битве можно было заметить в каждом движении Рафена, если знать, как смотреть. И хотя четверо десантников отделения делали вид, что пришли с миром, в тумане позади, где сел их «Громовой ястреб», скрывались братья Турцио и Кейн с оружием наготове.

Рафен сделал шаг вперед и отвлеченно поводил пальцами по древку штандарта, воткнутого в реголит цвета ржавчины. С него свисало простое знамя — ярко красное поле, на котором располагалось изображение капли с крыльями, эмблемы IX ордена Адептус Астартес, Кровавых Ангелов. Штандарт представлял собой ритуальный символ, и был частью соглашения. Он символизировал договоренность о том, что эта встреча пройдет мирно.

Участники встречи с другой стороны вышли из тумана как призраки из легенд, их было пятеро. Хотя их доспехи были той же модели, что и броня отделения Рафена, снаряжение новоприбывших казалось старым. Не дряхлым и разваливающимся, а изношенным временем и постоянным использованием, но получающим достаточно почтения и ухода. Большая часть брони была цвета олова, но наплечники, нагрудники и шлемы были окрашены в темно-красный. Рафен увидел символ ордена, блестящий в слабом свете солнца — белый щит с каплей крови, поверх двух скрещенных мечей.

Рыцари Крови. Одни из потомков Кровавых Ангелов, которых объявили ренегатами около тысячелетия назад. Их жестокость и фанатизм, которых боялись по всему Империуму, были настолько сильны, что от их рук страдали не только враги человечества. Рыцари отказались умерить свой пыл, и на них был наложен эдикт отлучения. Поговаривали, что они все равно продолжают крестовый поход против врагов Империума, наплевав на требования Инквизиции.

— Они не похожи на предателей, — пробормотал Пулуо по воксу, когда ведущий Рыцарь воткнул в землю свой штандарт. Рядом с ним стоял второй член небольшого отряда, с отличающимися следами битвы и почетными цепями на броне.

— Не все предатели отращивают щупальца и плюются гноем, — продолжил Аджир, — будьте настороже.

Рафен проигнорировал реплики и сделал еще один шаг вперед, представившись.

— Мы пришли, — продолжил он, — мой повелитель Данте согласился на эту встречу. О чем вы хотите поговорить?

— Всего два стрелка, — сказал первый Рыцарь, — маловато.

Рафен подавил желание оглянуться.

Более чем достаточно.

Второй рыцарь хмыкнул и снял шлем, под которым скрывалось темное лицо, перекрещенное шрамами.

— Я Сер Кот, моего брата зовут Сер Рале. Приветствую тебя, Кровавый Ангел.

— Чего вы хотите? — спросил Рафен, также сняв шлем и оценивая взглядом другого воина.

— Сразу к делу, — легкая улыбка Кота пропала, — хорошо. У нас есть кое-что, принадлежащее вам.

Он сделал жест рукой и из тумана вышел сервитор на механических ногах, несущий в бронзовых захватах сундук.

Церис осторожно направился ему навстречу и сервитор послушно остановился. Казалось, что псайкер нервничает, он оглядывался в разные стороны в поисках врага, которого не было. Спустя мгновение, Кровавый Ангел разбил печать, открыл сундук и заглянул внутрь. Рафен увидел знакомый красный керамит. Сломанные части силовой брони.

— К сожалению, это все что осталось от одного из ваших отделений, — сказал Кот, — мы посчитали, что вы захотите их вернуть.

Рука Рафена оказалось на рукояти его меча.

— Как они погибли?

Кот вздохнул.

— Мы не убивали их, сержант Рафен. Несмотря на нашу репутацию, Рыцари Крови никогда не нападут на своих кровных родичей.

— Орки, — пророкотал другой Рыцарь, — их уже нет.

— Господин, — Церис достал стеклянную банку, внутри которой плавали в жизненных соках комки плоти, — они спасли прогеноиды.

— Да, — продолжил Кот, — генное семя ваших павших братьев. Мы посчитали, что будет неправильно позволить ему пропасть.

— Почему вы их просто не забрали? — не удержался Аджир, в его словах сквозил яд, — вы не уважаете ничего и никого, зачем же притворяться?

Рафен повернулся, чтобы приказать Аджиру замолчать, но Рале начал говорить первым.

— Я же говорил, Сер! — зло проговорил он, — они такие же, как остальные, это пустая трата времени.

— Мы не можем принять ничего от этих предателей, — настаивал Аджир, — всё будет пропитано скверной.

Рале начал двигаться в сторону Аджира, но Кот вытянул руку, чтобы остановить его.

— Мы отступники, — сказал он холодно, — не предатели. Это большая разница.

— Вы ничего не знаете о нас, — прорычал Рале.

— Мы знаем то, что нам сказано, — ответил Рафен, — мы знаем то, что записано в истории.

— Вы знаете, то, что вам позволяет Инквизиция, — ответил Кот. Он указал на Рафена, — знаешь ли ты, что нам говорили о тебе, сержант Рафен? Провалившийся кандидат, обманом попавший в орден, чей грязносердечный брат практически обратил вас против самих себя. Это вся правда? Или есть что-то еще? — он уставился на Кровавого Ангела. — К чьему мнению мы будем прислушиваться? К мнению чужаков? Или тех, в чьих жилах течет сила Сангвиния? Да будет вечно благословенен его свет.

— Это разговор бесполезен, — отвернулся Рале, забирая штандарт. У этого жеста могло быть только одно значение — встреча окончена и два отряда снова стали врагами. Все потянулись к оружию.

— Мы не такие как они, Сер Кот, — закончил Рыцарь, — они уже осудили нас.

Рафен колебался, не в силах принять решение. Он был уверен, что что-то не так. Но что? Это не было ловушкой…чем-то другим. Он подошел к шкатулке и взял из рук Цериса канистру, вращая её в бронированных пальцах.

— Потеря даже одного из прогеноидов ослабляет нас всех, — отметил он, — немногие будут рисковать жизнью, чтобы спасти их.

Он повернулся, чтобы осмотреть Кота и Рале.

— Мы имеем право убить вас всех, ренегат. Это приказ Высших Лордов Терры.

— Ты можешь попробовать, — ответил Кот, — и доказать этим, что Сер Рале прав насчет вас.

Рафен начал понимать, что же казалось ему странным.

— У тебя не было необходимости самостоятельно приходить сюда, Рыцарь. Ты мог оставить сундук на этой планете и отправить нам координаты. У нас даже не было необходимости дышать одним воздухом, — пока Рафен говорил, на лице Кота снова появилась легкая улыбка, — зачем?

— Признаю, так и есть, — сказал воин.

Неожиданно, Рафен почувствовал холодное давление на свой разум и увидел блеск колдовского огня в эбеновых глазах Кота. Церис, стоящий поблизости, напрягся и Рафен сразу понял, что Рыцарь был псайкером.

— Я хотел взглянуть в твои глаза, Кровавый Ангел. Поэтому мы потребовали от Данте, чтобы он отправил тебя и твое отделение.

Рафен молчал, позволив библиарию ренегатов прочитать его поверхностные мысли и понять, что в них нет вероломства. Магистр Данте не посчитал нужным сказать Рафену, почему именно его выбрали для этой миссии, но теперь он понимал причину.

— Ты посмотрел мне в глаза, — сказал Кровавый Ангел, — какой ты сделаешь вывод?

По лицу Кота пробежала тень, и его оценивающее прикосновение исчезло.

— Все мы — сыны Сангвиния, независимо оттого, что говорят агенты Инквизиции. Рыцари Крови желали узнать, остались ли наши бывшие родичи истинными сынами. Мы довольны результатом, и снова направим нашу ярость на архиврага, со знанием того, что Ваал в надежных руках.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.