Красный оазис

Мотта Луиджи

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Красный оазис (Мотта Луиджи)

Глава I. Отставшие

Бой начался утром. По-европейски обученные войска, прошедшие за ночь по пустыне несколько десятков километров, столкнулись на рассвете с многочисленными отрядами африканцев.

Весь день с небольшими промежутками гремели пушки, рвалась в воздухе с визгом шрапнель, стрекотали пулеметы, грохотали ружейные залпы. Арабы дрались отчаянно, и не раз казалось, что победа достанется им. Но к вечеру их ряды дрогнули и бросились в отступление, которое перешло в паническое бегство. Противники некоторое время преследовали их, а потом, подобрав своих раненых и убитых, ушли туда, откуда пришли.

В то время, когда шло преследование разбитых арабов, общее сражение распалось на отдельные маленькие бои и схватки. Преследовавшие, рубя и коля убегавших, расстроили собственные ряды.

И вот, когда все было кончено, на том месте, где произошла кровопролитная битва, еще бродили отдельные отбившиеся от отряда группы солдат-победителей, торопясь поскорее примкнуть к своим ушедшим в лагерь под Гомсом товарищам. Но это оказалось не таким легким предприятием: близилась ночь, темнело, а местность была такова, что в ней легко было заблудиться.

На вечерней заре по буграм и рвам брела группа из трех человек в мундирах итальянских пехотинцев «берсальеров» — один молодой офицер и два рядовых. Офицера звали Руджеро Дориа — он имел чин лейтенанта. Солдаты Раймондо Дарти и Блевио Блеви принадлежали к роте этого офицера. Все трое принимали горячее участие в бою днем и в преследовании вечером, выдержали не одну горячую схватку с нападавшими бедуинами, отбились от товарищей, потеряли дорогу и теперь блуждали по пустыне, не зная, куда идти.

— Стойте, ребята! — обратился офицер к рядовым. — Ничего не поделаешь: придется ночевать здесь! Скоро совсем стемнеет. Блуждая во мгле, мы можем наткнуться на бедуинов.

— Ничего не поделаешь! — эхом отозвались солдаты. — А только где же мы будем ночевать, синьор лейтенанта?

— Поищем, что-нибудь найдем. Посмотри-ка ты, Раймондо. У тебя глаза как у кошки: кажется, ночью даже лучше видишь, чем днем.

— Синьор лейтенанта! Вижу пещеру в скалах. Может быть, там спрячемся? — предложил солдат.

— Да, пещера подошла бы! — отозвался лейтенант Дориа. — Одно только: не занята ли она раньше нас какими-нибудь другими обитателями?

— А мы сейчас произведем разведку! — предложил второй солдат, Блевио Блеви. — Вы оставайтесь здесь, прикрывайте тыл, ваше благородие. Раймондо толстяк: он составит центр. А я в авангарде…

— Нет, так не пойдет! — ответил офицер. — Идти, так идти всем вместе. В тылу у нас неприятеля не видно. Единственная опасность может грозить именно в пещере. Лучше не разбиваться…

— Как прикажете! — согласился берсальер. — А только все-таки пустите меня лучше вперед! Вы — офицер, я — простой рядовой. Конечно, если нарвусь — для меня неприятно. Но на войне один офицер целой роты рядовых стоит… Офицера в бою беречь надо. Прикрывать хотя бы собственным телом. Я порядок знаю. Разрешите, синьор лейтенанта! Так лучше будет…

Но молодой офицер отказался согласиться с доводами бравого рядового, и потому пришлось подчиниться решению лейтенанта. Все трое, крадучись, кое-где пробираясь среди камней, ползком, прошли до того места, где в груде скал чернела дыра. Это был вход в небольшую пещеру, пол которой оказался занесенным мягким тонким песком пустыни. Опасения встретить врага в пещере не оправдались: она была пуста. Только кучка золы свидетельствовала о том, что когда-то в этой пещере кто-то разводил огонь.

Отставшие расположились на ночлег, условившись сторожить по очереди. Но не успели они задремать, как в пустыне, на том месте, где днем шел кровопролитный бой, замелькали многочисленные огоньки.

— Что это может быть, ваше благородие? — вполголоса осведомился Блевио Блеви.

— Не знаю. Надо посмотреть!

Он вынул из футляра свой великолепный полевой бинокль, кончиком платка протер стекла от пыли и стал смотреть…

— Арабы подбирают раненых! — тихо, взволнованным голосом вымолвил он. — Хотите вы, ребята, посмотреть?

Солдаты по очереди посмотрели в бинокль. Полная трагизма картина представилась их взорам: группы людей с факелами в руках бродили по пескам пустыни, время от времени поднимая одно за другим тела, усеявшие большую равнину.

— Смотрите. Женщина! — протягивая офицеру бинокль, шепотом вымолвил Раймондо Дарти. — Может быть, мать сына разыскивает…

И из его груди вырвался легкий вздох: и у него была мать… Там, далеко, за морем. Далеко от полей битв…

Снова присмотревшись в бинокль, офицер ясно увидел темную женскую фигуру, бродившую по полю смерти. И его взор затуманился.

Однако огоньки скоро погасли: уборка трупов кончилась. Воцарилось спокойствие. Только откуда-то издали чуть слышно доносился заунывный лай собак и смутный гул.

Мало-помалу усталость взяла верх над волей: итальянцы, не исключая и часового, заснули. Во сне все трое грезили о родной стороне, о ее голубых горах и ласковом море, о своих близких. А офицеру почему-то всю ночь грезилось красивое женское личико и ясные глаза с чистым девичьим взором…

Проснулись берсальеры на рассвете и, недолго думая, порешили сейчас же пуститься в путь; они знали, что их войска, разбившие арабов, намеревались вернуться к морскому берегу. Таким образом, каждый час запоздания отдалял отбившихся солдат от их товарищей и подвергал все большей и большей опасности попасть в руки арабов.

Сориентировавшись по компасу, берсальеры тронулись в путь. Через очень короткий промежуток времени они чуть не наткнулись на небольшой лагерь бедуинов, так называемый дуар из пяти или шести небрежно устроенных палаток. Население дуара, считавшее себя в полной безопасности, спало. В двух шагах от палаток на сочной лужайке лежали и дремали корабли пустыни — длинноногие верблюды породы «мехари», считающиеся лучшими бегунами. Едва завидев верблюдов, итальянцы решили завладеть тремя из них: на верблюдах гораздо легче пробираться по пустыне чем пешком.

Сказано — сделано: они подкрались к верблюдам, водрузили на них валявшиеся тут же седла, подняли животных на ноги, и пришпорив, погнали прочь от дуара. Естественно, что вся эта операция не могла пройти бесшумно: один из верблюдов принялся реветь, в дуаре проснулись люди, поднялась тревога, и бедуины погнались за беглецами. Берсальеры славятся как великолепные пехотинцы. Но наездники, да еще «мехаристы» они, надо признаться, неважные. И бедуины, которых насчитывалось до десятка, стали скоро нагонять беглецов, осыпая их пулями издали. Бой казался неравным: против троих берсальеров выступало восемь бедуинов. Но итальянцы не растерялись и, придержав своих верблюдов, начали отстреливаться. После обмена первыми же залпами сказались их умение владеть оружием, выдержка, хладнокровие: итальянцы меткими пулями осадили двух бедуинов, приблизившихся на слишком близкое расстояние.

В свою очередь пуля какого-то бедуина угодила в голову верблюда, на котором ехал Раймондо Дарти, и верблюд растянулся на песке. Солдат вылетел из седла, но, сделав прыжок, ухитрился стать на ноги. В несколько прыжков он добежал до верблюда, на котором восседал Блевио Блеви. Тот подал товарищу руку и втащил его к себе, на горб верблюда. А тем временем лейтенант, бывший отличным стрелком, двумя последовательными выстрелами сбил с верблюдов еще двух преследователей.

Однако жестокий урон, который понесли бедуины, не остановил их: с дикими криками они подскакали к беглецам и, бросив разряженные ружья, пытались сорвать итальянцев с верблюжьих горбов тонкими длинными пиками.

— Берегись! — крикнул Блеви товарищу. — Эти черти хотят проткнуть тебя пикой.

— Береги свой язык, длинноногий, — ответил Раймондо. — Они как раз загонят тебе зубочистку!

Почти одновременно грянули три выстрела — и словно ветром сорвало с седел троих бедуинов. В строю оставался только один. Но, увидев гибель своих товарищей, он круто повернул своего мехари и помчался к дуару, оглашая воздух гортанным криком.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.