Институт Сверхъестественного, Магии и Ворожбы

Кулагина Любовь

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Институт Сверхъестественного, Магии и Ворожбы (Кулагина Любовь)

Глава 1

Когда тебе всего 14 лет, ты не смотря ни на что, всё ещё веришь в чудо. Так и я листая летом учебник истории, сидя в парке на скамье, начала познавать роль домовых в исходах войн. Первое моё впечатление, что меня наглым образом разыграл продавец книг. Вчерашний параграф был абсолютно нормальный, с датами и сухими фактами, а этот мне показался просто чудесным. Легкий, незабываемым и конечно же волшебным. Отложив учебник, задумалась над тем, что теперь делать. Искать продавца? Просто нереально. Пять дней до школы осталось, а потому их пруд пруди. Но что же мне всё-таки делать?

Перелистала учебник вновь и обнаружила на первых страницах то, что ещё вчера там не было. Весь учебник стал историей «Как братья наши из загранья, помогают человечеству».

— Чудеса, — тихо пробормотала я и огляделась.

Никто не обращает на меня внимания. Очень хорошо. И я стала изучать диковинную книгу. В самом конце имелась надпись.

«Приветствуем и поздравляем, Вы попали в число видящих. Просьба позвонить нам и сообщить, понравилась ли книга и встречали ли Вы уже существ упомянутых на её страницах? Номер спрятан и покажется лишь магически одарённым. Удачи в поисках. Ваш Институт Сверхъестественного, Магии и Ворожбы.»

То есть и эту надпись вижу только я? Номер, значит? Лады, найдём.

Стала перелистывать. На первый взгляд. Может прищуриться? Бред. Закрыла книгу и осмотрелась. К проходящим мимо людям подходить не особо-то и хотелось, а вот сидящая мама с ребенком, вроде ничего. Решившись, встала и подошла к ней.

— Здравствуйте, не могли бы вы мне помочь?

— Здравствуй. Что у тебя?

— Книга.

— Хм. Вижу. И что за книга?

— Да вот история и вот, — открыла последнюю страницу и жду.

— И что? Тираж, художники? Что-то не понятно? — женщина была явно сбита с толку, что вообще я от неё хочу.

Повернула книгу к себе и стала искать. Но кроме надписи прочитанной мною ранее, ничего не видела. Стандартный набор со списком авторов и так далее отсутствовал. Значит, написанное правда.

— Обалдеть, — произнесла в слух и поспешила к своей скамье, на ходу извинившись.

Теперь номер. Блин, это выходит, если я его найду, то у меня есть магические способности. Так, спокойно. Дышим, Рен, глубоко и спокойно. Фух. Приступим.

Спустя два часа я его всё же нашла. Номер уютно располагался на картинку с пентаграммами. Набрала и затаила дыхание в ожидании гудков. А потом четыре невероятно долгих протяжных звука. Меня охватила паника, что если это всё же розыгрыш? И я сейчас звоню на чей-то телефон и непременно произнесу лабуду. А мой номер? Он же отобразиться и я, даже если сейчас сброшу, всё равно останусь в пропущенных. Черт! Что делать?

— Я вас слушаю, — раздался немного шипящий голос.

— З-здраствуйте. Эт-это…

— Что же так робко? Не бойтесь, я же вас не съем, в конце-то концов по телефону это не возможно.

Черт. Эти слова врезались мне в голову и развернулась ужасающая картинка в которой меня как раз пожирают через телефон.

— Ну же, девушка.

Господи, и правда чего это я? Быстро скажу и если рассмеются, просто положу трубку.

— Это Институт Сверхъестественного, Магии и Ворожбы?

— Да.

— А?

— Ваше имя, милочка?

— Рен. А вы?

— Вопросы потом. Рен, а дальше?

— Соловьёва Рен Дмитриевна, — ответила, а потом подумала зачем сказала?

— Отлично, теперь, где ты сейчас находишься?

— В парке, — и зачем ей это знать, кстати голос вполне мог принадлежать и мужчине.

— В каком? — тем временем продолжали допрос.

— В галерейном.

— Дай угадаю, западная часть?

— Дааа, — я даже огляделась в поисках говорящих по телефону, но никого не заметила.

— Сейчас к тебе прибудет наш сотрудник, чтобы сопроводить в институт для более подробного разъяснения и выяснения твоих личных данных. Ожидай.

— И сколько ждать?

— Меньше чем ты думаешь, — усмехнулись на той стороне и мне опять стало не по себе.

Резко встав, собиралась убежать домой.

— Рен, ты увидела номер и всё ещё сомневаешься в своих способностях?

— Да.

— Честность это хорошо. Но всё же она немного лишняя в нашем мире.

— А вы кто?

— Оператор. Можно Опер. И кстати оглянись.

Что я и сделала. Передо мной стоял высокий мужчина, ну совершенно не внушающий доверие.

— Это и есть наш сотрудник. Ник, делай то, что он говорит и вы быстро прибудете на место, только не бойся и не убегай. Тем более, что адрес твой мы уже знаем, — и звонок оборвался.

Стою, моргаю, на дядю пялюсь.

— Ну, здравствуй, Рен. Я Ник, — я смогла лишь кивнуть в знак приветствия. — По какому хоть учебнику нас обнаружила?

Подняла на уровень его глаз книгу.

— Хм. Долго номер искала?

— Ага, часа два.

— Нууу, это не долго, — заверил мужчина. — Некоторые по полгода умудряются просматривать, а мы потом разбирайся. Понимаешь, — доверительно шепнул мне этот дядька и стал каким-то теплым, добрым. — Мы ж вам учебник нормальный только в институте выдаём, и если не звоните, то как мы это сделаем? Вот и ходят некоторые, — он улыбнулся и тихо рассмеявшись продолжил. — И рассказывают как домовой Ерёма спас своего непутёвого хозяина и человека из него сделал.

Я тоже невольно улыбнулась и наконец спокойно рассмотрела его. Высокий, с темными длинными волосами в кожаной жилетке, синей рубашке и темных джинсах, крепко стоял в огромных ботинках. Интересно ему не жарко, лето всё таки. Он протянул мне свою огромную ручищу украшенную татушками, цепями и кольцами.

— Готова постигать магию?

— Не особо, — честно призналась я.

Мужчина рассмеялся и обрадовал.

— Когда дойдем, тебе, всё же придётся взять мою руку, ну или хотя бы крепко схватиться за рукав. Хорошо?

Я кивнула и мы отправились по парковой дорожке к центру. Неожиданно он шагнул на газон и подойдя к огромному дереву, махнул мне. Пришлось подходить.

— Прибыли.

Глаза сами собой стали круглыми-круглыми.

— Куда?

— Как? Я же тебе говорил. Держись за локоть, только не отпускай, что бы ты ни услышала и увидела, поняла? — и подставляет свою руку.

Для надёжности обхватила двумя руками и стала смотреть, что он будет делать дальше. Любопытство страшная вещь, особенно такое как у меня. А Ник тем временем три раза постучал по стволу, что-то послушал и мы обошли дерево. Раздался щелчок, звон монет и шепот. Из слов произнесённых мужчиной расслышали лишь «ворожбы».

Не успев задать ни одного вопроса, мы вновь обошли дерево и встали с той же стороны, к которой подошли изначально. И вот когда остановились, чудо-то и произошло. Из воздуха к нам потянулась тонкая коричневого цвета рука. Моё тело покрылось мурашками и я ещё крепче вцепившись в Ника, с ужасом наблюдая, как он обхватывает эту самую, висящую в воздухе, кисть и нас куда-то тянет.

Тьма, за которой последовал целый калейдоскоп красок, резко сменился реальностью. Мы стояли в каком-то тусклом помещении, от чего я стала быстро моргать, чтобы привыкнуть и хоть что-нибудь видеть.

— Ты как?

На этот вопрос я лишь пожала плечами. Да я сейчас сама себе-то не смогла бы ответить. Одно знала точно — я чувствую себя странно.

— Не мутит? — продолжал аккуратно расспрашивать Ник.

— Нет.

— Отлично. Тогда идём.

В незнакомом месте я просто побоялась потеряться, учитывая волшебное событие, от чего и не отпустила Ника, а всё также крепко держалась за его локоть.

Он привел меня в приёмную. Это было понятно по мягким стульям вдоль стены и мягких кресел со столиками с другой. А в самом торце длинного помещения, находился стол, за которым сидел сухонький мужичек. Определить сколько ему лет я не могла. Лицо вроде и с морщинами, но в то же время их было недостаточно, чтобы назвать стариком. А вот форма мне показалась знакомой. Бардовая основа пиджака с синими вставками и позолоченными пуговицами, кипельно белая рубашка, выглядывала в мир своим воротником и кончиками рукавов. Я окрестила его секретарь. Ну, вот кем он ещё мог являться? Так что это секретарь даже не поднял головы, когда мы вошли, всё продолжал возиться с бесконечной стопкой каких-то документов.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.