Человек, которого нет

Ловелл Марша

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Человек, которого нет (Ловелл Марша)

Пролог

— Стой!

Рука Лорин безвольно повисла в воздухе, совсем немного не дотянувшись до свисавшей с потолка веревки выключателя.

— Кто здесь? — спросила она и стала напряженно всматриваться в темноту, пытаясь определить, кто кроме нее находится в комнате. Лорин чувствовала, что кто-то постоянно наблюдает за ней.

— Кто здесь? Это ты, Джимми?

Джимми Хендерсон, который был старше почти всех детей, приходивших в библиотеку, очень любил всевозможные проказы. Его любимой проделкой было спрятаться где-нибудь в темной комнате и, дождавшись, когда кто-нибудь, ничего не подозревая, зайдет туда, ошарашить его шумом и криками.

— Это не смешно, Джимми. Ты выбрал неудачное время. Зачем залезать в библиотеку, если она закрывается? Интересно, что бы ты стал делать, если бы я ушла домой? Сегодня пятница, и до самого понедельника здесь никого не будет. Твои родители разнервничаются, а ты будешь сидеть здесь голодный и ждать, пока не наступит понедельник и кто-нибудь не выпустит тебя.

Из темноты послышался тихий, с легким присвистом смех. Лорин вздрогнула. Не похоже на смех десятилетнего сорванца. Ее руки и ноги покрылись гусиной кожей, и она стала тереть ладонями предплечья. Неожиданно ее внимание привлек какой-то резкий звук — как будто что-то с силой ударило по стеклу. Окно на мгновение осветилось. Лорин обернулась, но ничего не увидела. По-видимому, ветер качнул стоявшее рядом с библиотекой дерево, и одна из веток ударила в окно.

— К-кто здесь? — нерешительно произнесла она. — Я спрашиваю, кто здесь. — Сердце Лорин билось, как птица в клетке. — Это не смешно, — повторила она, — и вы переходите все границы. Библиотека закрыта. Пожалуйста, выходите — или я буду вынуждена позвать полицию.

В ответ снова прозвучал смех — на этот раз грубый и резкий. Через несколько минут он оборвался, и вновь воцарилась тишина, нарушаемая только какими-то странными, едва слышными шорохами — как будто кто-то вытирал пыль.

Лорин вновь начала вглядываться в темноту. Снова ничего, кроме теней и каких-то неясных очертаний.

Эта комната обычно использовалась как кладовая. Туда сносили ненужные книги, бумаги, столы, стулья, полки и прочее. Таких вещей было довольно много.

Внезапно Лорин почувствовала, как что-то прикоснулось к ее руке. Взглянув вверх, она обнаружила, что рука все еще протянута к веревке выключателя. А что, если… — шевельнулась у нее в голове мысль. — Ведь кем бы он ни был, он не может видеть в темноте лучше, чем я.

— Не двигаться! — На этот раз голос раздался ближе и звучал значительно более угрожающе.

Надо было оставить дверь открытой, чтобы сюда проходил свет из коридора, — подумала Лорин, по-прежнему всматриваясь в темноту в попытке разглядеть непрошеного гостя. Этот затянувшийся розыгрыш начал ее утомлять. Резко повернувшись, она направилась к двери. Когда до свободы оставалось всего несколько шагов, дверь с шумом захлопнулась. Лорин овладел животный страх. Впрочем, она не совсем потеряла способность соображать, а экстремальность ситуации подхлестывала мысль. Но кем бы ни был этот человек, она сумеет постоять за себя.

— Что вам здесь надо?

— Странный вопрос. Если я здесь, с книгами, то, наверное, хочу получить какую-то информацию. — Фраза резко оборвалась. Лорин молчала. Она решила дать незнакомцу выговориться. — Или же я хочу саму библиотекаршу. — Незнакомец вновь разразился ужасным хохотом.

Опасность удесятеряет силы. Лорин расставила ноги и присела, готовясь к отражению атаки, которая могла последовать в любой момент. Но опасность нагрянула не оттуда, откуда она ожидала. Внезапно одна тяжелая рука опустилась сзади на ее шею, а другая заломила ей руки за спину.

— У, шлюха, — грубо сказал незнакомец. — Теперь ты больше мне не опасна.

Почувствовав у себя на затылке его горячее дыхание, Лорин съежилась. Господи, неужели он хочет меня изнасиловать? — пронеслось в ее голове.

— Я не… не такая, как вы сказали, — ответила она.

— Правда? — с издевкой переспросил он. — А в городе все говорят, что ты грязная шлюха, которая спит с мексиканцами.

Незнакомец был пьян и явно не был храбрецом. Зачем иначе он стал бы дожидаться ее в темной кладовой, да еще накачиваться виски?

Однако это не делало его слова менее обидными для Лорин. Почему все ее так называют? Да, единственный человек, с которым она встречалась еще около полугода назад, был мексиканцем. Ну и что? Рауль Эстевес — так его звали — был добрым, трудолюбивым, образованным человеком. Он преподавал в местном университете и пользовался всеобщим уважением. Сейчас Рауль Эстевес был мертв. Его убили в апреле, вместе с двумя другими людьми.

Кому и зачем понадобилось организовывать это покушение, так и осталось тайной. Да, человек, который был ей глубоко симпатичен, погиб, однако ее вины в этом нет. Утверждать обратное значило бы приписывать себе сверхъестественные качества, способность давать людям жизнь и смерть, что является исключительной привилегией Господа.

— Это ложь! — с негодованием сказала Лорин, пытаясь освободиться от руки, державшей ее за горло. — Рауля уважал весь город.

Незнакомец резко потянул ее назад. Одновременно он сильнее сжал ей горло, и на последнюю фразу воздуха уже не хватило.

— Все знают, что ты блудлива, как кошка. С каким удовольствием я выпустил бы тебе кишки!

Он заламывал ей руки все сильнее, и Лорин была вынуждена подняться на носки. Ее руки дрожали от напряжения, а ноги были вытянуты настолько, что ступни, казалось, вот-вот оторвутся. Лорин с трудом ловила ртом воздух.

— Я никому не изменяла, — прерывающимся от боли голосом сказала она. Я вообще не понимаю, о чем вы говорите. Пожалуйста, отпустите меня. Мне очень больно.

— Больно? — Незнакомец засмеялся. — Мне доставляет удовольствие это слышать. А ведь ночь еще только началась…

— Что вам нужно? Я вас даже не знаю…

Рука незнакомца вновь сжала ей горло, и Лорин, почувствовала, что задыхается. Должен быть какой-то способ освободиться, думала она. Сделать это, правда, было нелегко. Заломив ей руки за спину, незнакомец держал их так, что любое резкое движение могло повредить плечевые суставы, после чего Лорин лишилась бы последней возможности защищаться.

Лорин хорошо знала все эти приемы. Она изучила их еще в колледже, когда проходила курс самозащиты. Ходить ночью по университетскому городку было небезопасно, и каждая девушка должна была уметь продержаться до тех пор, пока не подоспеет помощь.

Незнакомец явно рассчитывал взять Лорин на испуг. Частично он достиг своей цели. Похоже, он очень хорошо все продумал, но не учел роста Лорин, а также ее ловкости, в свое время немало поражавшей инструктора.

Наклонившись к Лорин, незнакомец стал подробно, явно смакуя каждое слово, рассказывать, что он собирается сделать с ней перед тем, как убить. Однако увлекшись своим рассказом, он ослабил хватку, и Лорин получила возможность немного передохнуть. Придя в себя, она согнула ногу в колене и, резко выбросив ее назад, ударила незнакомца острым каблуком.

Его рука непроизвольно сжалась, и Лорин почувствовала, что проваливается куда-то в темноту.

Я умираю! Я умираю! Нет! Этого нельзя допустить! Нельзя позволить этому человеку задушить себя, как курицу, предназначенную для воскресного обеда. Надо бороться. Вперед!

Сознание близкой смерти придало Лорин силы, и она в отчаянном порыве попыталась освободиться. Ошеломленный ее действиями, незнакомец разжал руки, и она оказалась на свободе. Лорин упала на колени и провела рукой по полу, пытаясь нащупать туфли. Найдя их и взяв в руки, она выставила вперед каблуки и, угрожая ими незнакомцу, как оружием, на мгновение остановилась, а затем стремительно бросилась к двери. Только захлопнув ее и повернув ключ в замочной скважине, она почувствовала себя в безопасности.

Стоя за дверью, незнакомец осыпал ее проклятиями. Его голос был так ужасен, что даже сейчас, когда их разделяла массивная запертая дверь, его слова вызывали у нее панический страх. Она молча слушала, не в силах пошевелиться.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.