Зловещая долина

Далин Максим Андреевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Максим Андреевич Далин

Максим Андреевич Далин

Зловещая долина

Благодарю великолепную Марию за помощь, которой нет цены

— …Бедная девочка! — вздохнул он.

— Это не девочка, а кукла, — сказал чиновник… Юрий Олеша

Меня будит пение флейты — и, выплывая из тёплой глубины сна, я слышу невесомые шажки Клодии. Она подходит, садится на край постели. От неё веет прохладным запахом духов, апельсиновым шампунем и, еле уловимо, озоном.

— Привет, Робби, — говорит Клодия с еле заметной улыбкой. — День настал, босс, и петушок пропел давно.

Я киваю, беру её за руку — ладонь тепла и нежна, штатная влажность, ногти короткие, покрыты матовым лаком телесного цвета, новое тоненькое колечко на безымянном пальце. Целую ладонь: поверхность в норме, температура в норме, всё хорошо. Улыбаюсь.

— У секретарши должны быть длиннющие ногти, Кло. Когда же ты их организуешь?

Морщит носик — показывает очередной новый штришок, молодец. Я отмечаю, что надо будет расспросить о том, как прошла ночь, Клодия рапортует:

— Типсы мешают работать с клавиатурой, босс. Но если вы прикажете, босс, я буду преодолевать трудности. Героически.

Ирония. Они учатся иронизировать уже на первом году «жизни», но чем дальше, тем тоньше. Обычный утренний тест подходит к концу.

— У тебя новые духи?

Мечтательно взмахивает ресницами — ну, это старая наработка, ещё моя. Её любимая.

— «Всадница ветра», номер 748 по каталогу «ГолдПарфюм». Хорошо пахнут? Или синтезировать другие?

— Оставь эти, малютка, — притягиваю её к себе, чтобы поцеловать всерьёз. Мята поцелуя почти не разрушает иллюзии… впрочем, кому это иллюзия? Мне это иллюзия?

Все эти грёзы и иллюзии — для простых пользователей. А я — сам Пигмалион, она — моя первая Галатея, мой инженерный шедевр: я сам её выстраивал — от микросхем до кудрей и складочек псевдодермы.

И я люблю её. Машину, ага.

— Нет времени на любовь, босс, — говорит Клодия. — С утра получили заказ.

Заказ — это серьёзно. И не так уж и часто. Я одеваюсь, пока моя Галатея читает вслух полученное от заказчика письмо.

«Пигмалион-М» — фирма совсем небольшая и небогатая. Но и не бедствующая. Мы эксклюзивны, мы такие одни, мы экзотичны и экстравагантны, нас уважают и боятся. Несколько раз порывались запретить — но у нас есть козырь в рукаве.

Видимо, дело в том, что мы — лучшие. Мы — настолько лучшие, что непопулярны, нелюбимы и кажемся диссидентами в бизнесе, который ведём. Всё-таки, психологически непростой бизнес.

А заказ снова частный. Общественного признания нам не дождаться. Галатей большей частью заказывают такие же отщепенцы, как и мы сами.

Как и я. В общем, те, кто восхищается человекоподобными машинами с очень особыми свойствами. Те, кто может оценить одновременно человекоподобие и нечеловечность.

Это специфический вывих психики. Редкий. Нормальные, так сказать, люди крутят пальцами у виска, скрывая мурашки жути. В прессе обсуждалось, не раз. Общественное мнение пришло к выводу, что мы — психи средней степени опасности. Дом любого из нас оборудован, как полигон. Территория «Пигмалион-М» и вовсе напоминает сверхсекретную военную базу, при том, что на военных мы не работаем принципиально и на спецслужбы тоже, хотя время от времени их представители тянут к нам загребущие лапы. По настоятельным требованиям представителей нашего просвещённого общества, все эти защитные системы защищают не нас, а общество от нас, ежели что.

Самое забавное, что к мехам, в сущности, относятся нормально. К обычным мехам, к тому, что в обиходе с давних времён называется «роботами». Уже присмотрелись, как к любой бытовой технике — да мехи и есть бытовая техника. Типичный мех… ну, да, механический модификат человека — заточен под полсотни простых операций, для них у него имеются съёмные манипуляторы. Пылесос, кухонный комбайн, посудомоечная машина, портативная конструкция для мытья автомобиля — всё такое; сам мех — ходюшка разной степени забавности. Впрочем, «ноги» им приделывают редко, «ноги» хрупки и жрут слишком много энергии. К тому же, глядя, как дешёвый мех с «ногами» пытается преодолеть лестницу или пандус, не дай Бог, можно заплакать от жалости. Сервомоторы внутри воют и визжат, щёлкают датчики проприоцепции — а он, бедолага, всё тыкает и тыкает «ногой» в ступеньку на сантиметр ниже её рабочей поверхности, не в состоянии согнуть «колено» под другим углом. С пандусом ещё забавнее — мех делает неловкий шаг наверх и съезжает на два вниз, всё с тем же писком и треском динамических систем, в которых всё возмущается и идёт вразнос.

Гусенички плюс манипуляторы — другое дело: мех превращается в миниатюрный домашний танк. Проходит везде, на нём ездит кот. Облегчение тяжкого труда домохозяйки, домовой, комнатный эльф, правильная прислуга, стоит недорого, многофункционален… Чего же вам ещё, хороняки?

Нам — надо ещё.

Мехи «Пигмалион-М» или Галатеи, как называется наша торговая марка — ИскИны, что на грани фола. Душу им заменяет самообучающийся нейристорный блок, прошитый сокращёнными и модифицированными «законами роботехники», знаменитыми с давних времён так же, как и слово «робот». Мех не смеет причинить вред человеку и должен, не нарушая этой заповеди, заботиться о своей безопасности — и крайне желательно выполнять приказы человека, не противоречащие прошитой этике и здравому смыслу. Всё. Остальное — гибкая схема поведения. Если прописать «недопущение вреда бездействием», любой ИскИн приходит к неизбежному логичному выводу, что главный вред человеку приносит его личная свобода, позволяющая губить себя, всех вокруг и окружающую среду. Если прописать необходимость выполнения приказов — ИскИнов клинит и циклит на противоречивых установках разных людей.

Надёжнее дать им думать самим. Думают они хорошо. Настолько хорошо, что с ними не связываются обычные пользователи. Этика Галатей среднему обывателю не по нутру. Наши машины — суровые ребята. К тому же, их поведение базировано на принципе удовольствия, на смоделированных почти человеческих эмоциях — не будь у ИскИна эмоций, он бы не функционировал вообще: зачем, если нет стимула? А если есть эмоции — есть симпатии и антипатии, капризы машины, своеобразные в высокой степени.

Уже факт ИскИна, искусственного интеллекта у «роботов», тяжело прощают его изготовителям, но «Пигмалион-М» известен не только этим. Мы создаём электронно-механических Галатей обоего пола, в высшей степени человекоподобных мехов — вот где главная беда.

Очень человекоподобных. Жителей зловещей долины.

Зловещей долиной с давних времён зовут резкий спад восторга, вызываемого красивыми куклами, когда те куклы становятся опасно похожими на человеческие существа. От избыточного человекоподобия восторг перед прекрасной куклой спадает настолько, что превращается в жуть, отвращение, ненависть. «Оно — неживое!» — обывателя передёргивает, когда он понимает, что перед ним мех, а не существо из плоти и крови. Ага, кошмарная подделка, механический мертвяк.

Нам говорят: «А вы стилизуйте, стилизуйте. Да придайте вы им мультяшный вид, пластмассовый лоск, вставляйте глазки со звёздочками, не прописывайте динамический стереотип так подробно — чтобы издалека было видно, что мех идёт. Сами порадуетесь — будут разлетаться, как горячие пирожки». Но нам не надо, чтобы как пирожки. Нам надо совершенства.

А совершенство обитает в зловещей долине.

Сымитировать дыхание — совершенно несложно технически, тем более, что им всё равно нужно воздушное охлаждение: тело греется, его температуру надо поддерживать на 36,6 С, а нейристорный мозг лучше всего работает при 34 С. Дышать любым мехам — логично, хотя большинство фирм предпочитает более простые системы поддува. А вот кровоточат только наши: в верхнем слое искусственной дермы — капсулы красителя, когда наше дитя поцарапается — это выглядит красиво и достоверно. За это на нас подавали в суд уже раз пять. Проигрывали истцы; мы знаем, что делаем и зачем.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.