Детсадовская история

Светличная Лариса Владимировна

Серия: Приключения Мили [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Детсадовская история (Светличная Лариса)

ГЛАВА 1

Никогда не стирайте шубу в стиральной машинке! Даже если очень захочется, все равно не стирайте! Даже если шуба очень грязная! Мне захотелось постирать грязную шубу, и теперь после стирки она раскинулась передо мной совершенно чистая, нежно пахнущая стиральным порошком, но, к моему бескрайнему огорчению, совершенно непригодная для носки. Моя старая стиральная машинка, которая уже пятый год находилась при смерти, и работала исключительно по своему желанию, а чаще нежеланию, любую программу, указанную в инструкции, игнорировала и стирала три часа. Шубе очень не повезло: после отжима и сушки она уменьшилась в размерах и стала хрустеть, как конфетная обертка.

Что делать с такой неприятной неожиданностью я не знала, несмотря на свой, надеюсь, высокий интеллект, многочисленные таланты и ученую степень доктора наук. Спрашивать у подруг советы мне совсем не хотелось, они меня и так считали не сильно нормальной, а Елена, если вдруг узнает про шубу, будет поминать такой шикарный случай каждый божий день до моей могилы. Если я никому ничего не скажу, то никто ничего и не узнает. Сделав такой справедливый вывод, я пошла в аптеку, потому что решила, что шубу надо лечить. А что? Лечат же сухую кожу. Если принять за аксиому, что шуба сделана из кожи, на которой растут волосы, то ее можно смягчить тем же самым, что и любую кожу. Тогда она перестанет хрустеть и примет нормальный размер, который на меня налезет. Можно было, разумеется, выкинуть невезучую шубу, но это противоречило моим твердым убеждениям бережного отношения к халяве.

Шубу мне вчера подарили соседи с третьего этажа, которые затеяли генеральную уборку. Грязную шубу у них рука не поднялась выбросить, а я решила ее реабилитировать, и вот чем все закончилось. Хоть у меня и рост сто шестьдесят два сантиметра, и вес сорок шесть килограммов, но постиранная шуба на меня все равно не натянется, если не предпринять решительных действий.

В аптеке среди всех средств по уходу за кожей, я остановилась на вазелине. Сей препарат подкупил меня своей доступной ценой и большим объемом банки. Затарившись вазелином, я вернулась к шубе, и застала на ней свою кошку. Милка искала самое чистое место в квартире, где можно было бы полежать, и выбрала шубу.

— Милка, брысь! Я не могла и вообразить, что ты уснешь на чистой шубе!

«У тебя плохое воображение, хозяйка!» — лениво махнула хвостом кошка, продолжая лежать на месте.

— У тебя совершенно нет стыда!

«Зато я наглая».

— Зато я сильнее! — я подняла кошку и заглянула в ее сонные глаза.

«Насилие над животным!» — мявкнула кошка.

— Поговори у меня!

Кошка, которую я выпустила на пол, не ушла, а села рядом со мной и стала наблюдать, чем занимается ее не очень адекватная хозяйка. А хозяйка отковыряла подкладку и мазала шубу изнутри вазелином. Хрустеть шуба действительно перестала, но и свой прежний размер не вернула. Надо было придумать что-то еще.

— Милка, как ты думаешь, если шубу одной стороной привязать к шкафу, а к другой стороне привесить утюг, она растянется?

Кошка уставилась на меня, осмысливая проблему.

— Не растянется? А если что-нибудь потяжелее прицепить? К утюгу добавить сковородку и чайник? С водой.

Кошка против идеи не возражала, но свернулась клубком, напоминая, что на дворе час ночи. Так мы с ней и уснули рядышком на диване, укрывшись шубой.

Мне снились чудесные сны. В окна влетали рулоны дорогих обоев и сами собой клеились на стены. В дверь важно входила новая мебель. На потолке покачивалась та самая люстра, которую я недавно видела в магазине, но посмотрела на цену и сбежала. Нет, подумала я, столько денег я за люстру не отдам даже во сне. Люстра обиделась и улетела. После погрома и пожара в моей квартире я могла видеть сны только о ремонте. К сожалению, до недавнего времени денег на внеплановый ремонт у меня не было. Да и откуда им взяться у преподавателя университета, честно живущего на зарплату? Студенческие анекдоты на тему: «деньги в зачетку, и я ставлю вам экзамен» не про меня. От студентов я имею цветы на первое сентября, иногда перепадают коробки конфет, но они съедаются, не отходя от кассы, на нашей дружной кафедре.

Когда мне исполнился двадцать один год, я решила поиграть в самостоятельность, и переехала от родителей в эту однокомнатную квартиру, которая досталась в наследство. Родители тогда честно предупредили, что помогут материально только в том случае, если я опухну с голоду. Они сказали, что если я считаю себя взрослой, то и вести себя должна соответственно. Пришлось зарабатывать самой. Я и подумать не могла, что это настолько сложно. В то время я уже окончила университет, а через несколько лет стала доктором наук. Голова у меня всегда хорошо соображала, и я с легкостью решала любые проблемы кроме одной — где взять деньги?

Видимо, небо все-таки услышало мои молитвы, потому что недавно я почти честно заработала за несколько дней очень неплохую сумму. В глубине души я знала, что нельзя заработать деньги почти честно, как нельзя быть почти девственницей или чуть-чуть беременной. Но наличие суммы, во много раз превышающей мою зарплату, заставило замолчать голос совести. Этот голос затаился, и не смел мне даже слова против сказать.

Из райского сна о ремонте я была выдернута телефонным звонком. Раньше у меня не было телефона, но получив большие деньги, я его купила. Я сунула голову под шубу, но телефон не замолкал, и пришлось взять трубку. Кому я могла понадобиться в час ночи?

— Алло, — сонно пробормотала я.

— Миля, это ты?!

— Привет, Яна. Конечно, это я… А ты кому звонишь?

— Я тебя разбудила? Ты спишь?

— Чаще всего я сплю именно ночью…

— Миля, я срочно должна тебя увидеть! Ты где?

— Яночка, а можно утром? Обещаю, что никуда не денусь.

Из трубки донеслись рыдания. Это было так не похоже на мою сдержанную подругу Яну, что я сдалась.

— Ладно, приезжай. Заодно зайди в круглосуточный супермаркет и купи черничный йогурт для моей кошки, а то я забыла.

— Вообще-то я уже купила. И приехала. И почему у тебя дверь открыта? — Янка заглянула из прихожей в комнату и загрохотала каким-то ящиком, который, кажется, уронила.

Я вылезла из-под шубы и включила свет. Мы с Яной обе и кошка тоже зажмурились, привыкая к неяркому освещению пыльной лампочки в старой люстре.

— Это шутка такая? Чего тогда звонишь, раз уже пришла? — проворчала я. — И ящики развалила. Сама-то целая? Ничего не сломала?

— Я думала, что тебя нет дома. У тебя дверь открыта…

— У меня она всегда открыта. Забыла? Ты у меня редкий гость, подруга. И внеплановый.

Я поняла, что уже не усну и пошла на кухню. Там был такой же бардак, как и во всей квартире, у меня все было готово к началу ремонта, только это начало все время откладывалось на неопределенное время. Пока я заваривала чай, Янка сидела на табуретке и молчала, наверное, собиралась с мыслями.

Что могло случиться у Яны? Последнее её большое приключение произошло, когда ей было восемнадцать лет — она тогда вышла замуж. Замужем Яна пробыла ровно один день. Я всегда уважала женщин с сильным характером, а после того случая всем стало ясно, что характер у Яны железный.

С Яной мы знакомы с детства, вместе учились в музыкальной школе, сидели за одной партой на уроках сольфеджио. У меня обнаружился абсолютный слух, и она списывала у меня все музыкальные диктанты. За это она помогала разучивать пьесы, которые мне задавали по предмету «общее фортепьяно». Я училась по классу скрипки, а всех скрипачей в обязательном порядке учат еще играть и на рояле. Яна играла на фортепьяно с пяти лет, и конечно делала это значительно лучше меня. Догнать ее мне технически не удалось, но благодаря ее урокам, я играю вполне прилично.

Кроме музыкальной школы Яна занималась еще какими-то разными восточными единоборствами, никак не могу запомнить их названия. Начиналось это вполне безобидно: сначала она просто жала эспандер для укрепления пальцев рук, чтобы с силой стучать по клавишам пианино. Потом она решила укрепляться дальше, и пошла в секцию. Руки Яна укрепила до такой степени, что однажды с одного удара выбила все зубы пристававшему к ней на темной улице с недобрыми целями мужику. Больше к Яне в нашем районе никто не приставал.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.