Котёл

Варгаши Ласло

Жанр: Современная проза  Проза  Юмористическая проза  Юмор    Автор: Варгаши Ласло   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Котёл ( Варгаши Ласло)

Часть первая

1

Уроженец Ивано-Франковщины, Дима Пузокряк, тридцати четырех лет, вынужден был мотаться по заработкам в основном в Россию, поскольку его супруга Мирослава каждые три года рожала ему двоих детей. Большинство женщин Галичины так поступали, начиная с 1948 года, когда многие семьи были выселены в Сибирь отцом народов за пособничество бандформированием и борьбу с советской властью.

Тогда бандеровцы днем работали на фабриках, заводах, в колхозах, а ночью, взяв автомат в руки, шли убивать представителей советской власти. Зародившаяся ненависть к старшему брату укоренилась в генах, и с тех пор не было и не могло быть мира между русскими и западными украинцами, исключая Закарпатье, где обитают русины. Дима был пастухом, дровосеком, дворником, подметал улицы, выгребал бытовую грязь и чесал зад председателю колхоза, у которого был такой живот, что достать до мотни собственными руками, он не мог, а чтобы воспользоваться газетой после того, как… не могло быть и речи.

Пузокряк этим занимался целых семь лет и казалось, был доволен судьбой. Если у председателя случался понос и были испачканы кальсоны, Пузокряк снимал их бережно с хозяина, стирал, сушил и нюхал, не исходит ли от них чего. Когда колхоз развалился, он подался в Россию. Это было просто. Достаточно сесть на поезд Ивано-Франковск-Москва, пройти таможенный контроль, и ты в десять утра уже в Москве. Овечий кожух и баранья шапка сразу выдавали его, и милиция тут же подходила, спрашивала документы.

Жена Димы Мирослава, настоящая патриотка, считала, что долг каждой бандерки рожать как можно больше детей, особенно мужского пола. Худо-бедно, но государство заботилось о детях, выплачивало пособия на каждого поросенка, то бишь ребенка, в довольно значительных суммах. Кроме того, у Галичины должна быть своя мощная армия.

— Война с москалями непременно начнется, не сегодня, дык завтра, — утверждала Мирослава в кругу близких, родственников и соседей, и ее поддерживали домашние, знакомые, соседи, кто помнил Степку Бандеру и даже представители властных структур. Некоторые работники властных структур тоже грешили: днем сидели в уютных креслах, а по ночам шли поджигать колхозные фермы.

Дима, муж Мирославы, разделял любовь супруги к бандеровцам и ненависть к москалям, поскольку он с детства привык к тому во всех бедах великого народа Галичины, потомков польской шляхты, виноваты москали. Нет дождя две-три недели — москали виноваты, идет дождь, не переставая две-три недели, москали виноваты, закололо в боку, опять же москали проклятые виноваты. Зомбированное населения Галичины верило в Степана Бандеру, сокрушалось, что он не дожил до наших дней, когда слово бандер превратилось из ругательного в почетное, в чем опять же, москали виноваты.

Дима Пузокряк часто уезжал на заработки в Россию, работал среди своих врагов москалей, но ничего крамольного в них не находил, и только расстраивался. Они угощали его православной и даже закуской и куревом, он, молча, протягивал руку, опрокидывал стакан, яростно курил и затягивал какую-нибудь песенку о ридной неньке Украине.

— Дима, давай еще! Нам нравятся хохлацкие песни, — просили коллеги по работе.

— Не хохол я вовсе, — изрекал Дима и громко сморкался.

— А кто же ты?

— Бандер, праправнук Степки Бандеры, слыхали про такого?

— Нет, — сказали ребята. — Да и неинтересен он нам.

— Это великий полководец, ваш Суворов в пятки ему не годится. Впрочем, кто такой Бандера вы еще узнаете, м…

— Договаривай. Ты хотел сказать: москали, так? Так мы и есть москали, и гордимся этим.

— Ну и я горжусь тем, что я бандер. Давайте на этом поставим точку.

Он уходил в другое помещение, на другой этаж, рвал окурок на мелкие кусочки, приговаривая: вот так и вас я буду крушить, москали проклятые.

***

Заканчивался третий месяц, надо было, как говорится, сматывать удочки. Пузокряк даже радовался этому. Жена Мирослава родила шестого бойца уже два месяца тому и теперь готова к новому зачатию. Да и он придет не с пустыми руками. Три-четыре тысячи долларов у него в кармане. Сел на киевском вокзале в Москве и глядишь, через сутки с гаком он уже в столице родной области, а там автобусом и домик из дерева кругляка елью пахнет.

В этот раз не только Мирослава, но и земляки встретили его, словно он вернулся из сталинских Сибирских лагерей, ведь он работал во враждебной стране, среди москалей, которые, конечно же, издевались над ним. Он только Мирославе сказал правду, что никто над ним не издевался, а землякам говорил, что его заставляли отрабатывать две смены, а фиксировали только одну, что плохо кормили, что он мерз в вагоне с выбитыми стеклами, лежа на голых досках.

— Ничего, дружок, — сказал местный активист Микуляк, — больше тебе не придется мыть портянки москалям. Наш великий друг дядя сэм, что за океаном, возлагает на таких, как мы с тобой, определенные надежды. Сейчас во Львове, Тернополе и под Киевом организованы школы молодого бойца. Там отлично кормят, хорошо платят, а опытные американские солдаты проводят инструктажи ближнего и дальнего боя. Ну как?

— Слава Украине, — произнес Дима, и это означало, что он с радостью принимает предложение.

— Слава Украине, — подтвердил один из будущих командиров Майдана Березина.

Эта новость поразила многих мужчин, в том числе и молодых. Каждый хотел записаться в тайную школу по подготовке молодого бойца, которым придется воевать конечно же с москалями.

В этот вечер была пьянка-гулянка, были и девочки гуцулки, они с удовольствием пошли на контакт с бойцами за вильну Украину и не побоялись забеременеть, так как это было почетно, особенно если родишь молодого будущего бойца.

— Кохайтеся черноброви Та не с москалями, Бо москали чужи люды Роблять лыхо с вами,

— продекларировал Березина. — А с нами можно, мы свои, мы бандеры, и вы, девочки — бандерки. Обнажайтесь, я разрешаю. Кто родит будущего бойца, получит премию.

Горячие девушки гуцулки, которые уже были в такой ситуации и не один раз, стали показывать пример молодым, быстро обнажились и принялись расстегивать молнию на брюках кавалеров, которых они сами выбрали.

Дима достался высокой, краснощекой, широкой в плечах бандерке с металлическими зубами во рту, которая тут же предупредила: откушу. Но Дима не ударил лицом в грязь, он запустил когти в ее шары и сдавил так, что проститутка Тытьяна вскрикнула, и только потом вогнал свой тупой меч в ее лоно. Она снова вскрикнула, после чего произнесла: Слава Украине!

Оргия довольно быстро закончилась: бандеры и бандерки, испытав величайшее наслаждение, протрезвели, а что делать дальше, никто не знал.

— Ты, Березина, наш вождь. Думай, чем бы нам еще заняться? — Спросил его уроженец Львова Шкиль. — Я предлагаю пымать нескольких москалей и москалек, они любят отдыхать в нашей Яремче и доставить их люда. Тут мы с ими проведем ксперимент.

— Это было бы просто здорово, — сказал Микуляк. — Надо, шоб вона была не старше двадцати. Пусть обслуживает троих…одновременно. Это делается так. Один — в рот, второй — куда положено, третий — в попу.

— А шо делать с мужиком — москалем?

— Пусть он осеменяет козу или свинью, а ты Дима буш играть на скрипке.

Всем понравился замысел Березина, дело было за малым. Надо было найти такую пару. Для этой важной операции были отправлены пять бойцов, будущих учеников школы сопротивления москалям, будущих майдановцев на поиски москалей. Ребята без нашивок на рукавах отправились по городу, но уже смеркалось, улицы опустели, дороги оголились — ни одного живого человека, ни одной козы, тем более свиньи в великом городе Яремча днем с огнем не сыскать.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.