Мой неидеальный мужчина!!!

Полежаева Инна Анатольевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мой неидеальный мужчина!!! (Полежаева Инна)

Я, зевая, тащилась в женскую консультацию. Не, не пугайтесь, я не беременная, просто, раз мой ИП Сердюк дал мне отпуск, ажно цельную неделю и отпускных ажно две тысячи рублей, то главное что? Выспаться и сходить в больничку, потому что в будни некогда. А на Турцию и Египет денег ни фига нет. А жаль. Радовал тот факт, что мне не надо биться за талон в нашей совдеповской больнице. Потому как уже давно я хожу к гинекологу Марие Гизбаевне. Понятия не имею, кто она по национальности, но тетка она классная. По-моему, она раньше всех узнала, что я начала вести ту самую жизнь, после которой частенько захаживают к гинекологу. Я даже помню свой первый визит. Тогда я не знала, что на кресле железные штуки по бокам ни фига не подлокотники. И села как положено: ноги пошире, а руки вложила в железные держатели (куда нормальные тетки ноги кладут). Короче, ржала Мария Гизбаевна надо мной долго. А талон брать не нужно, потому мы с ней договариваемся заранее, она мне говорит время, и я прихожу. Это, так сказать, бонус постоянного клиента.

Еще меня радовало, что переться недалеко. Благо, я живу в центре своего микрорайона, то бишь вблизи от паспортного, всех поликлиник, налоговой и т.д. Короче, рядом со всеми местами, где нужно забить очередь с шести утра и стоять насмерть, отбиваясь от слабых и немощных бабушек.

Я зевнула. Блин, и чего она назначила на восемь? Не могла на одиннадцать что ли? Я решила в отпуске подлечить свои «прекрасные» зубы, чтобы не покупать лет через пять «Корегу», ну заодно и к гинекологу завернуть. А то не была уж почти год.

Так-то на улице было классно. Лето, солнце. Пекло еще не началось, утром было прохладно. Мамы тащили малышню в садик, машины образовали затор на перекрестке. Один мужик, высунув тело в окно, крыл матом другого мужика. Тот не стал лезть в окно, а дверь открыл. Я уж приготовилась смотреть бой, но ни фига. Загорелся зеленый, и два матерящихся дядьки по-тихому стали трогаться с места, сунувшись на место в машины. Возле урны бомж бережно сминал банки из-под пива, дворник в оранжевой тужурке мел мусор почему-то только по дорожке. А на газонах валялись бутылки, бумажки… То ли платят ему только за дорожки, то ли зарплата такая, что энтузиазма хватает только на них. Нда, утро в России… На ум пришел Есенин:

Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!» Я скажу: «Не надо рая, Дайте родину мою».

И правда что, люблю Россию! Тут я увидела очередь из бабушек, мамочек с колясками, тетенек. Они стояли на крыльце женской консультации и отчаянно орали, пытаясь разобраться, кто крайний.

– Ну, етить-переетить…- пробубнила я. Не. Если б не договоренность с врачихой, фиг бы я стала тут биться на крыльце. А еще говорят, что мэр проехал и всем пилюлей надавал за очереди. Знала б его номер, набрала бы. Пусть приедет, полюбуется.

Когда «врата в рай» открылись, Господи прости, ну, дверь в больницу, поток хлынул внутрь. Я вроде как в стороне стояла, но меня тоже серой массой утащило внутрь. Я сразу рванула на второй этаж, пока под дверью врача, как курицы на насесте, не собрались тетки с талонами.

У дверей никого не было. Я постучала в дверь и заглянула.

– Здравствуйте, Наташа! – радостно пискнула я.

Наташа – это медсестра. По утрам она готовит кабинет к приему пациентов. Тащит сюда перчатки, тампоны и всякую муть гинекологическую.

– Здравствуй, Риточка! Проходи, можешь пока раздеваться!

Я согласно кивнула, но сразу раздеваться не стала. Был такой случай в моей жизни, разделась, залезла в кресло, а пришел какой-то дяхан что-то взять. Понятно, что он врач, так мне и лет тогда было маловато, стеснялась я. Я думала, залезу под кресло от стыда.

Немного помявшись, я разулась, прошла за ширму, стянула с себя юбку и стала ждать. В коридоре послышался мужской голос. И еще какой! М-м-м-м, сразу представила себе этакого Бандероса в белом халате, с большими руками хирурга. Мое воображение пошло дальше! Вот сейчас он зайдет и скажет, что моя врачиха заболела, или нет… уехала на Кипр… ну, путевку неожиданно выиграла, короче! И вот, он зайдет, увидит меня и влюбится! И все! И уволюсь я нафиг, и буду счастлива!!! Когда я с блаженной улыбкой, слушала затихающий в конце коридора голос, открылась дверь и в кабинет вошла Мария Гизбаевна.

– О! Уже тут! А чего стоишь босиком и в трусах посреди кабинета?

– А?… а… здра-а-асьти!

– Здрасьти-здрасьти!

– А я вас жду!

– Лезь в кресло! Ну что? Не беременная?

– Вы чего? – я аж чуть не упала, запутавшись в трусах, – нет, конечно! От кого?!

– Сколько секса не было?

– Не помню… давно… – я грустно вздохнула.

Мария Гизбаевна тоже.

– А жаль! Ищи себе паренька постоянного!

– Хде? У вас тут нет случайно? Мож интерн какой завалялся???

– Ага! Тебе Лобанова или Романенко?

– Нее-е-е, мне бы какого-нить Джонни Деппа что ли…

Мария Гизбаевна глянула на меня поверх очков, усердно натягивая перчатки.

– Тогда тебе надо в аэропорт.

– Зачем?

– На самолет до Америки.

Я похихикала. После осмотра, пока я одевалась, врач дала мне инструкции, когда и как забрать результаты анализов, приговаривая, что по внешнему виду все хорошо. Кошмар. Вот это работа. Весь день смотреть на «внешний вид». Фу-у-у-у, лучше работать у ИП Сидорчука, впаривая бытовую технику.

Я вышла из кабинета, там уже собралась приличная кучка тетек, которые загудели, как только я вышла. Видимо битва в очереди продолжалась.

Я спускалась по лестнице и думала про то, что нет у меня второй половинки. А хотелось бы. В это время меня кто-то толкнул:

– Извините, – и рванул дальше… кто-то долговязый и щуплый, еще и в очках.

– Смотри куда прешь… – хотела сказать «слон». Глянула в его тощую спину, и решила – не стоит… И тут мне показались эти вихры на затылке знакомыми…

– Эй, Горев, ты что ль?

Щуплый кудлатый очкарик обернулся и уставился на меня, замерев на ступеньке, как цапля.

– Любавина? Привет! – он улыбнулся. Ну надо же, у него еще и ямочки есть на щеках… А я-то думала совсем тяжелый случай. Это мой одноклассник! Ботан, блин. Еще и списывать не давал… Причем именно мне, гад.

– А ты чё это, Горев, беременный что ли?

– А?

– Бэ! Чего говорю, делаешь в женской консультации?

– У меня здесь вообще-то мама работает…

– Да? Она ж у тебя работала в поликлинике… восьмой что ли? – мы стали спускаться вместе. Я повела носом в сторону ботана, хм-м-м, а пахнет приятно.

– Работала, но уже пару лет как сюда пригласили ее лаборантом.

– Понятно. Ну, а ты как? Женат? – я спросила и чуть не хихикнула, ясен перец, не женат.

– Был женат, развелся…

– ЧёёёёёёОООО???

– Развелся, а что? – причем он это говорил таким… таким тоном, блин, бесячим. Еще и пальцем указательным очки поправил, у-у-у, ботан. Как так, а? Такой тощий, в очках и уже был женат. А я такая вся раскрасавица и одинокая. Хотя, смотря какая там жена была… вот в чем вопрос.

– И почему развелись? Она плохая, да? – спросила я, когда малость отошла от шока. В это время мы подошли к регистратуре, и я услышала тот самый голос, который заставил меня мечтать о принце. Ну, я и обернулась!

– Етишь твою… – вырвалось у меня. Голос принадлежал дядьке лет пятидесяти али больше, с большой лысой башкой и красными огромными ручищами.

– Не ругайся, – на автомате вставил Горев, открывая передо мной дверь. Вот так, ботан и джентльмен. Редкое нынче сочетание.

– Вырвалось. Испугалась, очень уж громко дядька говорил… так о чем мы? Почему развелись-то?

Мы стояли на крыльце женской консультации.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.