Ренн-ле-Шато. Вестготы, катары, тамплиеры: секрет еретиков

Блюм Жан

Серия: Историческая библиотека [0]
Жанр: История  Научно-образовательная    2007 год   Автор: Блюм Жан   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ренн-ле-Шато. Вестготы, катары, тамплиеры: секрет еретиков (Блюм Жан) Моей дочери Мари-Виолетт хмурившейся при чтении четвертой главы. В знак любви и нежности. * * * Слова благодарности

О моем намерении написать книгу, посвященную «делу Ренн-ле-Шато», знали немногие, однако неизменное внимание и дружеская поддержка этих людей сопутствовали мне во всех начинаниях.

Эрудиция Сони Моро не раз спасала меня от ошибок и оплошностей. Ее благожелательное ко мне отношение не мешало ей беспощадно расправляться с найденными огрехами: «Ваш труд будут критиковать за одно лишь содержание, поэтому, по крайней мере, воздержитесь от неточностей в изложении фактов!» Спасибо вам, Соня.

Ореол таинственности, окружавший личность Алена Фераля, навсегда останется в моей памяти. Чувствовалось, что этот человек обсуждает со мной лишь немногое из того, что знает сам об интересующем меня деле. Однако он великодушно делился знаниями и настаивал на продолжении поисков. Благодарю вас, Ален.

Многочисленные работы Татьяны Клецки-Прадер, в том числе и составленный ею путеводитель по Ренн-ле-Шато, помогли мне в ходе этого расследования: в них я нашел информацию о различных эпизодах волнующего меня дела, а также сведения о героях, придавших этой истории особую остроту и пикантность. Ее муж, неисправимый насмешник Андре Прадер, в прошлом управляющий компании, считает, что «мистерия Ренн-ле-Шато» более смахивает на пьесу, изобилующую неожиданными сюжетными ходами; в его глазах такое произведение заслуживает колких насмешек. Я приношу благодарность этой семейной паре за то, что они делились со мной своими соображениями и не раз советовали придать данному детективному экскурсу то или иное направление.

С большой симпатией отнесся к моим изысканиям глава общества «Земли Реде», писатель Эмиль Соньер; обойти молчанием его благосклонное внимание было бы с моей стороны черной неблагодарностью.

Симона Эскюр ознакомилась с этим текстом накануне его отправки в издательство, поэтому у меня не было возможности учесть ее советы и пожелания. Симона охотно делилась своими замечаниями в ходе работ над. предшествующими произведениями, за что я ей сердечно признателен.

Попутно я желал бы обратиться к «товарищам по оружию», увлеченным поисками всего необычного, с которыми я из года в год обменивался идеями насчет разрабатываемой мной темы. Взяв в руки эту книгу, они узнают, что таил в себе манускрипт, хотя, возможно, некоторые из них не согласятся с моими доводами и умозаключениями. Мои благодарственные слова обращены к Элизабет Ван Бюрен, Клэр Корбю-Каптье, Селии Брук, Жану де Ринье, Марселю и Антуану Каптье, Урбену де Ларуану…

Этот список будет неполным, если не упомянуть о некоторых друзьях, чьих имен я не могу назвать. Они не согласны с моими выводами и, возможно, осудят это произведение. Тем не менее их твердая вера в свои убеждения заслуживает глубокого уважения. Со своей стороны, я хочу уверить их в том, что подобные разногласия никоим образом не повлияют на наши искренние дружеские отношения.

Бесконечное терпение, старание и понимание — те качества, без которых невозможно справиться с утомительнейшей работой: повторным чтением оригинала, проверкой машинописного текста, окончательным набором произведения. Все это вновь выпало на долю моей терпеливой, старательной и понимающей жены, не раз помогавшей мне при создании предшествующих произведений. Спасибо тебе, Жанетта.

Слова благодарности я обращаю к священнику, уже пребывающему в той обители любви и красоты, о которой он проповедовал на протяжении всего своего земного пути. За ваше благорасположение, а также за некоторые признания, спасибо вам, господин аббат.

Разумеется, особую признательность я желал бы выразить еще одному священнику: аббату Беранже Соньеру. Каким актерским талантом, каким режиссерским чутьем обладал этот человек! Роялист, живший во времена господства республиканцев. Священник, чей образ жизни несколько отличался от других верующих…

Наконец, я приношу благодарность краю Разе, ревностно хранящему свои тайны, о которых известно всем и каждому.

К ЧИТАТЕЛЮ

Жизненный путь аббата Соньера — деревенского священника, ставшего в конце XIX века обладателем несметных сокровищ, — вызывает неизменное любопытство читателя: в его истории есть все то, на чем построен хороший детективный роман. Впрочем, внимательное изучение фактов и знакомство с персонажами этого «романа» позволяют понять, что за внешней театральностью «дела Ренн-ле-Шато» скрываются серьезные политические и религиозные мотивы. Чтобы предпринять серьезное исследование, касающееся столь деликатных тем, прежде всего следует отказаться от любых априорных утверждений.

На наш взгляд, переплетение политических фактов и теологических представлений, лежащее в основе этой истории, абсолютно неспособно поколебать ту врожденную религиозность, что сопровождает человека с первых дней его становления. Однако некоторые люди (вероятно, в пылу расследования) позволяют себе неосторожные высказывания и утверждения насчет того или иного религиозного учения. Авторы и участники «дела Ренн-ле-Шато» причисляют себя к различным теологическим и философским системам, но мы даем слово, что наш образ мыслей ни в коей мере не затронет их убеждения.

В «деле Ренн-ле-Шато», как нам кажется, безраздельно властвуют два человека. Первый из них — лицо, довольно известное в начале века. Но мы начнем наш рассказ со второго, не менее знаменитого героя. Отвести ему первое место в повествовании будет логичнее и с точки зрения хронологии событий.

«Отважное решение — и довольно опасная цель», — может заметить читатель. Вне всякого сомнения. Ничего не поделаешь: невозможно огласить приговор по «делу Ренн-ле-Шато», не вызвав в суд первого, основного свидетеля.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Сумма, истраченная аббатом Соньером в течение двадцати двух лет, в пересчете на современные деньги может быть приравнена к трем миллиардам сантимов, — пожалуй, это веское доказательство того, священник жил в достатке, заметно превышающем доходы простого деревенского кюре.

Нет ничего удивительного в том, что в конце этой авантюры священника подвергли наказанию «suspens a divinis» (запрет на богослужение), отчего в дело пришлось вмешаться Римской курии. Монсеньору епископу не пришлась по вкусу двойная бухгалтерия аббата: согласно ей, стоимость огромного владения Соньера (вилла, башня в неоготическом стиле и роскошный благоухающий сад, где росли редкие виды деревьев) целиком и полностью окупалась денежными суммами, полученными от случайных, зачастую анонимных дарителей. В ответ на обвинение епископа священник воспользовался своими связями с высокопоставленными лицами, негласно одобрявшими его образ жизни. Ведь во владениях аббата Соньера побывали и французский министр, и австрийский эрцгерцог, и прославленная оперная певица. В поместье их всегда ожидал теплый прием, к их услугам было превосходное шампанское и ром, доставляемый с Мартиники… что, разумеется, вызывало закономерный вопрос: откуда мог появиться источник столь богатой и вольготной жизни?

Беранже Соньер родился в 1852 году. Став в 1879 году священнослужителем, молодой викарий отправился в Але-ле-Бен. Спустя некоторое время он получил место кюре в деревушке Кла, после чего, 1 июня 1885 года, последовало следующее назначение: место кюре в деревне Ренн-ле-Шато. На первый взгляд тридцатитрехлетний служитель церкви мог показаться неотесанным простолюдином, однако высокий лоб и живые черные глаза говорили о страстной душе, скрывающейся под грубоватой внешностью. Некоторые из прихожан признавали, что священник не был лишен и своеобразного обаяния.

Что представляло собой небольшое селение Ренн-ле-Шато? Деревушка на вершине холма, к которой вела одна лишь тропинка для мулов, насчитывала две сотни жителей. Ветхий дом священника, изрядно сдавший в борьбе с дождями, и полуразрушенная церковь — вот что встретило аббата на новом месте службы… Церковное начальство не баловало молодого кюре: паства нуждается в духовном пастыре не только в процветающих центрах, но и в укромных, большей частью обедневших уголках страны.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.